ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Эддингс Дэвид - Летописи Белгариада 3. В поисках камня - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Климова Элора

Никто и никогда


 

Здесь выложена электронная книга Никто и никогда автора, которого зовут Климова Элора. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Климова Элора - Никто и никогда.

Размер файла: 322.21 KB

Скачать бесплатно книгу: Климова Элора - Никто и никогда



OCR Fenzin
«Климова Э. Никто и никогда: Фантастический роман»: АРМАДА: «Издательство Альфа-книга»; М.; 2005
ISBN 5-93556-614-1
Аннотация
Московская студентка Антония и её друг Денис обнаруживают в хранилище расформированной библиотеки старинный свиток с загадочной пентаграммой. С его помощью они попадают в мир Кейлор, где их затягивает водоворот удивительных событий и опасных приключении. Молодым людям предстоит пройти через страшные испытания, прежде чем они поймут, что их «случайное» появление в Кейлоре вовсе не случайно.
Элора КЛИМОВА
НИКТО И НИКОГДА
Цикл посвящается всем моим друзьям, характеры и внешность которых стали основой для собирательных образов главных героев.

… Ни один мудрец на свете не скажет, какие поступки абсолютно разумны, а какие — нет.
Мы сами творим свои судьбы, непрерывно порождая случайности. И даже незначительная из них может повлиять на дальнейший ход событий.
То, что мы считаем глупостью, иногда изменяет нас. То, во что мы сначала не верим, однажды становится реальностью…
Будьте очень осторожны, загадывая желания, вдруг они когда-нибудь сбудутся. И после этого уже никто и никогда не сможет предугадать, каковы будут последствия…
Книга Мыслителей. Т.I, р. 12, гл. 28
ПРОЛОГ
— Этот очкарик опять к тебе цеплялся? — Костя смотрел на Тоню настойчиво и даже чуть угрожающе, нетерпеливо ожидая ответа.
Девушка обреченно вздохнула. Иногда ей хотелось тихо придушить своего кавалера, и, похоже, сейчас наступил именно такой момент.
— Во-первых, он ко мне не цеплялся, — ответила Тоня. — А во-вторых, не смей называть Дениса очкариком. У каждого человека могут быть какие-нибудь физические недостатки. Никто не совершенен.
Костя слегка опешил. Его удивило даже не то, что Антония смеет защищать соседа. Просто ее доводы до парня не дошли. Несколько секунд Костя молча стоял, уставившись на Тоню, пока наконец снова не обрел дар речи.
— Если Харитонов хоть на три метра к тебе приблизится, я этому уроду шею сверну, — пообещал он.
Довольный угрозой, Костя ожидал, что Антония послушно кивнет и переведет разговор на другую тему, как это бывало раньше. Но вместо привычного «давай не будем ссориться» с изумлением услышал:
— Только попробуй.
Тоня произнесла это неожиданно тихо, и в ее глазах загорелся какой-то странный зловещий огонек. И хотя Костя был на голову выше девушки и гораздо сильнее, выражение ее лица его испугало. Он даже отступил на шаг.
— Да чё это с тобой? — пробормотал он. — Из-за этого придурка очкастого…
— Поосторожней со словами, — Антония не изменила железного тона.
Костя нахмурился. По его лицу пробежала тень. Еще ни одна особа женского пола не смела говорить с ним столь резко. И он не мог просто так это оставить. Костя сжал кулаки и сделал шаг вперед.
— Не знаю, что тебе наплел этот козел, но… — он схватил девушку за плечи и несколько раз сильно встряхнул. — Я предупредил. Если не хочешь, чтобы Харитонов совсем ослеп, передай ему, чтоб держался подальше. Ясно?
— Ясно, — покорно кивнула Тоня.
Она почувствовала себя жалкой и слабой. Кураж и ярость отхлынули так же неожиданно, как и накатили. Господи, да когда же у нее хватит смелости сказать Косте, что ее от одного только его вида передергивает?! Наверное, еще очень нескоро. Или даже никогда.
И угораздило же ее связаться с этим типом!
Сначала Антонии казалось, что она любит Костю и может убедить его в чем угодно. Но с каждым месяцем она все больше понимала, что это совсем не так. Тоня вообще не имела права высказывать какие-либо суждения: Костя грубо обрывал ее на полуслове.
То ли дело внимательный и понимающий сосед Денис Харитонов, которому с самого детства она могла поплакаться в жилетку. Как же Костя не может понять, что забавный очкарик Дэн никогда не станет для нее чем-то большим, чем просто хороший друг?! Разве она хоть раз дала серьезный повод для ревности?
Как бы ей ни хотелось дать Косте от ворот поворот, Антония испытывала смертельный, до дрожи в коленках, страх. И вовсе не за себя, а за Харитонова, из-за которого и произошла сегодняшняя ссора.
— Если ты так ревнуешь, — пожала плечами Тоня, стараясь, чтобы ее голос звучал равнодушно, — я перестану с ним общаться.
— Вот и классно, — довольно кивнул Костя. — И не дуйся, о'кей? Я же тебя люблю.
Он попытался сгладить впечатление от неприятного разговора, но это получилось неважно. Несмотря на все старания, Тоня не смогла выдавить из себя улыбку.
— Я знаю, — кисло произнесла девушка. — Я тоже тебя люблю.
Антония в который раз солгала. Не было никакой любви уже очень давно. Что-то случилось с ней. Костя убил это прекрасное чувство. А как красиво все начиналось! Воронин задаривал Тоню розами и едва ли не пел под окном серенады. За ним бегали многие девчонки, а Тоне даже не пришлось искать повод для знакомства с ним. Костя сам ее нашел и предложил встречаться.
Тоня согласилась. Она уже не помнила, как это случилось: казалось, с тех пор прошла вечность. И она не могла точно вспомнить момент, с которого все в их отношениях пошло наперекосяк. Кажется, это случилось месяц спустя после первого свидания.
— Ладно, крошка, — подражая героям своих любимых боевиков, сказал Костя. — Бай-бай, завтра увидимся.
Он притянул Тоню к себе и поцеловал в щеку, но та не ответила на этот порыв: она еще сердилась. Антония даже не попрощалась со своим кавалером — тот развернулся и ушел в темноту деревьев ночного двора.
Она долго смотрела ему вслед, а когда его фигура скрылась из виду, села на скамейку возле подъезда.
«Как бы набраться смелости и силы, — подумала она. — Воронин не понимает слов; на него действуют только кулаки. Но ни я, ни Денис не справимся с ним и его сомнительными дружками… Господи, если бы Харитонов хоть один раз оторвался от своих дурацких книг и занялся накачиванием мышц!»
«Нет! — сразу же оборвала себя Тоня. — Не дай Бог он станет похожим на Костю! Лучше уж пусть сидит за книгами».
Она потрогала маленькую палочку, лежащую возле скамейки.
«Если бы эта палочка была волшебная, — с тоской вздохнула Тоня. — Как много я могла бы изменить».
Но чудес не бывает. Разве что в сказках. Это известная и непреложная истина. Поэтому однажды надо перестать мечтать и начинать действовать.
Да! Тоня завтра же скажет самовлюбленному Косте, что больше не хочет его видеть. Она сделает это, но только завтра, а сегодня нужно лечь спать, чтобы набраться сил к следующему дню.
Антония Махновская поднялась со скамейки, достала из сумки ключ и вошла в подъезд.
«Хорошо еще, что бабушка уехала, — подумала она, открывая дверь квартиры. — Хоть не придется напускать на себя счастливый вид».
Тоня вошла в коридор и закрыла дверь. Квартира встретила ее угрюмой тишиной. Единственными звуками были ворчание мотора старенького холодильника и тиканье часов на стене в комнате.
«Тоска зеленая, — подумала девушка. — А до чего же хочется всяких приключений! Не таких, как с Костей и его походами по ночным барам и дискотекам, а настоящих, с героическими подвигами! Таких, о которых пишут в рыцарских романах. Вот бы стать героиней такого романа хотя бы на несколько часов!»
Замечтавшись, Тоня позабыла обо всем на свете. Она так и сидела, не переодевшись, на кровати, ее невидящий взгляд был устремлен куда-то вдаль, где над горами парили странные, невероятных размеров птицы, где скакали на единорогах всадники, где раскинулась волшебная страна ее грез.
Часть I
ВОИНЫ ПОНЕВОЛЕ
Глава 1. ЭКСПЕРИМЕНТ
Ровно в час тридцать пять ночи Тоню вывел из транса оглушительный трезвон. В дверь звонили так, как будто у соседей пожар, или потоп, или кого-нибудь убили.
От неожиданности Антония скатилась с кровати и шлепнулась на твердый пол, больно ударив руку.
— У черт! — взвыла Тоня, поднимаясь и потирая ушибленное место. — И кого это принесла нелегкая на ночь глядя?
Девушка бросилась в коридор. Наслышанная о квартирных ограблениях, она сначала заглянула в глазок, а потом уж открыла дверь.
На пороге стоял ее сосед, Денис Харитонов с чертежным тубусом в руках, тот самый, которому Костя угрожал свернуть шею. Он был невысокого роста (по крайней мере, Тоня почти на голову его выше) и крепкого телосложения. Его темные, почти черные, волосы были острижены под ежик.
Особенно привлекали внимание окружающих его большие, абсолютно голубые глаза, которые придавали лицу Харитонова выражение детской наивности. Единственное, что портило его внешность, — это массивные очки с толстыми стеклами, лет семь назад ставшие объектом всеобщих насмешек.
Всем был хорош Дэн Харитонов: прекрасный друг, который никогда не подведет, внимательный слушатель, всегда готовый помочь советом, интересный собеседник. Одно только отталкивало от него людей: странные увлечения.
Денис был помешан на магии. Он часами просиживал в библиотеках, изучая книги на эту тему, ставил в своей комнате какие-то опыты, варил отвратительные на вид и вкус зелья. В полнолуния уходил на ближайшее кладбище с фотоаппаратом, фонариком и осиновым колом. Харитонов знал обо всех героях народного фольклора, от грифонов до Змея Горыныча, и обо всей описанной в энциклопедиях нечисти. Он даже немного говорил на латыни, хотя и плоховато.
Все во дворе считали Дениса малость чокнутым. Люди среднего возраста лишь удивленно пожимали плечами, когда встречали его с охапкой осиновых кольев или с сумкой, набитой чесноком. Детишки дразнили «очкастым оборотнем», а бабули на лавочках за глаза называли парня «чернокнижником».
Тень неприязни нередко падала и на Тоню, с детства дружившую с Харитоновым. Если бы при этом она не считалась Костиной девушкой, неизвестно, как бы относились к ней окружающие.
Это была вторая причина, которая мешала Антонии немедленно прекратить встречаться с Ворониным. Тоня была не из тех людей, кто не обращает внимания на соседские пересуды.
И вот теперь Харитонов стоял перед ее дверью. Денис буквально сиял от счастья. От него мощными потоками исходила положительная энергия. И, взглянув на это радостное лицо, Антония не выдержала и тоже улыбнулась.
— Тонечка, у меня сенсационное открытие! — сообщил с порога парень. — Но чтобы его опытно подтвердить, мне кое-что нужно.
— Сумасшедший! — воскликнула Тоня, втаскивая его в квартиру. — Знаешь, который час?!
Денис заглянул в комнату и бросил взгляд на настенные часы.
— Ого! — искренне удивился он. — Час тридцать восемь ночи! Надо же… Извини, Тонечка, я думал, еще рано.
Девушка закрыла дверь и выжидающе уставилась на него.
— Ну, что на этот раз? — ехидно спросила она наконец. — Ведьмы, вампиры и оборотни? Жаль тебя огорчать: серебряными пулями не запаслась, осиновые колья бабушка увезла на дачу, а чеснок вчера закончился.
— Ведьмы и вампиры меня больше не интересуют, — отмахнулся Харитонов. — Все это — ерунда на постном масле. То, чем я занимаюсь сейчас, гораздо интересней.
— Чем же?! — усмехнулась Тоня. — Чертями? Драконами? Единорогами?
— И это было, — улыбнулся Денис. — Знаешь, я много за что хватался, а толком не изучил ничего. Но в этот раз все очень серьезно. И, мне кажется, я действительно совершил открытие.
— Вот как, — в голосе Антонии послышались нотки любопытства. — Ну, рассказывай, до чего докопался.
Денис сбросил домашние тапочки, в которых пришел к Тоне, и прошлепал в комнату босиком. Девушка хотела было остановить его, но передумала: Харитонов все равно отмахнется и останется без обуви, в одних носках.
Оказавшись в комнате, Денис снял со стола настольную лампу и поставил ее на пол.
— Смотри! — торжественно произнес парень и, достав из тубуса внушительной длины свиток, расстелил его на полу.
Бумага была старинная, пожелтевшая от времени, местами порванная, вся исписанная латинскими письменами. В самом центре листа удивительно яркими, сияющими красками было нарисовано нечто напоминающее пентаграмму. И, несмотря на то, что черные буквы почти полностью стерлись, изображение было четким, как будто только что нарисованным.
Антония осторожно коснулась бумаги и вздрогнула. От старинного свитка повеяло чем-то с детства знакомым. Девушка на мгновение увидела высокие зеленые холмы, бездонное голубое небо; она словно парила над, землей, которую когда-то хорошо знала.
— Что это? — тихо спросила Тоня, завороженно глядя на пентаграмму. — Откуда она у тебя?
— Я нашел ее в подвале старого дома, где раньше находилась библиотека, — сказал Денис. — Помнишь, там когда-то работала твоя бабушка? Год назад оттуда вывезли все книги, кроме отсыревших и потрепанных. Среди старой советской фантастики и сочинений Ленина я отыскал вот это.
Антония взяла в руки свиток и прищурила глаза.
— Только тот, кто знает путь, сможет пройти по нему, — прочитала девушка. — Только тот, кто верит, сможет увидеть невероятное. Только тот, кто силен, сможет выдержать это… Что выдержать?
Она подняла глаза на Дениса и встретилась с его изумленным взглядом.
— Я, конечно, знал, что ты умеешь читать по-латыни, но чтобы так бегло! — восхищенно присвистнул Харитонов. — Я два года изучал этот язык, однако не достиг таких успехов.
— Меня бабушка обучала, — пробормотала Тоня. — Я знаю латынь с детства.
Девушка снова посмотрела на пентаграмму.
— И все-таки: что это такое? — нахмурилась она. — Знаешь, Дэн, у меня такое чувство, как будто я уже нечто подобное видела… где-то… Только вот никак не могу припомнить где.
— А вот об этом я и хотел с тобой поговорить, — серьезно сказал Денис— Тонюшка, у меня есть гипотеза относительно этого свитка. Если дочитаешь до конца, то сразу поймешь какая.
Антония опять расстелила бумагу на полу и прижала руками ее края.
— Только тот, кто силен, сможет выдержать это, — прочитала по-латыни девушка. — Знай, смертный, что это опасно. Знай, что тебе не помогут. Знай, что еще никто и никогда оттуда не возвращался.
Тоня с недоумением посмотрела на Дениса.
— Читай дальше, — велел он.
— Здесь стихи, — удивилась Антония. — Слушай:
Я Древние Силы на помощь зову.
Прошу вас, услышьте мой зов и мольбу!
С пространством, где я существую сейчас,
Порвать помогите мне прочную связь.
Прошу вас, о Силы, вы цепи разрушьте,
Что держат в плену разум, тело и душу.
Пусть сущность моя, чиста и легка,
Несется сквозь звезды, миры и века!
Тоня подняла голову и снова встретилась с Денисом взглядом.
— Это — заклинание! — воскликнула она, пораженная внезапной догадкой. — Заклинание для перемещения в другой мир!
На несколько секунд в комнате повисла тишина. Не слышно было даже дыхания, только часы на стене тикали по-прежнему. Наконец Денис сказал:
— Вот это и есть моя гипотеза.
Тоня испуганно огляделась, словно из страха, что кто-нибудь услышит их разговор.
— Ты понимаешь, Дэн, что это значит?! — прошептала она. — Подумай только, мы с тобой сможем попасть в другой мир! Голова кругом идет, когда представляешь себе это!
— Не только мы, Тоня! — обрадовался Харитонов. — Представь, что начнется, когда я это обнародую! Точно все с ума сойдут.
— Нет! Ни в коем случае! — завопила Тоня, но, опомнившись, тут же перешла на шепот. — Нет! Мы никому это не покажем. Никто не должен знать о твоей находке.
— Но почему? — удивился Денис.
— Неужели не понимаешь?! — воскликнула девушка. — В том, другом мире, куда открывает путь пентаграмма, наверное, тоже живут люди. А если и не люди, то еще кто-нибудь. А теперь представь себя на их месте, что бы ты чувствовал, если бы в твой родной мир вторглись парни в белых халатах и камуфляжной форме!
Харитонов нахмурился:
— Об этом я как-то не подумал. А ведь действительно…
— Поклянись, что никто и никогда не узнает о том, что известно нам, — со строгой торжественностью произнесла Антония. — Поклянись, что пентаграмма и свиток будут нашей тайной, которую мы унесем с собой в могилу. Клянись прямо сейчас!
— Обещаю, что никому об этом не скажу, — поклялся Денис. — Но послушай, Тонька, может быть, нам все-таки как-то использовать наши знания? Во благо, разумеется… То есть я не думаю, что мы повредим жителям другого измерения, если часок побродим по их владениям. Как ты считаешь?
— Конечно, не повредим, — поддержала его Тоня. — Но вопрос в другом: как осуществить перемещение в другой мир?
— Давай дочитаем свиток до конца, — предложил Денис. — Может, найдем ответ.
Девушка кивнула и снова склонилась над старинной рукописью.
— Только тот, кто знает путь, сможет пройти по нему, — прочитала она с самого начала. — Только тот, кто верит, сможет увидеть невероятное. Только тот, кто силен, сможет выдержать это. Знай, смертный, что это опасно. Знай, что тебе не помогут. Знай, что еще никто и никогда оттуда не возвращался.
Тоня пропустила стихи-заклинание и продолжила:
— Сияющий круг — дорога, ведущая сквозь время и пространство. Ступи на нее, обладающий Великим Даром, если ты силен духом и чист сердцем. Прочти заклинание, уверуй в него и в мыслях своих представь место, куда хочешь прийти, тогда Древние Силы унесут тебя в иной мир.
Девушка оторвалась от чтения и растерянно взглянула на друга.
— Дальше буквы стерты. Не разобрать.
— Ничего, — утешил ее Денис. — Мы и так узнали достаточно. По-моему, все ясно: чтобы переместиться в другой мир, нужно нарисовать пентаграмму, стать в ее центр и мысленно представить себе место, куда хочешь попасть. Потом — прочитать заклинание и поверить в него. И дело с концом!
— Что-то уж слишком просто, — недоверчиво пробормотала Тоня. — Так не бывает. Послушай, Дэн, а что, если все это ерунда на постном масле? С чего мы вообще взяли, что это — магический свиток? Знаешь, мне это напоминает детскую сказку или фильм какой-то! Магии не бывает! Все это бред.
— А вот и не бред! — возразил Денис. — Я, конечно, согласен: то, что с нами сейчас происходит, здорово смахивает на сон, но поверь мне, Тоня, это действительность! И свиток этот настоящий. И я уверен, что старинные письмена на латыни здесь не «от балды», а для какой-то цели.
— Все равно не верю! — упрямо воскликнула Антония. — Этого не может быть!
— Потому что не может быть никогда? — ехидно продолжил Харитонов. — Слушай, Тонька, ты же всегда мне верила… ну, или пыталась поверить. Я нутром чую, что этот свиток может открыть путь в другое измерение, и я это докажу!
Парень решительно встал, подошел к столу и вынул из розового пластмассового стаканчика толстый черный маркер.
— Где у тебя чертежная бумага?
— В тубусе… — растерянно произнесла Тоня, не понимая, что он собирается делать.
Денис отвинтил верхнюю половину голубого тубуса, до этого сиротливо стоявшего в самом темном углу, и достал большой гладкий ослепительно белый лист бумаги формата А-2.
— Вот, смотри! — Харитонов развернул лист на полу и принялся усердно перечерчивать пентаграмму. Если бы он с таким же старанием готовил домашние задания по начертательной геометрии, зачет автоматом в университете был бы ему гарантирован.
Через полчаса пентаграмма, идентичная той, что была нарисована на старинной пожелтевшей бумаге, предстала перед глазами Тони и Дениса.
Она чернела на современном белоснежном листе и была раза в два больше оригинала.
— И что теперь? — спросила Тоня, скептически поглядывая на творение рук Харитонова.
— А вот что! — торжественно произнес Денис и встал в центр пентаграммы.
— Стой, стой! — воскликнула Тоня и принесла тапочки, которые он оставил в прихожей. — Возьми, а то еще очутишься где-нибудь в одних носках.
Голос ее звучал с явной насмешкой. Харитонов фыркнул, но тапочки послушно надел. Он сосредоточился, закрыл глаза, словно пытаясь представить себе нечто давно забытое.
И вдруг какая-то непреодолимая сила заставила Антонию молча встать рядом с ним. Она не могла объяснить странное чувство, охватившее ее в тот момент: как будто что-то подталкивало ее к пентаграмме, влекло против воли.
Почему-то у Антонии появилась твердая, стопроцентная уверенность в реальности происходящего и еще другая, до этого неизвестная ей уверенность в собственных силах и способностях. Словно что-то, давно дремавшее в ее душе, проснулось и зашевелилось.
Не осознавая толком, что делает, девушка схватила Дениса за руку и стала нараспев читать латинские стихи, которые каким-то чудом отложились в ее памяти.
Я Древние Силы на помощь зову!
Прошу вас, услышьте мой зов и мольбу!
С пространством, где я существую сейчас,
Порвать помогите мне прочную связь.
Прошу вас, о Силы, вы цепи разрушьте.
Что держат в плену разум, тело и душу.
Пусть сущность моя, чиста и легка,
Несется сквозь звезды, миры и века!
«Зеленые холмы! — пронеслось в сознании Тони. — Зеленые холмы!»
Она вспомнила видение, что явилось ей, когда впервые коснулась старинного свитка: бескрайние холмы, покрытые высокой травой, и голубое, без единого облачка, небо. Но в этот раз видение было более ярким. Антония увидела широкую полноводную реку, которая серебристой змеей извивалась меж холмов, и большой белый город с высокими башнями на берегу этой реки.
Мысленно Тоня приблизилась к нему и попала на просторную красивую площадь…
Яркий, слепящий свет ударил по глазам. На мгновение Антонии показалось, что ее раздробили на мелкие, как пылинки, частицы и бросили куда-то, смешав с молекулами ее одежды. А после света на секунду наступила безграничная, всепоглощающая тьма. Не видно было ничего. Здесь не было ни звуков, ни запахов. Девушка потеряла способность видеть, слышать, осязать; осталось лишь ощущение невероятно быстрого полета в никуда.
А потом Тоня почувствовала, что снова стала «цельной». Она упала на что-то мягкое, на ощупь напоминающее траву. Постепенно способность видеть вернулась к ней. Перед глазами все понемногу прояснилось, но через несколько секунд Тоне пришлось зажмуриться от яркого солнечного света.
Когда девушка открыла глаза, она увидела, что находится посреди широкой площади, которую со всех сторон окружают высокие дома с белыми колоннами. От площади отходили только три улицы: одна — широкая, ведущая к огромным запертым деревянным воротам, а две другие — узенькие.
Тоня поняла, что сидит прямо на цветочной клумбе, полукругом огибавшей неимоверно высокое темно-серое здание, напоминавшее собор, с круглым позолоченным куполом.
Рядом с Антонией сидел Денис, который, вытаращив глаза, дико озирался по сторонам. Под его ногами лежал скомканный чертежный лист с пентаграммой.
— Ну ничего себе… — прошептала Тоня, не в силах поверить в то, что произошло. — Неужели это все правда?
— Похоже на то, — шепотом отозвался Денис, У него от шока пропал голос.
— Нет! — воскликнула Тоня, к которой мигом вернулось все ее прежнее недоверие. — Этого не может быть! Это невозможно!
Она вскочила и протерла глаза в надежде, что белые Дома, колонны и собор — всего лишь иллюзия. Но это не помогло: окружающие предметы не исчезли, а, напротив, стали еще более четкими.
— Мы переместились в другой мир! — с тихим восхищением произнес Денис. — Мы в другом мире!
— Ничего не понимаю! — воскликнула Тоня, у нее от испуга выступили на глазах слезы. — Где мы? Куда делась моя комната? Что тут вообще происходит?!
Харитонов поднялся с земли и отряхнулся.
— Мы с тобой только что совершили самый потрясающий эксперимент всех времен и народов, — ответил он. — Твоя комната, и Москва, и вся наша Земля сейчас где-то в другом измерении, если я только правильно понимаю то, что с нами случилось.
— Так, значит, мы в другом мире?! — ахнула Тоня, до которой наконец дошел смысл сказанного. — Ну и куда же мы попали в таком случае?
— А вот это нам сейчас и предстоит выяснить, — решительно сказал Денис, протянув ей руку, чтобы помочь выбраться из клумбы. — Пойдем поищем обитателей этого милого города.
Глава 2. СПЛОШНОЕ НЕВЕЗЕНИЕ
Только после последних слов Дениса Тоня обратила внимание на то, что площадь, на которой они очутились, совершенно пуста. Кроме них, здесь не было ни кого. Кругом царила абсолютная тишина: даже их собственное дыхание казалось невероятно громким.
Город как будто вымер. Не было видно никакого транспорта, даже пустого. В окнах домов не мелькали ничьи фигуры. Тишина.
— Как здесь одиноко… — пробормотала Тоня.
— Куда же все подевались? — удивился Денис.
Они взялись за руки, словно боясь потерять друг друга в этом чужом безмолвном городе, и обошли высокое здание, похожее на собор.
Друзья подошли к широкой двери, к которой вела мраморная лестница. Справа и слева от первой нижней ступени на высоких постаментах располагались каменные статуи драконов, из их раскрытых пастей время от времени вырывались маленькие столбики оранжевого пламени.
Всего в нескольких метрах от собора находился большой белый фонтан. Вода, струившаяся из него, искрилась и сияла желтым солнечным светом. Возникало ощущение, что внутри фонтана сосредоточена колоссальная энергия. От слепящего света Тоня зажмурилась.
— Какая красота! — восхищенно прошептала девушка. — Это настоящее чудо!
Она приблизилась к удивительному фонтану и осторожно коснулась сияющей воды. Руку словно пронизало что-то холодное, но Тоня не ощутила боли. Скорее наоборот, энергия воды придала ей сил и вселила уверенность в себе.
— Вот это да! — воскликнул Денис. — Хотел бы я знать, что это такое и почему светится.
Тоня уже собралась поделиться с ним наблюдениями относительно фонтана, но тут резкий щелчок заставил их вздрогнуть. Друзья повернули головы в сторону входа в собор и открыли рты от изумления: дверь была распахнута настежь, и прямо на них со всех ног бежали вооруженные до зубов люди. Их было человек семь-восемь; все в средневековых доспехах и с длинными стальными мечами, клинки которых блестели в лучах яркого солнца.
— Именем Архколдуна, ни с места! — крикнул по-латыни один из вооруженных мужчин, шлем его был украшен большим зеленым пером.
Тоня с Денисом и так стояли как вкопанные, тупо глядя на рыцарей. Рты они так и не закрыли, а глаза вытаращили еще больше. Вооруженные мужчины тем временем обступили их плотным кольцом, вырваться из которого было невозможно.
— Вы арестованы за то, что в будний день ступили на Тихую Площадь и осквернили Фонтан Жизни! — рявкнул рыцарь с пером прямо в ухо Антоний. — Сложите оружие, если оно у вас есть, и следуйте за нами!
— Но, послушайте, мы же не знали… Мы не хотели… — пролепетала девушка, к которой первой вернулся дар речи.
— Хотели, не хотели — колдуны разберутся, — хмыкнул мужчина. — Раз осквернили Фонтан, будете отвечать. В Колдовской Академии из вас живо вытрясут правду. А ну марш!
Он грубо схватил Тоню и Дениса за шиворот и, ничуть не церемонясь, поволок их прямо к открытой двери здания, которое оказалось вовсе не собором, а Колдовской Академией.
Друзей втащили в просторный зал с высокими колоннами и витражными окнами и повели, то и дело подталкивая, к маленькой темной двери слева от большого запертого входа в соседнее помещение. Какие-то люди в темно-коричневых балахонах с плохо скрываемым интересом проводили пленников взглядами.
Неожиданно запертая дверь с легкостью распахнулась, и в зал быстрым шагом вошел мужчина в богато расшитом платье с широкими рукавами и накинутом на плечи темно-синем плаще. В руках незнакомец держал длинный жезл из легкого блестящего металла, конец которого венчал прозрачный кристалл.
Вошедший приблизился к рыцарям, и Тоня увидела, что он еще очень молод: на вид ему можно было дать от силы лет двадцать. Лицо юноши, строгое и властное, было обезображено уродливым шрамом на щеке от давнего ожога, но глаза его, чистые и ясные, вызывали приязнь.
Молодой человек остановился перед рыцарями, и те почтительно склонили головы. Светлые глаза юноши в упор поглядели на Антонию, и девушка вздрогнула от странного чувства: ее словно прожигали насквозь.
— Кто эти двое? — спросил он у рыцаря с пером.
— Не знаю, господин, — дрожащим голосом произнес тот. — Мы арестовали их за осквернение Фонтана Жизни. С нашего позволения мы отведем их в темницу до установления вины.
Юноша нахмурился.
— Осквернили Фонтан Жизни? — тихо произнес он. — Но ведь они должны были сгореть от потока энергии… Кто из вас коснулся воды в Фонтане, отвечайте! — обратился он к пленникам.
В голосе юноши зазвучал металл, а глаза продолжали сверлить Тоню, которая буквально сжалась в комочек под этим взглядом.
— Я, господин, — прошептала девушка, не в силах посмотреть в лицо незнакомца. — Это сделала я. Мой друг ни при чем.
Она почувствовала, как Денис больно сжал ее пальцы, и увидела, как побелело его лицо. А юноша в синем плаще вдруг поднял правую руку и начертил в воздухе замысловатый знак, который вспыхнул ярким голубым светом, плавно переместился к Антонии и застыл над ее головой. Девушка с изумлением смотрела на него, пока он не растаял — так же внезапно, как и появился.
Глаза юноши сверкнули.
— Колдунья! — воскликнул он, не сводя глаз с Тони. — Уведите ее и этого, — он небрежно махнул рукой в сторону Дениса, — в темницу. Когда мастер Левари Горнэм вернется, Совет Колдунов решит, что с ними делать.
— Но мы… — пролепетала Тоня.
Однако договорить ей не дали. Рыцарь с зеленым пером открыл темную дверь и с еще большей грубостью втолкнул ее в узкий сырой коридор. Девушка поскользнулась и упала на каменный пол, сломав каблук одной туфли. Денис помог ей подняться.
Рыцари повели их вдоль камер с крохотными окошками, забранными решетками. Из-за дверей доносились звуки, похожие на плач и стоны. Антония испуганно схватила Дениса за рукав и прижалась к нему, как будто он мог защитить ее от всего этого.
У последней камеры рыцари остановились. Человек с зеленым пером на шлеме открыл дверь большим ключом и жестом приказал пленникам заходить.
— Послушайте… — начала Тоня, но ее опять прервали толчком в спину, и она ввалилась в полумрак сырой камеры.
Следом за ней таким же образом проследовал и Денис, который перед этим наградил одного из рыцарей весьма нелестным русским эпитетом.
После этого дверь захлопнулась.
— Откройте! — заорал Харитонов, бросившись к двери. — Откройте, сволочи! Выпустите хотя бы девушку!
— Они тебя не понимают, Дэн. Они все здесь говорят по-латыни, — всхлипнула Антония.
Денис повернулся лицом к подруге. Губы Тони дрожали, по щекам текли слезы. Она стояла посреди пустой камеры, худенькая, хрупкая и беспомощная. Свет факела на стене освещал ее бледное лицо.
Парень подошел к ней и обнял за плечи.
— Послушай, Тонечка, — ласково сказал он. — Вот увидишь, мы отсюда как-нибудь выберемся. Пока не знаю как, но я что-нибудь придумаю.
Девушка опустилась на холодный пол и закрыла лицо руками.
— Не нужны мне такие приключения! — рыдала Тоня. — Мне страшно, Дэн! Домой хочу!
— Пока мы не можем вернуться, — мягко сказал Денис— Я, осел, оставил пентаграмму на клумбе позади Академии. Не плачь, я найду способ отсюда выбраться. И не сиди на холодном полу, простынешь.
Харитонов протянул ей руку. Тоня всхлипнула и поднялась.
— Знаешь, Тонь, — сказал он, — у меня в голове каша. Какие-то рыцари, колдуны, фонтаны… Хотел бы я знать, что тут вообще происходит и где мы!
Денис потер лоб, а затем стал нервно ходить по камере, размышляя над положением, в котором они оказались. Антония молча стояла у факела и тихонько всхлипывала…
* * *
…Абмолин Эл хмуро глядел на безлюдную площадь и сверкающий Фонтан Жизни из окна своей комнаты. Сильный ветер трепал его длинные черные волосы, солнце слепило глаза, но юноша, казалось, даже не замечал этого. Он был поглощен мыслями о пленниках, которых привели час назад в Колдовскую Академию.
Кто они? Откуда взялись? Что им нужно в его стране? Почему они так странно одеты? Как много вопросов, и ни одного ответа.
И все-таки есть что-то знакомое в этих чужаках, особенно в девчонке. Кого-то она ему сильно напоминает… Только вот кого? Где он, Абмолин, уже видел похожее лицо?
Юноша закрыл глаза и нахмурился, пытаясь вспомнить. Ему представился большой зал, освещенный золотыми лучами солнечного света, проникавшего из высоких окон: зал в Школе Магов, где он когда-то учился. Абмолин вспомнил, как он любил смотреть на старинные портреты на стенах между окнами, как мечтал стать похожим на Древних героев, изображенных на них.
Вспомнил он и то, как его с позором выгнали из Школы, когда проклятый выскочка Борис Кочкин рассказал учителям о пристрастии Абмолина: чтении трактатов по основам черной магии…
Юноша нахмурился еще сильнее и стиснул кулаки, Ничего, настанет день, и он отомстит Кочкину за позор, Абмолин никогда не забудет предательства человека, которого считал лучшим другом.
И никогда не сотрутся в его памяти лица древних героев на портретах, к которым теперь его самого вряд ли причислят.
Абмолин Эл стал вспоминать величайших людей былых времен, которых видел когда-то в зале Школы Магов. Вспомнил он Эндоралу Светлую, первую Хранительницу Мира, великана Виота Толари, строителя знаменитого моста через Черные Топи, прекрасную Аскерсину Рыжую, бесстрашную Сималию Энлин… Сималию!
Светлые глаза юноши радостно сверкнули.
Вот кого ему так напоминала девчонка-пленница, которая дерзнула коснуться Фонтана Жизни! Вот оно — сходство!
«Да, да, — думал Абмолин, — она очень похожа на Сималию, как родная сестра. Но ведь у Сималии не было сестер… и дочери быть не могло, ведь она исчезла, когда была совсем юной девушкой. А может, сегодняшняя пленница и есть Сималия?! О, Древние Силы!»
Юноша вцепился в подоконник до боли в пальцах.
«Нет! — мысленно воскликнул он. — Это невозможно! Сималии в этом году должно быть по меньшей мере восемьдесят, а никак не семнадцать. Даже если бы она по какой-то причине осталась прежней и не постарела, все равно выглядела бы старше. Она и была старше, когда исчезла из нашего мира…
Из нашего мира! Конечно! Вот разгадка головоломки! Девчонка и ее спутник пришли из другого мира: это видно по их одежде, поведению. Но как?! Как им это удалось? На вид они обычные подростки, а осуществить подобное перемещение не всякому зрелому магу под силу. Проклятие, скорее бы наступило завтра, скорее бы Левари приехал!»
Абмолин оперся локтями о подоконник и обхватил голову руками. Он чувствовал себя ребенком, которого родители оставили одного в большом темном доме. Он боялся самостоятельно решать дела города, дела государства, боялся допустить ошибку.
Левари Горнэм, Архколдун и двоюродный брат Абмолина, правил страной уже достаточно давно. Он был старше Эла на пятнадцать лет, и всю жизнь юноша беспрекословно подчинялся ему, преклоняясь перед его разумом и волей. Абмолин безгранично доверял ему, восхищался им и считал его выдающимся человеком.
Левари был кумиром юного мага. Абмолин готов был не задумываясь умереть за него. Именно поэтому юноша так боялся хоть чем-нибудь огорчить его, и именно поэтому он опасался самостоятельно принять решение, как поступить с пленниками.
«Я еще слишком молод и неопытен, чтобы решать такие вопросы, — подумал Абмолин. — Я дождусь приезда брата, и он сам все решит».
* * *
Через два с половиной часа Тоня и Денис уже не могли больше держаться на ногах и в изнеможении уселись на холодный пол, прислонившись спинами к сырой стене. Антония выплакала все слезы и окончательно уверовала в реальность происходящего.

Читать книгу дальше: Климова Элора - Никто и никогда

 Звезда http://litkafe.ru/writer/391/books/1005/veresaev_vikentiy_vikentevich/zvezda