ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Блок Александр Александрович - Будет день - и свершится великое... - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Фаллон Дженнифер

Дитя Демона или Хроники Хизрун - 3. Харшини


 

Здесь выложена электронная книга Дитя Демона или Хроники Хизрун - 3. Харшини автора, которого зовут Фаллон Дженнифер. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Фаллон Дженнифер - Дитя Демона или Хроники Хизрун - 3. Харшини.

Размер файла: 391.22 KB

Скачать бесплатно книгу: Фаллон Дженнифер - Дитя Демона или Хроники Хизрун - 3. Харшини



Дитя Демона или Хроники Хизрун – 3


«Харшини»: ООО «Издательство ACT»: ОАО «ЛЮКС»; Москва; 2004
ISBN 5-17-025016-9, 5-9660-0187-1
Оригинал: Jennifer Fallon, “Harshini”
Перевод: Е. Кирцидели
Аннотация
…Сбылось древнее пророчество, которому лучше бы и вовсе не сбываться. Рождено на свет дитя демона — последний из великого, легендарного народа харшини. Тот — или та — кому предстоит навеки изменить судьбу мира и стать оплотом и защитой королевства Медалон. Королевства долгие столетия процветавшего под властью Сестринской общины — но ныне переживающего одновременно и нашествие врагов, и восстание язычников-еретиков. Судьбу уже не остановить, ей просто надлежит свершиться! И теперь время свершения настало. Настала пора, когда дитя демона Р'шейл должна, наконец, сделать выбор — примет ли она сторону первичных богов — или их противника, бога-демона. От этого выбора зависит не только будущее королевства Медалон, но и грядущее всех людей и харшини.
Дженнифер Фаллон
Харшини
(Дитя Демона или Хроники Хитрии — 3)
Часть первая
НАВСТРЕЧУ ОПАСНОСТИ
Глава 1

Коранделлен ти Ортин, последний король харшини, ждал, пока закончится концерт, чтобы покинуть амфитеатр в центре Убежища и вернуться в свои покои. Но сначала он поздравил исполнителей. С восхищением, отметив удачные декорации, в которых магические объекты непринужденно сочетались с предметами обихода, он любезно поблагодарил их за проделанную работу. Король проходил, улыбаясь, помахивая руками, и мерцающие сумерки, почти не отличимые в этом волшебном месте от ночи, спускались в долину. Над невидимым городом возвышались изящные, слегка посеребренные вечером белые шпили Убежища. Люди отчаянно хотели быть счастливыми, и он со своей стороны сделал все, чтобы они думали, что он тоже счастлив.
Безмятежное время, отмеренное Убежищу, заканчивалось. И Коранделлен чувствовал это лучше, чем любой другой харшини. Радость стала преходящей; бодрость — иллюзорной. Время харшини истекало, и только Коранделлен знал, насколько оно близко к концу.
Ну, может быть, еще Шананара. Она присоединилась к нему, одетая в длинное свободное платье — такие платья носило большинство харшини, — чем слегка удивила его. Шананара в последнее время постоянно исчезала из Убежища, и он уже привык видеть ее в кожаных одеяниях наездницы драконов. Его сестра обычно интересовалась делами смертных больше, чем он. Повсюду носиться с дитя демона, вызывая восхищение всего мира, да собирать последние сплетни — вот что интересовало Шананару. Непринужденно взяв его под руку, она прошла с ним в апартаменты и, дождавшись, пока двери бесшумно закроются за их спиной, заговорила:
— Позволь мне помочь тебе, Коран.
Король вздохнул, наконец, опустив плечи, а маска жизнелюбия сползла с усталого лица, и было видно, насколько же он изможден.
— Нет. Ты ничем не поможешь, Шанан, — проговорил он, устраивая свое длинное туловище в изящном резном кресле, что стояло у распахнутой на балкон двери. Через открытые окна в комнату вливался звонкий голос водопада. Вечерний воздух благоухал, как всегда. — Ты нужна мне для другого дела.
— Ничего другого не будет, если ты не выдержишь, — предупредила она. — Позволь мне взять часть этой ноши. Или тебе нравится быть мучеником?
Он устало усмехнулся. Без сомнения — она опять была у людей. По ее манере говорить всегда можно было догадаться, с кем из смертных она общалась.
— Нет, сестра, мученичество меня не привлекает. Но если я погибну, править нашим народом придется тебе. Помогая мне сейчас, ты, может быть, и облегчишь мою ношу, но скоро тебе понадобятся все твои силы. Только дитя демона может снять эту ношу с моих плеч.
Шананара упала в одно из кресел, что стояли напротив окна.
— Дитя демона? Эта ненадежная, избалованная соплячка-атеистка с половиной человеческой крови? Если ты считаешь, что только от нее зависит наше спасение, брат, то мы обречены.
— Не стоит говорить о ней так грубо, дорогая. Р'шейл будет делать то, что должна.
— Она будет делать только то, что нужно ей, и не больше. Боюсь, что даже боги не знают, станет ли она тем, кем ей предназначено быть.
— И все же нам придется положиться именно на нее.
— Тогда позволь мне вернуть ее.
— Сюда? В Убежище? Да зачем?
— Если ты не хочешь позволить мне облегчить твою ношу, пусть это сделает Р'шейл. Боги видят — она достаточно сильна для этого. Позволь мне вернуть ее, Коран. Пусть она тащит этот груз, хотя бы пока ты не отдохнешь. Затем ты сможешь снова принять его на себя, а Р'шейл пусть делает свое дело.
Король покачал головой.
— Все идет, как должно идти, Шананара. Не надо вмешиваться.
— Да что идет-то? — фыркнула она. — Где это написано, что ты должен надрываться, удерживая Убежище вне времени, пока дитя демона сидит, сложа руки и гадает, верит она в то, что мы существуем, или нет?
— Ты же не видела Р'шейл к концу ее пребывания у нас. А она многому выучилась.
— Она не знает и малой толики того, что ей нужно знать. И кто это смог научить ее всему? Брэк?
— А мне казалось, ты расположена к нему.
— Так и есть, но я не выбрала бы его в наставники дитя демона. Он ее даже не любит. И определенно не доверяет ей.
— В Хитрии она обучится всему, что ей нужно.
— Но станет ли Р'шейл учиться? Она с таким же успехом может заняться и чем-нибудь другим.
— Ты слишком сильно печешься об этом, Шанан. Такие дела обычно решаются сами собой. Р'шейл примет свою судьбу и научится тому, что ей понадобится.
— До или после того, как харшини погибнут, брат? — Наклонившись вперед, она пристально посмотрела на него, будто пытаясь проникнуть в глубину его души. — Последователи Хафисты держат в своих руках Медалон. Защитники сдались на милость Кариена. Хитрия на грани гражданской войны, и Фардонния вооружается, готовясь к нападению. А ты начинаешь уставать. Я вижу это по твоим глазам. Ты постоянно дрожишь и даже не замечаешь этого. У тебя больные глаза. Твоя аура подернута черным. Стоит тебе хоть на мгновение ослабить контроль над чарами, которые удерживают Убежище вне времени, и жрецы Хафисты узнают, где мы. И если это случится, ты сможешь по пальцам одной руки сосчитать, через сколько дней кариенцы окажутся у наших ворот.
— Р'шейл разделается с Хафистой прежде, чем это случится, — уверил он ее.
— Хотела бы я верить в нее так же, как ты. Но сколько у нас времени, Коран? Надолго ли хватит твоих сил?
— Я продержусь столько, сколько понадобится.
Она упала обратно в кресло, признав свое поражение.
— Ну, тогда я могу только молить богов, чтобы они даровали нам это время.
— Дитя демона сделает то, что должна.
Шананара не выглядела убежденной.
— Ты ставишь слишком многое на эту дикую полукровку.
Король харшини утомленно кивнул.
— Ты права, Шананара, но, к сожалению, эта дикая полукровка — наша последняя надежда.
Глава 2

Свадьба Дамиана Вулфблэйда, военлорда Кракандара, и ее светлости Адрины, принцессы Фардоннской, состоялась на маленьком, открытом всем ветрам холме на севере Медалона. Дул резкий ледяной ветер. Прошло не более двух недель с того дня, когда невеста неожиданно стала вдовой.
На низком, затянутом мглой небе неподвижно висели мрачные облака. Невеста только что не сияла, хотя была наряжена во взятую взаймы белую рубаху и темные шерстяные штаны. Жених тоже смотрелся весьма забавно в поношенных боевых одеждах. Гости были либо ошеломлены, либо восхищены — в зависимости от того, откуда они были родом.
Обряд бракосочетания совершал высокий важный защитник — капитан, судя по знакам отличия на одежде. Он чопорно зачитывал деловитые и очень неромантичные свадебные обеты Медалона, а дерзкий ветер срывал слова с его губ и тут же уносил прочь. Свадьба происходила лишь потому, что этого потребовало дитя демона, и формальной процедуры — лишь бы она была законной — для Р'шейл было вполне достаточно. У нее не было ни времени, ни желания разводить церемонии.
— Скорее всего, все это пустая трата времени, — проворчал Брэк, хмуро наблюдавший за свадьбой.
— Почему? — тихо отозвалась Р'шейл, не спуская глаз с жениха и невесты, будто они могли как-то ухитриться и избежать своей судьбы, если она отвернется.
— Эта свадьба ничего не значит, пока ты не попадешь в Гринхарбор и не убедишь Верховного Арриона в законности медалонской церемонии, — объяснил он.
— Главу Лиги чародеев?
— Верховный Аррион — единокровная сестра Дамиана.
— Ее это не слишком-то обрадует, правда?
— Даже если не брать в расчет, что она беспокоится о нем, как о своем брате или наследнике Высочайшего Принца, он все равно рискует очень многим.
— Но согласись, Брэк, это лучшее из того, что возможно. Свадьба установит мир между Хитрией и Фардоннией. Ничем другим мы бы этого не добились.
Брэк оставался при своем мнении.
— Все еще сто раз может пойти вкривь и вкось, Р'шейл.
— Нет, все пойдет как надо.
Он посмотрел на нее.
— Я говорю, все пойдет как надо!
— Я поражен тем, что Зигарнальд позволил тебе это.
— Бог войны торжественно обещал мне, что не будет вмешиваться. Кроме того, он будет думать, что появился хороший повод для войны.
— Это потому, что это действительно хороший повод для войны, Р'шейл, — отметил Брэк.
— Только на первый взгляд.
Брэк лишь покачал головой, глядя на ее безрассудное упрямство, и переключил свое внимание на церемонию. Она уже почти закончилась. Денджон призывал богов благословить союз: Кальяну — благословить любовью, Желанну — благословить детьми. Его голос звучал не очень уверенно, но на упоминании богов, хотя бы нескольких, настояла Р'шейл. Лично она не считала, что это имеет большое значение, но Дамиан и Адрина были язычниками, и значение здесь имело только то, во что верили они. Один из них или они оба могут попытаться отказаться от этого союза, если оставить им хоть одну лазейку.
Под жидкие аплодисменты собравшихся защитников и хитрианцев Денджон объявил союз вступившим в силу. Новобрачные, повернувшись к толпе, улыбались с лицемерной непринужденностью актеров, с детства привыкших работать на публику. Они спустились с холма и двинулись в сторону Р'шейл и Брэка. Р'шейл вздрогнула, и вовсе не от холода.
— Насколько же сильна Лига чародеев?
— В смысле политики или магии?
— Меня интересует и то и другое.
— Магия, которой они владеют, тебя не должна тревожить. Они пытаются достучаться до тех же сил, что и мы, но добиваются этого годами учебы, а не благодаря врожденным способностям. Все делается заклинаниями и чарами и при небольшом участии богов. А вот политически они представляют одну из главных сил Хитрии.
— И если Верховный Аррион публично одобрит этот союз, военлорды признают его?
— Они не станут открыто протестовать, но на их одобрение тоже рассчитывать не стоит.
— Значит, нужно, чтобы Лига чародеев была на нашей стороне.
— Несомненно.
Р'шейл кивнула, уже занятая мыслями о том, как привлечь Верховного Арриона на свою сторону. И еще короля Фардоннии. Брэк мог бы столковаться с ним. На самом деле она подозревала, что ему это придется по нраву. У нее только что в глазах не рябило от разнообразных возможностей, стоящих перед ней. Интриги были для нее как воздух — одно из неизбежных следствий того, что ты выросла среди сестер Клинка.
— Ну вот, все и готово, — раздался голос Дамиана, подошедшего к ним вместе с Адриной.
— Не правда ли, он настоящий романтик? — пожаловалась Адрина. — Мы так здесь и будем стоять до посинения? Я замерзла. Я мерзну каждый раз, как выхожу замуж.
— Нам надо возвращаться в лагерь. Денджон приказал поварам приготовить для вас свадебный пир.
— Полагаю, эту пищу мне не приходилось есть ни разу в жизни, — пробурчала Адрина.
— Ты ведь не собираешься успокоиться, не так ли? — поинтересовалась Р'шейл.
Принцесса неохотно уступила.
— Хорошо, я приложу все усилия, чтобы оценить по заслугам хлопоты хозяев.
— Полагаю, что этого тебе точно не приходилось делать ни разу в жизни, — вкрадчиво заметил Дамиан.
«Военлорд получает удовольствие от опасностей», — отметила Р'шейл, поймав взгляд, брошенный на него Адриной. Она извинилась перед невестой и женихом и оставила их на Брэка, а сама ускользнула, чтобы поговорить с Денджоном.
— Спасибо, капитан.
— Мне кажется, Р'шейл, сегодня я нарушил все законы, какие мог. Ты уверена, что это было необходимо?
— Несомненно. Теперь Хитрия и Фардонния не ударят нам в спину, пока мы будем разбираться с кариенцами.
— Хотелось бы, чтобы ты была права. Я-то не уверен, что женитьба хитрианского военлорда на фардоннке сильно поможет Медалону. Особенно такого военлорда, который последние десять лет промышлял в основном кражей коров на пастбищах на нашей границе.
— Теперь этот военлорд на нашей стороне, Денджон.
— Приходится поверить тебе на слово. В общем-то, он кажется достаточно благоразумным.
Она улыбнулась, прикидывая, как бы Дамиан отнесся к такому сомнительному комплименту.
— Не бойся. В конце концов все выйдет как надо.
— Надеюсь, что ты права, дитя демона.
Времени на то, чтобы выбранить капитана за употребление ненавистного имени, у Р'шейл уже не было. Ее отвлекло волнение, поднявшееся с приближением защитника, бегущего прямо к ним от линии шатров и выкрикивающего ее имя.
— Что случилось? — требовательно спросила она, когда защитник, наконец, пробился к ней через толпу гостей.
— Тарджа, — выпалил молодой человек. — Он проснулся.
Р'шейл первой влетела в лазаретный шатер. Сметая всех на своем пути, она подлетела к соломенному тюфяку, на котором в дальнем углу шатра лежал Тарджа, пытаясь освободиться от стянувших его веревок.
— Тарджа?
Он повернулся на звук голоса, но, похоже, не узнал ее. Тарджа уже не был мертвенно-бледен, он выглядел так, словно внутри у него бушевала битва. Темные волосы свалялись, лоб в каплях испарины. Грубые серые армейские одеяла, которыми его накрыли, превратились в спутанный комок.
— Тарджа? Это я, Р'шейл.
В ответ он только сильнее рванул держащие его путы, не обращая внимания на то, что веревки на запястьях, казалось, скоро задымятся. Отчаянно вскрикнув, она кинулась ослабить их, чтобы облегчить его страдания.
— Р'шейл! Не надо!
Брэк подбежал к ней и с состраданием поглядел на Тарджу. За ним подоспели Дамиан и Адрина.
— Посмотри, что он делает с собой, Брэк! Нельзя же оставлять его здесь, связанного, как дикого зверя!
— Если ты освободишь его, он может навредить себе еще сильнее, — предостерег ее Брэк. — Пока он во власти демонов, ему лучше оставаться связанным.
— Демонов? — в ужасе выдохнула Адрина. — Ты хочешь сказать, что он одержимый?
— Можно сказать и так, — пожал плечами харшини.
— Это ему не на пользу.
— Только это и дает ему шанс выжить, — парировала Р'шейл, не обращая внимания на бестактность Адрины. — Сколько еще это продлится, Брэк?
— Если повезет, то уже не долго, — ответил тот. — Он проснулся. Это добрый знак.
— А как демоны узнают, что пора оставить его?
— Дранимир почувствует, когда в них не будет нужды. Как только все наладится, слияние распадется и все собратья последуют за ним.
— Если повезет, — недоверчиво повторил Дамиан. — Ты хочешь сказать — нет гарантии, что кто-нибудь из них не останется в нем? — Он пристально посмотрел на Тарджу и повернулся к Адрине. — Если случится, дорогая, что я получу смертельную рану в битве, а харшини предложат излечить меня, вселив в меня демонов, — позволь мне умереть.
— На этот счет не беспокойся, Дамиан. Если в битве тебя смертельно ранят, для меня не будет большей радости, чем позволить тебе умереть спокойно.
— Прекратите! — нетерпеливо прикрикнула Р'шейл. — Я сыта по горло вами обоими! Убирайтесь!
Молодожены отцепились друг от друга и испуганно уставились на нее.
— Извини, Р'шейл…
— Уходите.
Не сказав больше ни слова, военлорд с невестой поспешно ретировались из лазарета. Р'шейл переключила свое внимание на Тарджу, который тем временем опять потерял сознание.
— Должен сказать тебе, Р'шейл, — заметил Брэк, когда новобрачные удалились, — что если эти двое держат в руках судьбы Хитрии и Фардоннии, то нам будет нелегко.
— Им придется подрасти, — нетерпеливо кивнула Р'шейл. Ей было не до них. Сейчас ее больше волновал Тарджа. — Нельзя ли что-нибудь сделать для него?
— Нет, пока вместо крови, которую он потерял, в нем слияние демонов, — ответил Брэк.
— Сколько еще ждать?
— Никто не может сказать этого. Но он крепкий парень. Если кто и в состоянии пережить подобное, то это Тарджа.
Минуту она смотрела, как размеренно вздымается и опускается грудь спящего.
— Я каждый день просыпаюсь с надеждой… Мы и так уже пробыли здесь слишком долго. Нам пора уходить, и откладывать это больше нельзя.
— Сначала нам надо почтить своим присутствием свадебное празднество.
— Не напоминай мне об этом. — Она встряхнула и расправила одеяла, потом взглянула на Брэка. — Я надеюсь, что сегодня ночью они не натворят глупостей и сделают все, как надо. Или я их обоих просто задушу.
— Не беспокойся, они не осмелятся перечить дитя демона.
— Ты что, смеешься надо мной, Брэк?
Он улыбнулся:
— Разве что самую малость.
Она через силу улыбнулась в ответ.
— Тебя еще не тошнит от необходимости все время присматривать за мной?
— Постоянно. Но еще какое-то время мне придется этим заниматься, — ответил он, погасив улыбку.
— Что ты имеешь в виду?
— Тебе надо решить, на чьей ты стороне, дитя демона. Или ты думаешь, Хафиста будет стоять на обочине и ждать, пока ты его погубишь?
— Ты думаешь, он еще раз пошлет за мной жрецов?
— Это было бы слишком большой удачей, — отозвался он. — Жреца можно увидеть. Нет, я боюсь, что на этот раз он будет действовать иначе — тоньше. Возможно, он попытается обратить против тебя одного из близких тебе людей. Кого-то, кому ты доверяешь. Кого-то, кто может оказаться около тебя.
Одно долгое мгновение Р'шейл внимательно смотрела на Брэка, потом опустила взгляд на Тарджу.
— Ты хочешь сказать, что он обратит против меня Тарджу?
— Тарджа, Дамиан, Адрина, любой из защитников — кто знает? Любой из них может стать твоим врагом, а ты даже и не догадаешься об этом, пока он не всадит тебе нож в спину.
Прежде чем ответить, Р'шейл нежно провела ладонью по лбу Тарджи.
— Тарджа никогда не предаст меня.
— Может быть. Но все же не доверяй никому, Р'шейл.
— Даже тебе?
Брэк слегка улыбнулся.
— Хафиста не может управлять ни мной, ни любым другим харшини. Он начинал как демон, и притом он не связан ни с моим кланом, ни с твоим. Харшини ты можешь доверять.
— Но больше никому?
— Больше никому.
Она выпрямилась, пораженная мыслью о том, что любой из тех, кого она знала, может оказаться предателем.
— Брэк, мне действительно не нравится быть дитя демона, ты ведь это знаешь?
Брэк пожал плечами.
— У всех у нас есть предназначение, от которого нам не уйти, Р'шейл.
— Я не верю в предназначение.
— Знаю. Поэтому-то первичные боги и беспокоятся.
Эта мысль несколько взбодрила ее.
— А что, первичные боги беспокоятся?
— Они обеспокоены, — подтвердил Брэк.
— Ну что же, — дерзко объявила она. — У них есть к тому основания.
Глава 3

Р'шейл исчезла со свадебного пиршества, пробыв на нем, лишь для приличия, некоторое время. Она сама устроила эту свадьбу и чувствовала что должна, по крайней мере, постараться соблюдать приличия, хотя, если признаться, предостережения Брэка насчет Хафисты обеспокоили ее гораздо больше, чем она пыталась это показать. Р'шейл поймала себя на том, что изучает освещенные пламенем свеч лица, гадая, кого из них может использовать Всевышний. Кто из этих знакомых ей людей на самом деле враг? Чей взор скрывает предательство, а чье дружелюбие подлинно? Она с облегчением покинула пиршественный шатер, радуясь, что наконец-то осталась одна. Брэк, видимо, понимал, что с ней творится, и не пытался сопровождать ее.
Она мерила шагами лагерь защитников, слишком возбужденная, чтобы лечь спать. После возвращения из Убежища Р'шейл обнаружила, что не нуждается теперь во сне, как раньше. Само по себе свойство очень полезное, но временами, в самые темные ночные часы, когда дух обычных людей дремлет, она остро ощущала тяжесть своего предназначения. В ушах до сих пор звенело предостережение Брэка о возможности появления врагов среди близких людей, и сегодняшней ночью ей было особенно трудно.
Но и несчастной она себя не чувствовала. Как ни странно, Р'шейл была довольна собой. Брэку она сказала, что не верит в предназначение, но на самом деле Джойхиния когда-то невольно заронила в нее эту мысль. Каждый урок, полученный ею на коленях Джойхинии, учил ее искусству выживания в жестокой среде сестер Клинка.
Ребенком Р'шейл восставала против этого, но теперь она нашла это искусство не только полезным, но и волнующим. Она часто говорила Брэку, что ей ненавистно быть дитя демона, но бывали моменты, когда ее опьяняла возможность повелевать принцами и принцессами. Даже защитники, раньше относившиеся к ней как к надоедливой сестренке одного из своих офицеров, теперь смотрели на нее с опасливым благоговением.
Она уже ощутила привлекательность власти, но оставалась еще в достаточной степени идеалисткой, чтобы надеяться, что убережется от ее соблазнов. Р'шейл еще не дошла до того порога, когда нужно пожертвовать хоть чем-то для достижения своей цели. Но она была готова ко многому. Как сказал Брэк, ей надо выбрать, на чьей она стороне. Ей оставалось теперь только принять то, что первичные боги приготовили для нее, — предназначение, о котором у нее не было ни малейшего понятия, что с ним делать.
Ее мысли обратились к Хитрии и к причинам, по которым она согласилась сопровождать Дамиана с Адриной на юг. Во-первых, она идет с ними, чтобы помочь Дамиану в его делах и предотвратить возможные неприятности, проистекающие из его женитьбы на дочери самого лютого врага Хитрии. Но в последние дни Р'шейл осознала, что ей нужно идти на юг, потому что именно там находилась Лига чародеев. Если в этом мире и остался кто-нибудь, знающий, как убить бога, то это, наверное, человек, занимающийся магией. Р'шейл уже столкнулась с силой Хафисты, и, хотя не стоило признаваться в этом Брэку, она сомневалась, что сможет противостоять ему при следующей встрече. Ей было нужно знание, которого не было даже у харшини. Они представления не имеют, как убить бога. Они и мухи прихлопнуть не могут.
Несколько кругов вокруг лагеря на холодном ветру под ледяными звездами не уняли ее беспокойства, и она решила посидеть с Тарджой. В темноте лазаретного шатра, пропахшего острым запахом мыла, она остудила влажной тряпицей его горящий лоб — а он горел, ведь Тарджа, и это было видно, буквально сражался с поселившимися в нем демонами. Он то уплывал в беспамятство, то просыпался, но явно не осознавал, где он и кто он. Временами Тарджа снова начинал бороться со своими путами, да так яростно, что Р'шейл удивлялась, как тюфяк под ним до сих пор не рассыпался в труху. Ничего нельзя было сделать, чтобы помочь ему, — только надеяться. Она недостаточно сильно верила в богов, чтобы позволить себе терять время на молитву.
Глядя на больного, девушка гадала, не его ли Хафиста выберет орудием, обращенным против нее. Едва ли он мог бы сыграть с ней более жестокую шутку. Она любила его; любила, еще, когда была ребенком. Но любовь к ней Тардже навязала Кальяна, богиня любви. Это сказал ей Хафиста, и у нее не было оснований не верить ему. Тарджа любит ее, потому что этого хочется богам. Его не спросили, хочет ли он сам этого, и он не осознавал, что все решили за него.
«Если Тарджа узнает о гисах, Хафисте и нужды не будет подстрекать его», — печально подумала Р'шейл. Гнева Тарджи будет более чем достаточно. Она понимала это очень хорошо, как и то, что ничто сделанное и сказанное ею не уменьшит его ярости, в которую он придет, если узнает, что с ним сделали.
Когда рассвет не спеша, поднялся над лагерем, Р'шейл выбросила печальные мысли из головы. Так и не приблизившись к разрешению беспокоивших ее проблем, она вышла из шатра, надеясь перехватить что-нибудь на завтрак и привести себя в порядок перед встречей с Денджоном и другими капитанами.
— У нас проблема, — объявил Денджон вместо приветствия, едва она вошла в обеденный шатер, который вот уже две недели был постоянным местом их встреч. Брэк и капитан Дорак уже сидели за длинным столом, дожидаясь, пока остынет содержимое их кружек. Следы прошедшей вечеринки были убраны со столов, и в шатре не было никого, кроме Брэка и защитников. Капитан Линст, уже расправившийся со своим завтраком, сидел за дальним концом стола. Никто из сидящих мужчин не приподнялся, увидев, что она входит. Не сразу, но ей удалось отучить их от этого.
— Всего одна проблема? Я и не заметила, как все пошло на лад!
Денджон ответил ей усталой улыбкой. Это был высокий поджарый брюнет, однокашник Тарджи с тех времен, когда они еще были кадетами. Р'шейл казалось, что в его уверенных жестах живет олицетворение духа защитников. При этом его искусство было в большей степени заслугой Дженги, чем сестер Клинка, командовавших защитниками.
— Наверное, стоит сказать иначе. У нас неотложная проблема. Прочие могут подождать часок-другой.
— А где Дамиан?
— Все еще наслаждается первой брачной ночью, я думаю, — предположил Дорак с усмешкой.
— Мы не можем дожидаться его, — пожал плечами Денджон. — Нам надо решить, что делать с кариенскими пленниками. Мы слишком засиделись здесь, и вот разведчики донесли еще об одной группе кариенцев, идущих с севера, — несомненно, в поисках своего принца.
— Нам нужно уходить отсюда, — заявил Линст. — Взять кариенских пленников с собой мы не можем, но и оставить их здесь — значит объявить поисковой группе о наших намерениях, что тоже не резон.
До этого момента Р'шейл надеялась, что ей не придется решать вопрос, что делать с кариенскими рыцарями, сопровождавшими принца Кратина в его поисках Адрины. Когда Денджон невозмутимо объявил, что он позаботится о двух сотнях кариенцев, она довольно бессердечно понадеялась, что они просто погибнут в бою, избавив ее от необходимости что-нибудь делать с ними потом. Однако защитники были слишком квалифицированными воинами, чтобы развлекаться с таким бессмысленным кровопролитием. Они окружили кариенцев и взяли их в плен, потеряв при этом всего нескольких солдат противника — и вообще без жертв со своей стороны.
Пленники с тех пор только и делали, что подъедали свои же запасы. Командующий отрядом рыцарь Дрендин, граф Перевала Тайлера, неопытный юнец, казалось, совсем пал духом с тех пор, как узнал, что Адрина тоже присутствует в лагере, причем явно находится на стороне захватчиков. На короткое мгновение Р'шейл захотелось, чтобы можно было сделать с пленниками то, что Джойхиния пыталась сделать с восставшими. Просто предать их мечу и покончить с этим вопросом.
Шансов заставить защитников подчиниться такому приказу было не больше, чем у Джойхинии в Тестре.
— Что ты предлагаешь, Денджон?
Он пожал плечами.
— Я надеялся, что предложения будут у тебя. В последнее время, кажется, ты на все имеешь ответ.
Р'шейл нахмурилась.
— Ты думаешь, мне достаточно махнуть рукой, и все ваши проблемы решатся?
— Я думал, что харшини именно так и должны действовать.
— Ты думаешь, капитан, — прервал его Брэк. — А в твоем положении это непозволительная роскошь.
Денджон развернулся к харшини, но Р'шейл вмешалась раньше, чем собеседники успели повысить голос.
— А почему бы нам просто не отпустить их?
— Потому что они тут же пойдут по нашему следу.
— А вот и нет. Их наследный принц и герцог мертвы. Им придется вернуться домой хотя бы для того, чтобы доставить тела в Кариен. Если они и пошлют отряд за нами, то очень небольшой.
Денджон задумался.
— Может быть, ты и права, Р'шейл, но я не уверен, что хочу проверять это на практике.
— А что, если у меня есть гарантия того, что они направятся домой?
— Что ты задумала? — подозрительно спросил Брэк. — Зачаровать их?
— Нет, конечно!
— Тогда как же ты собираешься заставить добрых четыре сотни кариенских рыцарей поджать хвосты и убраться домой? — осведомился Брэк. — А еще у них есть три жреца, из тех, которые сопровождали лорда Сетентона. Они-то будут добиваться возмездия.
— Ну как ты не понимаешь? Как только поисковый отряд узнает, что Кратин мертв, они развернутся и помчатся назад в Кариен за новыми указаниями Всевышнего и потащат Дрендина, его рыцарей и жрецов за собой.
— Это хорошая мысль, Р'шейл, — согласился Брэк. — Но капитан прав. Жрецов ты так просто не заставишь успокоиться. Лучше бы их просто убить.
— Денджон, сколько у нас времени до появления кариенцев?
— Самое большее один день, если мы хотим исчезнуть до того, как они появятся. И два дня, если мы хотим принять бой. Я этого делать не советую. Мы только повесим себе на шею еще кучу кариенских пленников, с которыми не будем знать, что делать, когда за ними придет следующий поисковый отряд.
Она задумчиво кивнула.
— Брэк, состояние Тарджи позволяет перевозить его?
Харшини нахмурился.
— Не хотелось бы сейчас трясти его, но угрозы для жизни это не представляет.
— Мне кажется, у нас не слишком богатый выбор, — заявила она, надеясь, что, если говорить решительно, никто не догадается, насколько она не уверена в своем решении. — Тебе так или иначе, придется вернуться в Фардоннию. Ты сможешь добраться сам?
Брэк внимательно изучал ее. Если кто и мог догадаться о ее неуверенности, то это он.
— Не беспокойся обо мне, Р'шейл. Демоны позаботятся, чтобы я добрался до Талабара.
— Хорошо. Денджон, ты можешь отдавать приказ сворачивать лагерь. Теперь, когда Дамиан и Адрина поженились, нам нужно в Хитрию.
— А как с кариенцами? — уточнил Денджон.
— Я разберусь с ними. — Она пристально поглядела на Денджона. — Есть еще вопросы?
— У меня есть вопрос, — отозвался Линст. — Кто поставил тебя командовать защитниками?
Р'шейл резко повернулась к нему.
— Какими защитниками, Линст? Вы перестали быть защитниками с того момента, как отвернулись и ничего не сделали, когда я била Кратина. Вы нарушили свои законы, взяв в плен две сотни кариенцев. Если вы хотите вернуться и прислуживать новым хозяевам Медалона, то по пути вам придется столкнуться еще с двумя сотнями оккупантов. Может быть, вы хотите сдаться им?
Линст свирепо уставился на нее.
— Имей в виду, Р'шейл, мы выполняем приказы Лорда Защитника. Это он хотел, чтобы мы сражались с кариенцами. Я подчинюсь его приказам, но будь я проклят, если я позволю тебе командовать нами ради каких-то языческих затей.
— Моя языческая затея — выставить кариенцев из Медалона, капитан.
— Сейчас не лучшее время ссориться друг с другом, — прервал Денджон. — В любом случае, у нас просто нет выбора. Нам нужно уходить. Мы сможем разобраться с деталями, когда Тарджа придет в себя.
— Если он придет в себя, — язвительно вставил Линст.
— Он придет в себя, — решительно сказала Р'шейл. — И когда это случится, Линст, может быть, ты обнаружишь, что тебе больше не удастся избежать ответственности.
Она не стала дожидаться его ответа. Пылая гневом, Р'шейл вырвалась из шатра, в глубине души благодарная представившемуся поводу сбежать. Выходя, она столкнулась с Майклом, мальчиком, Которого Адрина привезла с собой из Кариена. От неожиданности он испуганно завизжал и упал спиной в лужу ледяной грязи, выронив поднос, бывший у него в руках. «Похоже, он постоянно падает», — подумала Р'шейл, но, не в силах оторваться от своих мыслей, только пробормотала что-то вроде извинения и двинулась дальше. Брэк нашел ее около лазарета.
— Не дразни меня, — предостерегла она, прежде чем он успел раскрыть рот.
— Я и не собирался. Мы вроде как заодно, ты помнишь?
Р'шейл слегка замедлила шаг и глянула на него.
— Извини. Но иногда они так сильно злят меня…
— Я заметил.
— Мне нельзя позволять им так обращаться со мной, правда?
Глава 4

— Я послал твоего маленького кариенского друга за завтраком для тебя: он должен уже скоро вернуться.
— Куда ты идешь?
— Я рассчитывал встретиться с Р'шейл и защитниками — и уже опаздываю.
— Не делай вид, будто это я виновата в том, что ты задержался.
— И в мыслях не было, дорогая моя.
— И прекрати называть меня так! Я не твоя дорогая.
Он только рассмеялся в ответ и шагнул из шатра. Адрина злобно упала обратно на тюфяк. Расставшись с Кратином, она поклялась, что никогда больше не будет играть в эти игры с замужеством; поклялась, что никогда не даст мужчине столько власти над собой. Она пообещала себе это осенью.
Еще не прошла зима, а она уже нарушила свое обещание.
Прождав целый час Майкла или Тамилан, Адрина плюнула на все и оделась сама, собираясь устроить и рабыне, и пажу хорошую выволочку. Или они думают, что если она вышла замуж, то их обязанности отменяются?
Было несколько вопросов, которые следовало уточнить без отлагательства. Во-первых, ее статус. Она принцесса по праву, побольше, чем Дамиан, который на самом деле только племянник принца. А ее отец настоящий король. Конечно, родиться женщиной — не лучшая заявка на трон, но, с другой стороны, очень многие с радостью претендовали бы на сына, которого она могла бы родить.
Но Р'шейл было наплевать на это. Эта дитя демона выросла в обществе, где правили женщины, и к тому же она очень спешила. У нее не было времени ждать, пока Адрина родит сына и поднимет его на ноги. Она хотела объединить Хитрию и Фардоннию, и хотела сделать это сейчас. Патриархальные традиции Фардоннии волновали ее не больше, чем вопрос, хочет ли Адрина выходить замуж за Дамиана. Их союз принесет мир двум южным народам, и только это и заботило Р'шейл. И уж совсем не заботила эту наездницу мысль о том, что, когда они доберутся до Гринхарбора, другие военлорды могут послать наемных убийц к Адрине или Дамиану — или к ним обоим сразу.
О том, как разъярится Габлет, когда узнает об их женитьбе, думать не хотелось.
С другой стороны, если дерзкий план дитя демона удастся, Адрине в руки свалится власть такого масштаба, о котором она раньше и мечтать не смела. Стоило Адрине подумать об этом, и все сомнения улетучивались. Дамиан, может быть, и не влюблен в нее, но постель с ней разделил охотно. И даже Адрина была готова признать, что по сравнению с жизнью придворной курт'есы или с ее прошлым супругом, безнадежно пытающимся исполнить свой супружеский долг, Дамиан был явной переменой к лучшему. А лучшее — враг хорошего. «Сразу же по приезде в Хитрию надо будет обеспечить себе отдельные комнаты и удостовериться, что они запираются изнутри», — твердо решила она. Если уговорами выгнать его из ее постели не удается, может быть, помогут засовы.
В связи с этим возникла новая неприятная мысль. Из Кариена она убежала ни с чем. Травы, которые она хранила в своей шкатулке, остались в Кариене, а с Дамианом Вулфблэйдом в постель она залезла в момент глупейшего ослепления. С тех пор о предохранении от зачатия она не заботилась вовсе, а в довершение ко всему в суматохе их отъезда потеряла счет дней от последних месячных.
Нужно будет поговорить с Тамилан. Чего бы там ни хотела дитя демона, Адрина не имела ни малейшего желания производить на этот свет ребенка, которому заранее будет уготована судьба пешки в политике.

Читать книгу дальше: Фаллон Дженнифер - Дитя Демона или Хроники Хизрун - 3. Харшини

 Дама и фефела http://litkafe.ru/writer/1209/books/18639/leskov_nikolay_semenovich/dama_i_fefela