ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Даниэльс Стефани - Нарушенные обеты - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бор Алекс

Фабиола


 

Здесь выложена электронная книга Фабиола автора, которого зовут Бор Алекс. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Бор Алекс - Фабиола.

Размер файла: 30.65 KB

Скачать бесплатно книгу: Бор Алекс - Фабиола



Бор Алекс
Фабиола
АЛЕКС БОР
ФАБИОЛА
"Звездные войны". Эпизод 135-й
1.
Все звуки исчезли через десять секунд после взрыва. Фабиола отметила это чисто автоматически, по давней привычке фиксировать время.
Но какое значение имели сейчас прошлые привычки...
Когда "Робингуд", небольшой разведбот, вынырнул из подпространства прямо перед носом вражеской эскадры, Фабиола, хорошо понимавшая, чем может закончиться эта случайная встреча для ее маленького корабля, отдала мнемо-приказ бортовому телескефу, с которым во время полета она составляла такое же целое, как плод с чревом матери: немедленно уходить по "струне" в нуль-пространство! Только там, где теряют смысл все привычные физические законы, можно запутать "следы", спрятавшись среди ирреальных сущностей на время, необходимое для того, чтобы сигнал бедствия дошел до Базы.
Сигнал Фабиола дать успела...
"Робингуд" - маленький, рассчитанный всего на восемь человек - являлся разведывательным спейсером Объединенных Вооруженных Сил Галактической Федерации, и не был приспособлен к длительным боевым действиям с более мощными крейсерами противника.
Однако противник не вчера на свет родился - Третья Звездная перемалывала обитаемую Галактику без малого двадцать условно-стандартных лет, воевать Цпехи умели, да и разведка у Имперцев работала ничуть не хуже, а иногда даже и лучше, чем у Федералов, так что в штабах империи были хорошо осведомлены о способностях "робингудов".
Несмотря на то, что у "Робингуда" не было на вооружении высокоимпульсных аннигиляционных пушек, способных превратить планету средних размеров в светящийся шлейф, состоящий из элементарных частиц, зато его преимущество заключалось в высокой маневренности, в умении быстро уходить по "струне" в нуль-пространство и свободно перемещаться по структурным каналам. Еще ни одному спейсеру Империи не удалось застать врасплох юркий "Робингуд", экипаж которого был настолько дерзок и самоуверенен, что взял за правило, нарушая все договоренности между противоборствующими сторонами, возникать неожиданно в тылах противника и, что называется, "наводить шороху": двумя-тремя точными ударами поражать коммуникации Цпехов и их линейные корабли, и тут же быстро, пока Имперцы не успели очухаться, исчезать, заставляя вражеских генералов озадаченно чесать массивные затылки...
Ходили упорные слухи (информация об этом постоянно появлялась в анонимных сетях Галнета), что за голову Фабиолы Ксотос, капитана "Робингуда", император Цпех Пятнадцатый назначил очень привлекательную для искателей приключений сумму, в которой фигурировала единица с семью нолями. Правда, возникал вопрос, где обескровленная длительной войной Империя найдет столько денег, ибо сумма эта равнялась годовому бюджету небольшой планеты, да и то, если не секвестировать средства, направленные на социальные программы и зарплаты бюджетникам.
Сумма была немалая, однако до сих пор предателей среди милитаров Федерации не находилось, и "Робингуд" оставался неуловимым. Впрочем, если бы даже и появился негодяй, которые позарился бы на грязные деньги шелудивой Империи, то он все равно не смог бы указать точное местонахождение "Робингуда". Фабиола была женщиной гордой и отличалась независимым нравом, она никогда не делилась своими планами с командованием, предпочитая действовать в режиме "свободного поиска". Многозвездные генералы, которые, как утверждали злые языки на анонимных сайтах Галнета, не выиграли ни одного мало-мальски важного сражения, не говоря уже о более широкомасштабной военной кампании, раздраженно хмурились, едва услышав имя Фабиолы, однако ничего не могли поделать со строптивой женщиной. Формально Фабиола не служила в Вооруженных силах Федерации, так как стала капитаном боевого корабля благодаря случайному стечению обстоятельств.
Во время боя погиб прежний капитан "Робингуда", с которым Фабиола, как говорили, была близка. Близка настолько, что капитан не только выделывал с ней в постели разные фортели в свободное от боевых действий время, - что было вполне естественно для нормального мужчины, -но и обучал ее навыкам космонавигации. Поэтому никто не удивился, что после гибели капитана, случившейся три стандартных года назад, Фабиола сама взяла на себя командование разведботом.
Экипаж не был не против, а возражения штабных генералов никого на "Робингуде" не интересовали...
Фабиола никогда точно не знала, куда она направит свой корабль. Решения она принимала, как и всякая женщина, импульсивно. Можно даже сказать интуитивно. И ни разу интуиция не подводила Фабиолу. Ей везло... Хотя иногда Фабиола думала, что везение не может длиться вечно - нельзя так долго играть с судьбой в русскую рулетку и оставаться неуязвимым. Когда-то ей не повезет. Крупно не повезет...
Пять минут назад "Робингуду" крупно не повезло.
В принципе, бортовому телескефу не хватило долей секунды на то, чтобы просчитать все варианты отхода и "выдернуть" корабль из привычного пространства, направив его по "струне" в нуль-переход.
Но именно этой ничтожной доли секунды оказалось достаточно, чтобы цпехи, не ожидавшие от злодейки-судьбы столь щедрого подарка, ударили по ненавистному "Робингуду" изо всех орудий...
"... странно, - подумала Фабиола, - оказывается, я еще жива..."
Она полулежала в уютном кресле спас-капсулы, которая отделилась от корабля за мгновение до взрыва, в полном соответствии с заложенной в телескефе программой, ушла по "струне" в нуль-переход, а затем через некоторое время "вынырнула" в привычное пространство, на расстоянии десяти световых лет от места гибели корабля.
Спустя несколько секунд напряженную тишину пространства оживил чей-то голос, который явно хотел казаться бодрым:
- Алло, говорит Ян. Меня кто-нибудь слышит?
- Я вас слышу, - ответила Фабиола. Она обрадовалась, узнав голос Яна вольнонаемного комбатанта. Осознание того, что еще кто-то остался в живых после того, как "Робингуд" был испепелен лучом боевого импульсатора, придало ей уверенности в том, что положение не такое безнадежное, как могло показаться в первые секунды. Если выжила она, если выжил Ян значит, можно надеяться, что живы и остальные...
- Капитан! - снова прорезался по-мальчишески звонкий голосок Яна. - Мне кажется, мы вляпались по самую задницу. И как нас угораздило вляпаться в эту кучу дерьма?
Фабиола усмехнулась: Ян явно хотел быть похожим на героев старинных космических боевиков, которые в большом количестве содержались в памяти бортового телескефа. В свободное от вахты время экипаж развлекался просмотром этих шедевров древней культуры матушки-Земли. Теперь, когда коллекция нетленок погибла вместе с кораблем, подобного рода высказывания могли вызвать лишь горькую улыбку. Однако Фабиола понимала, что Ян, которому не исполнилось еще и двадцати, нарочитой грубостью речи пытается справиться с волнением и снять стресс, чтобы потом неспешно проанализировать, как так получилось, сто их корабль угодил в ловушку...
Сама Фабиола ни на йоту не сомневалась, что это была ловушка. Женщина не верила, что неприятельская эскадра случайно развернулась в боевые позиции в этом квадрате ничейного пространства, лежавшего очень далеко как от населенных планет и пассажирских трасс, так и от театров военных действий.
Эта зона диаметром в два световых года считалась нейтральной, и Фабиола частенько направляла "Робингуд" сюда, давая возможность экипажу отдохнуть и восстановить силы перед новым броском. Координаты небольшой планеты земного типа, одиноко вращавшейся вокруг небольшой желтой звезды, не знали даже генералы Генштаба. Фабиола сознательно сообщила в Центр, что данная планета представляет собой каменную пустыню и совершенно непригодна для жизни...
Но, видимо, военное командование Империи решило любой ценой уничтожить ненавистный разведбот. Фабиола не сомневалась, что Цпехи давно уже следили за "Робингудом", им были хорошо известны маршруты движения спейсера, и они не сомневались, что когда-нибудь корабль вернется в свой тайный схрон.
Следовательно...
Да. Напрашивался единственный вывод. Но Фабиола приказала себе не думать о том, что лежало на поверхности. Иначе придется согласиться с мыслью, что "Робингуд" стал жертвой предательства. И предал кто-то из своих. Из членов экипажа...
- Так что же, капитан? - снова прозвенел голос Яна. - Отлетались мы, значит?
- Заткнись, сержант! - громко вскрикнула Фабиола. Совсем не для того, чтобы продемонстрировать молокососу, что она все еще капитан, хотя их корабля не существует... Просто Ян выражал и ее мысли, которые нагло лезли в голову непрошенными гостями, и пытались остаться в мозгу полноправными хозяевами. Фабиоле не хотелось признаться себе, что надежда на спасение была минимальной. Почти равной нулю... Правда, Фабиола не сомневалась, что бортовой телескеф за долю мгновенья до того, как испарился в огненном вихре, успел вбросить в закрытый спецканал связи сигнал бедствия с указанием приблизительных координат катастрофы и квадрата, в котором нужно искать спас-капсулы с членами экипажа...
Но Фабиола не имела представления, как далеко находились стационарные базы Вооруженных Сил Федерации, и как близко дрейфовали корабли противника.
Но она не сомневалась, что Цпехи тоже могли услышать сигнал бедствия. И сейчас они торжествующе потирают потные руки, радуясь тому, что наконец-то этот долбаный "Робингуд" перестанет докучать имперскому флоту, наконец-то прекратятся наглые партизанские вылазки. Впрочем, рассудила Фабиола, радоваться они будут только после того, как удостоверятся, что "Робингуда"
действительно больше не существует. Можно не сомневаться, что сейчас их боевые корабли находятся уже на полпути к тому месту, откуда доносятся сигналы бедствия. А спас-капсулы не приспособлены для ведения боевых действий, у терпящего бедствие из оружия имеется только личный бластер, да и тот пригодится только для того, чтобы поставить эффектную точку выстрелом в собственный висок, чтобы избежать позорного плена и связанных с ним мучений...
Правда, всегда есть надежда, что свои успеют раньше. Однако Фабиола сомневалась, что они вообще пошевельнут пальцем ради спасения оставшихся в живых "робингудов". Корабль погиб на нейтральной территории, где не ведется боевых действий - зачем раздражать противника, который и без того не в себе, потому что Цпехи медленно, но верно проигрывают войну, хотя их пропаганда твердит обратное? Чтобы спасти экипаж погибшего разведбота? Но ""Робингуд" официально не является боевой единицей Федерации, а его капитан Фабиола Ксотос не находится в непосредственном подчинении Федерального Совета Обороны и Генерального Штаба. Военные чиновники, которые успешно спасают свои толстые задницы на тыловых базах, надежно защищенных силовыми и прочими полями, осуждали партизанские методы ведения боевых действий, которые практиковала Фабиола. Генералы всерьез считали, что войну нужно вести по установленным им же правилам, тогда как Фабиола плевала на все правила, одерживая одну победу за другой, и генералы были вынуждены, скрепя сердце, признать, что Фабиоле принадлежит немалая доля заслуг в победах над общим врагом, жестоким и коварным. Тем не менее, они не спешили награждать ее боевыми орденами, ибо Пятый параграф Устава Вооруженных Сил Федерации гласил, что женщина не имеет права командовать боевым спейсером в военное время (впрочем, и в мирное тоже...) А если она не имеет права командовать боевым кораблем, то на нее не распространяется Конвенция о гуманных способах ведения войны. То есть если Фабиола - не дай Бог, конечно, - попадет в плен, ни одна толстая генеральская задница не пошевельнет и мизинцем, чтобы добиться ее освобождения, не говоря уже о том, чтобы обменять ее на какого-нибудь пленного цпеха...
Веселенькая перспектива - сгнить заживо в подземных казематах Империи...
Гораздо более веселенькая, чем медленно умирать в спас-капсуле, дожидаясь помощи, которой наверняка не будет...
- Тысяча космических чертей! - сквозь глухой треск темной космической пустоты доносился до Фабиолы срывающийся тенорок Яна. - И зачем я ввязался в эту авантюру? Дьявол дернул меня улететь с Земли. Повоевать мальчишке захотелось! Романтик долбаный! А теперь я должен глотать собственное дерьмо в открытом космосе...- Лексика Яна не отличалась излишним богатством и разнообразием. Фабиола подумала, что если она выживет и снова станет капитаном "Робингуда", то выкинет к чертовой матери все файлы с этим памятниками старины, чтобы у экипажа ее корабля не было повода перенимать дурные привычки киношных космических волков. И тут же поймала себя на мысли, что думает так, словно ничего не случилось, что верный "Робингуд"
ждет ее на одной из внешних баз... Она почувствовала, как в сердце проникает черная, как космическое пространство вокруг, тоска, и уже была готова составить компанию своему подчиненному и высказать этой черной пустоте все, что она о ней думает, не стесняясь в выражениях - Фабиола знала десятка три оборотов, произносить которые в светском обществе считалось дурным тоном. Но Фабиола, сколько она себя помнила, никогда не горела желанием стать светской дамой, да и леди назвать ее можно было лишь с очень большой натяжкой, и это несмотря на то обстоятельство, что приставать к ней с непристойными предложениями было далеко не безопасно.
Помнится, один очень бравый генерал, которые завоевал все свои звезды на штабном паркете, пытался по-хорошему договориться с Фабиолой насчет совместного ужина при свечах, но случайно начал распускать руки, и в итоге очутился не только в глубоком нокауте, но и, поговаривали, пришлось ему, бедолаге, пройти долгий лечебный курс, чтобы восстановить способность общаться с женщинами не только на вербальном уровне.
Фабиола улыбнулась, вспомнив эту давнюю историю. Правда, тогда ей было совсем не до улыбок. Генерал пользовался влиянием в правительстве Федерации, и Фабиолу едва не заключили под стражу...
- Ну почему я должен глотать собственное дерьмо в этом космическом гробу, - продолжал стенать Ян, - вместо того, чтобы лежать в постели со своей девушкой...
Нытье Яна уже начало надоедать Фабиоле, и она с раздражением крикнула:
- Заткнитесь, сержант! Вы же мужчина, черт вас дери! Или вы предпочитаете быть столь приятным вашему сердцу дерьмом?
Ян тут же замолк, но Фабиола чувствовала, что его молчание будет длиться недолго. Ян был молод, он всего три месяца назад пришел в экипаж, заменив погибшего Дана. И сразу стал своим в маленьком сплоченном коллективе "Робингуда"...
Фабиола прикрыла уставшие глаза, чтобы вспомнить, как выглядел Ян. Но его образ почему-то ускользал от Фабиолы. Она только вспомнила, что был он невысоким и худощавым. Черноволосым. С такими же черными глазами, большими и жгучими. Фабиола не сомневалась, что Ян, несмотря на свои неполные двадцать лет, наверняка нравился женщинам. И женщины тоже, вне всяких сомнений, поглядывали на Яна. Да и что греха таить - сама Фабиола была готова отдаться парню, забыв обо всем на свете! От безумного рокового шага ее удерживала... нет, не ответственность за экипаж, и даже не военная присяга, которую она никому так и не дала -черт с ними, с ответственностью и с присягой! Фабиолу останавливала память. Память о Максе. Именно Макс подобрал ее, умирающую, потерявшую память, на какой-то раздолбанной непрерывными бомбардировками планете, среди горящих руин. Именно Макс выходил ее, вернул к жизни... Правда, Максу так и не удалось вернуть Фабиоле память, она так и не вспомнила, как оказалась на этой планете. Скорее всего, она там жила. И, скорее всего, у нее там была семья, которая погибла при бомбардировке. Единственным воспоминанием о прошлой жизни осталось имя - Фабиола. Ее действительно так назвали родители - которых она, впрочем, так и не вспомнила. Выздоровев, Фабиола пыталась выяснить свое прошлое через Галнет, даже подавала запрос в поисковик по поводу фамилии Ксотос- но ничего не обнаружила. Если верить Галнету, она была единственной в Галактике носительницей этой фамилии, что само по себе было невероятным...
Впрочем, тогда Фабиолу занимали совсем другие проблемы, которые к теории вероятностей не имели ни малейшего отношения.
Ей было неприятно и больно чувствовать себя человеком без рода, без племени. На Фабиолу навалилась тоска. Такая невыносимая, что девушке не хотелось жить. Несколько дней Фабиола пролежала в своей каюте, ни о чем не думая, глядя в потолок.
А потом к ней пришел Макс...
То есть Макс заходил к ней и раньше - приносил еду, расспрашивал о здоровье, о прошлой жизни, которую Фабиола не помнила. Но она не притрагивалась к пище, а на все вопросы отвечала односложно - ей хотелось поскорее остаться одной, наедине со своими горькими мыслями. Иногда Макс присаживался на краешек кровати и что-то тихо говорил Фабиоле, но девушка не слушала его тихих, сбивчивых фраз. И лишь однажды бросила ему в сердцах:
- Зачем ты спас меня? Уж лучше бы я умерла там, среди развалин, чем узнать, что у меня нет семьи.
- Глупая, - ответил Макс, виновато улыбаясь. - У тебя теперь есть семья.
Весь экипаж считает тебя своей...
- Но я не знаю, кто мои родители. Я не помню их. Не помню, были ли у меня братья и сестры... - на глазах Фабиолы блеснули слезы. -Они, наверное, погибли при бомбардировке...
Фабиола уже знала из рассказов Макса, что планету, на которой ее нашли, и название которой она так и не могла запомнить, Цпехи подвергли массированной бомбардировке. Это была акция устрашения, потому что на планете не было никаких военных объектов, и имперцы сознательно уничтожали мирные города.
- Я даже не могу с ними проститься...
Макс кивнул: он лучше Фабиолы знал, что случилось на планете. После ядерной бомбардировке не выжил никто, Фабиола была единственной, кому удалось спастись из горящих радиоактивных руин.
- Мы уже отомстили за них, - твердо сказал Макс, и его взгляд сделался жестким. - Мы отомстили за всех жителей планеты...
Фабиола знала, что два дня назад "Робингуд" участвовал в рейде по тылам противника, было уничтожено несколько баз тылового обеспечения Цпехов и даже один случайно подвернувшийся эсминец, который стоял в доке, ожидая ремонта.
Пленных не брали...
- Все равно их не вернуть, - с горечью сказала девушка, отворачиваясь к стене и проваливаясь в глубокий, без сновидений, сон.
Она не слышала, как Макс ушел - на капитанский мостик. И не видела, какое у него было при этом лицо - лицо человека, готового в одиночку уничтожить всю Империю, лишь бы девушка, которая ему понравилась с первого взгляда, улыбнулась... нет, не ему - просто улыбнулась. Макс почему-то был уверен, что у Фабиолы должна быть приятная, милая улыбка...
Когда на следующий день Макс снова пришел к Фабиоле, девушка вдруг поймала себя на странной мысли, что ей хочется, чтобы он подольше побыл в ее каюте. А когда он уходил - слишком быстро, как показалось Фабиоле, она пожалела о том, что он ушел. Ей хотелось, чтобы он остался с ней - на весь долгий день.
На весь вечер...
На всю ночь...
На всю жизнь...
Так оно вскоре и случилось.
Макс стал ее первым мужчиной.
Возможно, в прошлой, забытой жизни, у нее уже были мужчины, но Фабиола не помнила их, так что с полным правом могла считать, что Макс стал у нее первым.
Макс был у нее не только первым, но и единственным.
Позднее, вспоминая то, что произошло между ними в тот далекий вечер, Фабиола пыталась понять, почему она вдруг вот так просто, не задумываясь, отдалась Максу. И понимала, что не может ответить на этот вопрос. Скорее всего, это было не просто инстинктивное желание интимной близости - оно пришло чуть позже, когда Макс и Фабиола уже были близки не одну неделю, а стремление защититься, опереться на твердое, и вместе с тем ласковое мужское плечо. И Фабиола выбрала плечо именно Макса, который стал ее верным защитником и другом. Впрочем, никто из остальных мужчин, членов экипажа "Робингуда", не оспаривал права капитана на Фабиолу. Не только потому, что они были людьми военными, и, согласно субординации, не могли перечить старшему по званию. Нет. На "Робингуде" не было принято бездумное чинопочитание, экипаж был действительно единой семьей, братьями, которые одинаково делили между собой все радости и горести, победы и поражения.
Макс был старшим, но он был равным среди равных, экипаж доверял ему, как самому себе, и "робингуды" готовы были идти за Максом и в огонь, и в воду - как потом готовы были идти за Фабиолой.
Фабиола стала общей сестрой, весь экипаж полюбил ее именно в этом качестве. А Макс полюбил ее как женщину, и Фабиола полюбила его как мужчину. И им было хорошо вместе. Легко. И Фабиола чувствовала себя самой счастливой женщиной в объятой пламенем войны Галактике. Да, она тоже участвовала в вылазках против Цпехов - но, по большому счету, ей было наплевать на Имперцев - просто она хотела всегда быть рядом со своим Максом, который оживил ее, вернул к жизни, из которой она чуть было не ушла - по доброй воле. Потому что зачем жить, когда рядом нет ничего, кроме пустоты, когда ты не можешь вспомнить ни одного родного лица, когда от твоего прошлого осталось только данное тебе имя... Фабиола была благодарна Максу не только за то, что он разбудил в ней женщину - женщину горячую и страстную, но и за то, что он разморозил ее, вернул к жизни. Да, когда Фабиола лежала в своей каюте, уставившись в белый, как саван, потолок, она чувствовала себя замерзшей, ей казалось, что ее сердце представляет собой маленький кусок холодного, как космическая пустота, льда, который уже не гонит кровь по ее жилам. Но первая ночь с Максом, когда он пришел к ней, присел на краю кровати, и Фабиола поднялась с подушек, села рядом с ним, словно в ожидании чего-то... И Макс, который давно уже все понял, обнял девушку, коснулся сухими губами ее горячей щеки... И Фабиоле не оставалось больше ничего, кроме как поверить Максу, отдаться ему и душой, и телом, когда не осталось никаких мыслей, а было только одно счастье от того, что он рядом с ней... Эта ночь без сна растопила холодный лед, сковывавший сердце, и Фабиола почувствовала себя легко, как птица, ей хотелось взлететь в пронзительную голубизну неба и крикнуть так громко, чтобы ее счастливый голос услышала вся Вселенная: "Я люблю тебя, Макс!"
И все эти годы Фабиола чувствовала себя счастливой. Когда Макс был рядом, она ни о чем не думала, ей было легко и хорошо - хорошо, что он есть, и что он рядом, и что он любит ее, а не другую...
И Фабиола верила, что так будет всегда. Что они будут жить долго и счастливо, и умрут в один день - как герои одного древнего фильма, файл которого хранился в памяти корабельного телескефа.
Но Макс погиб...
И хотя Макса не было рядом с ней почти три стандартных года - а это для влюбленной женщины гораздо больше, чем вечность, - Фабиола никогда не думала о том, чтобы найти ему замену. Потому что знала: в любом мужчине она будет прежде всего пытаться найти Макса... И потому не только никогда не сможет стать счастливой сама, но и сделает несчастным своего партнера...
поэтому Фабиола дала себе зарок - никогда не смотреть на мужчин как на мужчин. Это было не так сложно, как могло показаться на первый взгляд ведь во сне к ней всегда приходил Макс...
И только Ян возбуждал в ней давно забытые чувства и желания. И потому Фабиола старалась никогда не встречаться с ним взглядом, напоминая себе, что она - капитан, а Ян - ее подчиненный, и между ними не может быть ничего, кроме отношения "начальник-подчиненный". Фабиоле казалось, что Ян понимал чувство своего командира, потому что без особой необходимости старался не попадаться на глаза Фабиоле. А Фабиола... ей иногда казалось, что если бы она была вместе с Яном, то им было бы хорошо вдвоем. Почти так же, как когда-то с Максом. Но она гнала от себя эти мысли, потому что боялась, что даже в мыслях предает своего Макса, который на самом деле не погиб, а просто ушел за самый дальний космический горизонт на сверхбыстром спейсере выполнять самое секретное задание командования Федерации.
Ушел надолго - но не навсегда.
А это значило, что он мог вернуться в любой момент...
То есть Фабиола должна ждать.
Ждать и надеяться...
Или отправиться следом за Максом, на его поиски...
... Сейчас она как никогда была близка к встрече с Максом, если спасатели не сумеют отыскать ее...
Ее и Яна...
Любопытно, почему жизнь подсовывает такие совпадения?
Фабиола открыла уставшие глаза. Но лучше бы она этого не делала - перед ней расстилалась матовая чернота враждебно настроенного космического пространства. И только теперь она до самого конца поняла, что же случилось с ней и со всем экипажем. До этого мгновенья происходящее казалось Фабиоле таким же сюрреалистическим сном, как и вся ее прежняя жизнь. Сном, который уйдет сразу, как только ты проснешься и поднимешься капитанский на мостик верного "Робингуда" и поведешь корабль навстречу опасностям...
Но Фабиола лежала не в своей постели, а сидела в мягком, но почему-то болезненно неуютном кресле, перед приборной доской, в спас-капсуле, стенки которой снаружи были покрыты отражающим слоем.
- Ян, -позвала Фабиола, - ты меня слышишь?
- Слышу, - глухо отозвался Ян, и Фабиоле показалось, что в голосе парня проскользнули нотки обиды. "Какой же он еще все-таки мальчишка, - нежно подумала о Яне Фабиола, - будет жаль, если он погибнет..."
- А почему молчишь? - спросила Фабиола, понимая, что для постороннего наблюдателя выглядит сейчас крайне глупо, потому что она сама минуту назад велела парню замолчать.
Но вокруг не было никаких наблюдателей, за исключением темного космического пространства, перед которым Фабиола никогда бы не стала отчитываться за свои действия.
- Вы сами велели мне замолчать, - спокойно ответил Ян, но в его спокойствии было столько внутренней силы и несгибаемого достоинства, что Фабиола невольно почувствовала себя неловко. Парень был гораздо сильнее духом, чем она о нем думала, он был готов встретить смерть, если она придет. А его скулеж - это всего лишь игра на публику, так свойственная многим молодым людям. Да и не только молодым...
- Да, да, конечно, - быстро ответила Фабиола.
- Извините, я болтал всякую чепуху. Просто... - он недоговорил.
- Все в порядке, Ян, - примиряюще ответила Фабиола. - Ты как?
- Я в капсуле, приборы функционируют нормально, противника нигде не видно, до ближайшей звездной системы примерно десять парсеков, - четко отрапортовал Ян.
"Куда это нас занесло?" - удивилась Фабиола. А тонкие, но сильные и гибкие пальцы уже ловко барабанили по клавиатуре бортового телескефа.
Так. Скорость движения -30 тысяч миль в секунду.
Ускорение - отрицательное. Передатчик в норме: выдает сигналы бедствия на армейской частоте. А до ближайшей планеты, действительно, чуть больше десяти парсеков.
Только вот...
- Послушай, Ян, ты приближаешься к планете или удаляешься от нее?быстро спросила Фабиола.
- Приближаюсь. Но очень медленно. Если не подвернется какой-нибудь спейсер, то... - он замолчал.
- Понятно, - сказала Фабиола, которой действительно было все понятно.
И, чтобы отогнать мрачные мысли, она спросила:
-Как ты думаешь, кроме нас еще кто-нибудь спасся?
- Не знаю. Но больше никто не выходил на связь...
- Понятно, Ян. Можешь не продолжать.
Фабиола говорила четкими, отрывистыми фразами, сейчас она снова была капитаном, от которого зависела судьба экипажа, пусть даже этот экипаж состоит всего из одного человека. Она перестала быть женщиной, все личные чувства перестали волновать ее - до того самого момента, когда спасательная команда доставит ее на базу.
- Связь через каждые пять минут. Докладывать обстановку. Задача ясна?
- Так точно, капитан! - бодро отрапортовал Ян.
- Не пропадай, - добавила она совсем другим голосом. Сейчас она снова была женщиной, а не капитаном. А женщина имеет право на свои маленькие слабости, о которых иногда должны знать мужчины. - Это не приказ, а просьба... - зачем-то добавила она.
Фабиола обманывала Яна. То есть не обманывала - просто скрывала от него правду. Она не сказала Яну, что их капсулы движутся сейчас в противоположные стороны. Наверное, взрывная волна раскидала их... хотя...
разве в космическом вакууме распространяются взрывные волны? Здесь же нет воздуха... Так что если быть более точным - некая неизвестна ей космическая сила раскидала их в разные стороны. Звучит крайне глупо, но Фабиола плохо разбиралась в физике пространства, хотя когда-то Макс пытался объяснить ей основные законы пространственной физики. Фабиола ничего не поняла, но ей было достаточно того, что она может использовать эти законы в своих целях, не особенно задумываясь о том, как что происходит. Она так и сказала Максу, который ласково улыбнулся в ответ... и дальше им было совсем не до законов пространственной физики...
Фабиола нажала клавишу на клавиатуре. Да, никакой ошибки, скорость спас-капсулы увеличивается...
Но это же полнейший бред! Спас-капсула может двигаться, дрейфуя, только в режиме отрицательного ускорения, то есть постепенно замедляя ход. Что происходит?
Впрочем, Фабиола не первый год была капитаном космического корабля, и потому сразу поняла, что может означать увеличение скорости дрейфа.
Капсула попала в поле притяжения небольшой черной дыры. А черная дыра это известно любому школьнику - обладает способностью затягивать случайно пойманную в ее гравитационные сети жертву. Это происходит медленно, но неизбежно, и спастись может только крупный спейсер с мощным гравитационным двигателем. Спас-капсула по определению не могла быть крупным спейсером, так что...
Фабиолу сначала бросило в жар, а потом ей стало холодно, как будто ее окатили ледяной водой. Погибнуть в черной дыре - это еще хуже, чем попасть в плен к имперцам или умереть в бою. Фабиола была женщина не робкого десятка - война способна наложить отпечаток на любого, кто в ней участвует, - но тем не менее ощутила, как к сердцу медленно скользят ледяные щупальца страха. И не просто страха - ужаса, который сродни страху смерти, когда его впервые испытывает ребенок, до этого момента уверенный, что будет жить вечно.
Но Фабиола давно уже не была ребенком, более того - она даже не была уверена, что когда-то в ее жизни было детство, иногда ей казалось, что она сразу появилась на свет взрослой, тридцатилетней женщиной. Возможно, так оно и было - прежние воспоминания умерли вместе с прежней жизнью, но сейчас Фабиоле остро захотелось почувствовать себя ребенком, который верит в собственное бессмертие, и знает, что впереди у него - вечность, которой не нужно бояться, потому что она не причинит тебе зла...
"Нет, - сказала сама себе Фабиола. - Я не ребенок. И вечность - это синоним небытия..."
Она снова пробежала пальцами по клавиатуре, в надежде, что на экране телескефа высветится что-нибудь более ободряющее.
Но, к сожалению, даже самые умные машины не умеют лгать - люди, которые являются самыми лживыми существами во Вселенной, почему-то не догадываются запрограммировать их на ложь, которая порой бывает во спасение.
На матовом, чуть мерцающем экране высветилось безжалостное: "Внимание!
Опасность! Впереди - плотное тело. Гравитационная ловушка класса "К"!
Опасность первой степени!"
Фабиола быстро выключила экран, который не оправдал ее надежд на спасение.
"Опасность первой степени" - в переводе на нормальный человеческий язык это означает, что нужно готовиться к смерти. К смерти, которая может прийти за ней и через полчаса, и через сутки - в зависимости от того, какой объем занимает черная дыра, и как быстро она будет втягивать в себя окружающее пространство.
Но что означает час или сутки по сравнению с вечностью, которая вскоре распахнет перед Фабиолой свои крепкие объятия?
Жизнь кончится, а смерть - эта такая гостья, точного срока прихода которой не знает никто...
- Капитан, это Ян! Прием! - раздался в динамике знакомый голос.
Добрая весточка из мира живых...
- Прием! Как дела? - Фабиола постаралась придать своему голосу немного бодрости, и это, видимо, ей удалось.
- Нормально, капитан. Но что-то со связью, какие-то помехи...
- Помехи? - зачем-то переспросила Фабиола. Она уже поняла, что черная дыра гораздо ближе, чем она думала, раз уже начала поглощать гравитационные волны, которые движутся быстрее скорости света, и позволяют связаться с любым объектом, в какой бы точке Вселенной он ни находился, практически мгновенно. - Со связью все нормально, просто мы отдаляемся друг от друга.
Летим в разные стороны. Ты понимаешь, что это означает, Ян?
- Понимаю, капитан. Держитесь, все обойдется...
Фабиола улыбнулась: это зеленый юнец пытается поддержать своего капитана.
Вернее, женщину, попавшую в беду. Что ж, может быть, Ян и прав: он мужчина, а обязанностью мужчины испокон веков была защита женщин от опасностей. Но ты еще очень молод и наивен, мой милый мальчик, и не знаешь, что твоя поддержка сейчас ничего не решает. Ровным счетом ничего...
- Спасибо, Ян, - тем не менее Фабиола нашла в себе силы поблагодарить человека, на которого при жизни... гм... я уже начинаю о себе думать как о покойнице... да, на которого при жизни я не обращала внимания, потому что хранила себя для Макса... для новой встречи с ним... в другой жизни жизни, которая никогда не наступит... Может быть, я была не права?
Фабиола закрыла глаза, чтобы увидеть лицо Макса. Но перед глазами не возникло ничего конкретного - какой-то неясный, смутный образ, словно ты пытаешься рассмотреть его через закопченное стекло. Жаль... Сейчас я бы отдала все на свете, чтобы не только увидеть лицо Макса, но и ощутить его сильную мужскую руку на своих плечах... чтобы рядом было его обнаженное сильное тело... Но Макса сейчас нет рядом со мной. Рядом со мной нет никого, кроме... кроме Яна... Фабиола вдруг явственно увидела его лицо, сосредоточенное, но еще очень юное, его вьющиеся черные волосы, жгучие черные глаза... Лицо настоящего мужчины, который видел сейчас в ней не капитана, а слабую женщину. Да, именно так - женщину. Слабое существо...
Женщина имеет право быть слабой. А капитан - нет... но сейчас она уже не была капитаном, потому что ее корабль, которому она отдавала всю себя, словно этот корабль был ее любимым мужчиной, - ее "Робингуд" распался на атомы, сожженный имперской эскадрой. И теперь ей до острой сердечной боли захотелось, чтобы сейчас рядом с ней оказался сильный мужчина, который вселил бы в нее уверенность в себе и помог бы достойно встретить неизбежный финал. Финал, в неизбежность которого Фабиоле не хотелось верить.
... ах, как хорошо было бы сейчас оказаться на Земле, скинуть с плеч ставший почти что второй кожей космический комбинезон, и облачиться в легкий сарафан. Либо, как в детстве, натянуть льняную майку-безрукавку, надеть шорты - и выбежать во двор, набрать в легкие побольше воздуха, и с веселым криком броситься вниз по травянистым улочкам Староволжска, прямиком к реке, где уже собрались ее друзья... Как она плавала, когда ей было двенадцать! Все окрестные мальчишки завидовали... да, надо немедленно переодеться. Скинуть тесный комбинезон.

Читать книгу дальше: Бор Алекс - Фабиола

 Ромул Великий http://litkafe.ru/writer/3364/books/49449/dyurrenmatt_fridrih/romul_velikiy