ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Даррелл Джеральд - Птица-пересмешник - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джонсон Сьюзен

Леди ангел


 

Здесь выложена электронная книга Леди ангел автора, которого зовут Джонсон Сьюзен. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Джонсон Сьюзен - Леди ангел.

Размер файла: 299.19 KB

Скачать бесплатно книгу: Джонсон Сьюзен - Леди ангел



OCR Magicromance
«»: ; ;
ISBN
Аннотация
Англия. Конец прошлого века. Скачки и парусные гонки, королевская охота и великосветские балы — на этом фоне происходит роковая встреча двух героев — обворожительной светской красавицы Анджелы де Грей и американского миллионера, покорителя женских сердец Кита Брэдцока. Их роман, начавшийся как любовное приключение, поглощает героев, меняет привычную, насыщенную изысканными развлечениями жизнь…
Сюзан Джонсон
Леди ангел
1
Коуз, Англия август 1896 года
— Нет, милая, нет, — устало пробормотал Кит Брэддок. — Мне в самом деле необходимо поспать…
Пылкий поцелуй заглушил его возражения, и несколько долгих секунд лишь плеск волн, доносившийся сквозь открытые иллюминаторы, нарушал воцарившееся безмолвие. Затем, вздохнув, он все же отстранил от себя обольстительницу. Теперь, когда она была на безопасном расстоянии, можно было снова расслабленно откинуться на измятые простыни. Белизна белья оттеняла загар его длинного поджарого тела.
— Гонки начинаются рано утром, — виновато произнес он, глядя в глаза сладкоголосой сирене, опустившейся на колени у его ложа. — Ну будь же благоразумна, милая, — снова прозвучала из его уст мольба.
— Экипаж принца Уэльского справится и без тебя, — обиженно возразила женщина. Спутанные золотистые волосы обрамляли ее капризное лицо.
— Но только не завтра. Каждый человек на счету, когда бросаешь на парусных гонках вызов «Метеору». К тому же мне целый день предстоит расточать любезности особам королевской крови, — добавил он, потянувшись. В бледном свете луны были видны бугорки мышц, побежавшие под загорелой кожей. — Вот уж где действительно придется потрудиться, черт бы их всех побрал.
— Ничего, мы быстро…
— Твоя скорость хорошо известна, Саския, — широко улыбнулся Кит. — Никто не достигает оргазма так быстро, как ты, но, право же, дорогая моя, сейчас не время…
Однако в ту же секунду теплый рот Клео, прильнув к его бронзовому бедру, медленно заскользил вверх по упругой коже, и конечный пункт этого путешествия отреагировал вполне предсказуемым образом.
Столь незамедлительная реакция не могла не вызвать у Саскии торжествующей ухмылки.
Влажный язык Клео между тем завершал свой путь, лениво взбираясь все выше по утесу, который с каждой секундой наполнялся новой силой.
Переведя взгляд с темноволосой женщины, уютно пристроившейся у него между ног, на часы, висевшие на стене, обитой тиковым деревом, он попытался взвесить, что для него в этот момент важнее — зов плоти или скучная необходимость считаться со временем.
— Ну еще разочек, — промурлыкала, прикрыв глаза, Саския. Кровь ее закипала от возбуждения при виде живого столба, который то исчезал во рту Клео, то появлялся снова.
Третья женщина, лежавшая на широкой кровати, тоже придвинулась к Киту, навалившись на его плечо своими пышными грудями. Маленькая и гибкая, она приподнялась, чтобы дотронуться губами до его уха, и он ощутил скользнувшее по руке шелковистое тепло ее тела. Ее голос звучал в ухе обворожительной мелодией, силе которой, казалось, не в силах противиться ни один живой человек. Дразнящие слова напоминали о той ночи, когда возле берегов Кипра ему удалось обогнать яхту паши.
Огонь желания охватил все его существо при этом волнующем воспоминании. Стрелка весов, поколебавшись, решительно качнулась в сторону.
— Хотя бы несколько минут, — прошептала прекрасная цейлонка.
Внимательный взгляд глаз, под которыми легли глубокие тени, медленно обвел всех трех соблазнительниц. Аромат их плоти призывно щекотал ноздри, обнаженные прелести казались самим воплощением женственности.
Будь что будет. Ему не раз доводилось участвовать в гонках после бессонной ночи. А особы королевской крови… Ничего не поделаешь, придется им довольствоваться обществом гостя, чуть менее оживленного, чем обычно. О Боже, в его распоряжении оставалось всего лишь три часа!
Зажмурившись, он приготовился испытать острый приступ наслаждения, от которого содрогается в конвульсии все тело. Имея за плечами богатую практику в гареме паши, Клео была способна возбудить до предела каждый нерв… И заглушить голос разума,
Все мысли о предстоящей гонке улетучились, как дым. Даже плеск волн не достигал теперь его ушей. Зрение и слух вернулись позже, когда Клео наконец подняла голову.
Открыв глаза и вновь обведя взглядом своих прелестных спутниц, Кит с легкой усмешкой спросил:
— Итак, милые… Кто будет первой?
2
Праздник в Королевском яхт-клубе искрился весельем, скорее даже какой-то горячечной одержимостью. Веселья и горячности было больше обычного по той причине, что накануне днем гоночный куттер-трех-соттонник «Британия» принца Уэльского выиграл гонки у яхты кайзера «Метеор», отличавшейся революционной новизной конструкции. Принц терпеть не мог своего племянника-позера. Но даже без учета этого обстоятельства, кстати, отнюдь не маловажного, подобная победа сама по себе являлась достаточным поводом для пышного празднества. Одно то, что удалось оставить позади яхту, считавшуюся самой дорогой в мире, придавало победе особую сладость.
Его королевское высочество начал праздновать ее, еще не успев пересечь финишную черту. И сейчас невыносимый шум и гам, стоявший в Королевском яхт-клубе, должен был означать высшую степень ликования и гордости всей Англии.
Однако не все гости бала принимали участие в безудержном веселье. Двое, скрываясь от назойливого шума и сутолоки, нашли убежище на террасе.
Графиня де Грей отчаянно пыталась сохранить выдержку, борясь со слезами, наполнявшими ее глаза и горло. Теперь она понимала, что, несмотря на приглашение принца Уэльского, ей не следовало приезжать в Коуз. Слишком живо все здесь напоминало о Джо. Сколько летних сезонов прошло здесь в прогулках под парусом вместе с Джо Мэн-тоном? Слишком много, чтобы можно было изгнать из памяти все восхитительные моменты прошлого. Она прекрасно понимала всю безвыходность положения, в котором оказался Джо: унаследовав титул, он обязан был жениться. И все же его женитьба на Джорджиане в прошлом месяце стала для графини жестоким ударом. Лишившись милого друга, она осталась в совершенном одиночестве, и душа ее бесцельно блуждала в холодном мире, не находя утешения.
Вторым беглецом был Кит Брэддок. Облокотившись на каменную балюстраду, он предавался мечтаниям о покое и уюте своей яхты, пришвартованной в гавани. Проведя день на «Британии» вместе с принцем Уэльским и провозгласив за последние несколько часов такое количество пышных тостов, которого с лихвой хватило бы на нескольких человек, он хотел сейчас только одного. Его усталый дух неудержимо влекли мир и уединение, которые сулила его «Дезире», стоявшая вдали. Жадно вдыхая ночную прохладу, Кит наслаждался свежестью морского ветерка после духоты бального зала. Ему виделось зыбкое отражение светящихся иллюминаторов его каюты — желтые огоньки, дрожащие на волнах. А не попытаться ли незаметно выскользнуть отсюда?
Завтра ему предстоит потягаться силами с итальянцами и французами. Его яхта, построенная в Америке специально для гонок, должна была победить — все ожидали этого. Кит улыбнулся. Конечно же, он победит. Его «Дезире» способна обогнать любого, кто бы ни встретился ей на океанских просторах. И все же несколько часов сна перед гонками в любом случае не помешали бы…
Внезапно ему послышались приглушенные рыдания. Первым его побуждением было просто пропустить их мимо ушей. Уже поздно, и он устал.
К тому же женские слезы неизменно сулят какую-нибудь напасть.
Однако рыдания раздавались совсем близко, и это возбудило его любопытство. Подумать только, он не заметил рядом с собой дамы. «Вот что делает с человеком праздная жизнь в Лондоне, — сокрушенно подумал Кит. — Равнодушие подводит тебя к опасной черте, за которой перестаешь быть джентльменом».
Анджеле де Грей очень не хотелось предстать в таком виде перед человеком, который на протяжении последних двух недель оказывал знаки внимания дочери ее лучшей подруги. Кита Брэддока ни с кем невозможно было спутать. Даже если бы не луна, на мгновение осветившая мужественное лицо с характерными резкими чертами, его можно было бы узнать и в кромешной тьме благодаря очень высокому росту. Шарлотта в самых восторженных выражениях расписывала богатого и красивого яхтсмена-американца, завоевавшего сердце ее молоденькой дочки. И именно сегодня вечером возлюбленного Присциллы должны были официально представить Анджеле. Знакомство наверняка состоялось бы, но этому помешало нервное настроение, от которого ей никак не удавалось избавиться. До чего же неудобно, черт возьми. Может быть, у него хватит сообразительности притвориться, что он ничего не слышал, и уйти? Анджела от всей души надеялась, что именно так и случится.
Но тонкий аромат духов, принесенный порывом ночного ветра из укромного уголка террасы, лишь еще больше разжег любопытство Кита. Запахи азиатских лилий и мелких розочек-вьюнков, поднимавшихся по стене, неспособны были заглушить благоухание розового масла. Этот аромат волновал, смутно напоминая о чем-то знакомом, но затерявшемся в запутанных изгибах памяти.
Потом опять кто-то тихонько всхлипнул.
Проклиная все на свете, он лихорадочно обдумывал те немногие варианты действий, которые у него оставались. Во-первых, можно было просто уйти. Но не будет ли это позорным бегством? А что, если его узнали? И каким образом можно утешить незнакомую женщину? О Господи, до чего же ему противны эти женские слезы! И все же в конце концов изысканные манеры и врожденная любезность взяли верх. Подавив раздраженный вздох и заранее заставив себя вежливо улыбнуться, он пошел туда, откуда доносились всхлипывания.
В тени, особенно густой там, где стена переходила в башенку, вырисовалась фигура сидящей женщины. Она и в самом деле оказалась совсем рядом.
— Могу ли быть вам чем-либо полезен? — осведомился он без лишних затей.
Графиня подняла лицо, и луч лунного света упал на модно завитые белокурые локоны ее прически. Словно платиновый нимб засиял вокруг лица, красота которого в эту минуту казалась совершенной.
Анджела де Грей слыла первой красавицей. «И вполне заслуженно», — подумал Кит, который был потрясен, поскольку для себя открыл эту истину только сейчас. Она запросто могла свести с ума, даже в этот момент, когда в ее глазах читалась непритворная скорбь.
Графиня едва повернула голову, и в ее ушах сверкнули настоящие лоутоновские бриллианты.
— Ничего, это пройдет, — смущенно пролепетала она. — Так, внезапный приступ меланхолии, усталость после суматошного сезона. К тому же этот шум… — Женщина вздрогнула от неприятного воспоминания.
— Вы позволите проводить вас домой? — спросил Кит. Слухи о внезапной женитьбе майора Джо Мэнтона и последствиях, которые имел его разрыв с графиней после длительной любовной связи, не были для него секретом. Ее стремление к уединению было вполне понятным. Кроме того, ему вдруг стало ясно, почему его так взволновал тяжелый аромат розового масла. Он вспомнил: графиня пользовалась теми же духами, когда он однажды увидел ее в Биаррице, где она отдыхала с принцем Уэльским.
— Но как же мы сможем уйти? Ведь Берти все еще здесь, — ответила она с легким вздохом. Никто из гостей не смел покинуть праздник до того, как это сделает член королевской фамилии.
В глазах Кита вспыхнули озорные искорки.
— Я мог бы помочь вам спуститься с балюстрады, и тогда мы оба сбежали бы отсюда.
Ее губы тронула усмешка.
— Звучит заманчиво. Вероятно, и вы немало утомлены этими празднествами, господин Брэддок? Нас должны были представить друг другу сегодня вечером, — вежливо добавила она. — Я — Анджела де Грей, старинная приятельница матери Присциллы.
— Я так и думал, — ответил он тоном, не выдавшим никаких эмоций. Хотя и не ожидай, что графиня будет так проста в общении и не станет кичиться статусом записной красавицы. Не было в Англии человека, который не знал бы ее по фотокарточкам, которые в огромных количествах продавались по всей стране. — Кстати, вы совершенно правы, «немало утомлен» — это еще слишком мягко сказано о моем нынешнем состоянии. Завтра рано утром мне предстоит участвовать в парусных гонках, и я бы предпочел немного поспать вместо того, чтобы наблюдать за тем, как все вокруг напиваются до положения риз.
— Действительно, шампанское льется рекой, но Берти так рад своей победе. В особенности после того, как проиграл своему племяннику в прошлом году.
— Вили получил сегодня по заслугам. Его следовало дисквалифицировать за то, что на повороте он едва не снес нам нос. Хотя в настоящий момент это уже вряд ли имеет значение. Единственное, что меня сейчас волнует, — это как улизнуть с вечеринки. К завтрашнему утру мой экипаж должен быть в форме, а значит, всем нам необходим отдых.
— А вас там действительно ждут? — спросила графиня с еле уловимой хрипотцой в голосе, выдавшей безотчетное стремление к флирту. — Присцилла, по всей видимости, этого не знает.
Хотя Кит Брэддок всерьез называл своих спутниц «экипажем», по уверениям досужих людей, в действительности речь шла о небольшом гареме на борту яхты, чьей задачей было скрашивать досуг хозяина во время долгих странствий по свету.
— Она слишком молода для того, чтобы знать это, — невозмутимо ответил он, — а слухи, по всей видимости, сильно преувеличены.
От графини не укрылась двусмысленность его слов, но, повинуясь правилам хорошего тона, она обронила:
— О, конечно, какие могут быть сомнения…
Эта реплика относилась в равной степени к обеим частям его ответа. Графине приходилось жить по законам мужского мира, и, несмотря на баснословное личное состояние, дававшее ей гораздо большую свободу по сравнению с другими представительницами прекрасного пола, даже Анджела де Грей порой вынуждена была, подавляя внутренний протест, смиряться с мрачным постулатом: то, что может позволить себе мужчина, далеко не всегда позволительно женщине.
— Итак, каким будет наш следующий шаг? — чуть насмешливо прозвучал низкий голос Кита.
— Не уверена, что должна заплатить за свою хандру сломанной ногой, — с милейшей невозмутимостью парировала она насмешку, поднявшись со стула и шагнув по направлению к балюстраде. Глянув вниз, на вьющиеся розы, Анджела без труда представила себе, что произойдет, если она упадет с такой высоты. — А вы достаточно сильны? Очень надеюсь, что да, — быстро заключила она, села на перила и, шурша юбками, плавно перебросила ноги через перила. — Что ж, господин Брэддок, — добавила графиня, придав своим словам восхитительную протяжность и оглянувшись на него через обнаженное плечо, — похоже, вы и есть тот самый единственный человек, у которого хватит сил спасти нас обоих от невыносимой скуки этого вечера. Во всяком случае судя по вашему виду.
«Интересно, сколько же ей лет?» — Кит внезапно поймал себя на этом вопросе. Сидя на перилах и напряженно расставив руки, чтобы сохранить равновесие, она выглядела совсем молодой. Мысль о ее возрасте, не просуществовав и секунды, ушла, показавшись неуместной. Разве могло это иметь сейчас хоть какое-то значение? Он сам не заметил, как ответил на ее улыбку, которая до него обворожила несчетное количество мужчин. С того самого момента, когда крохотная «Ангелочек» Лоутон улыбнулась из колыбельки дедушке и старый виконт Лоутон расчувствовался до такой степени, что решил не упоминать в завещании своего беспутного сына, оставив все состояние очаровательной внучке.
— Подождите, — сказал Кит, встревоженный одновременно ее позой и теми чувствами, которые вызывала в нем колдовская улыбка графини. Соскочив вниз, на полоску травы у цветочных клумб, он, осторожно пройдя между высокими лилиями, встал под балюстрадой, вытянул руки вверх и, еще раз улыбнувшись, скомандовал: — А теперь — прыгайте!
Не колеблясь ни секунды, она прыгнула, и на его руки опустилось целое облако юбок и тонких кружев ручной работы.
Он крепко прижал ее к себе, и оба засмеялись среди раскачивающихся лилий, как два подростка, радующиеся тому, что им удалось хотя бы ненадолго избежать докучной опеки взрослых. В тот же момент ими овладело легкое, беспечное, но в то же время властное чувство, от которого у обоих перехватило дыхание. Бурное желание, как молния, пронзило плоть Кита, не желающую считаться ни с какими обстоятельствами. И ответный жар разлился по всему телу Анджелы. В то время как он продолжал крепко держать эту обольстительную женщину в объятиях, ее ноги в туфельках болтались в воздухе, а руки, маленькие и изящные, покорно лежали на его могучих плечах. Графиня первой обрела дар речи, вовремя вспомнив, что этим молодым красавцем уже увлечена дочь ее хорошей приятельницы Шарлотты — Присцилла Пемброук.
— Не будете ли вы так любезны опустить меня на землю, господин Брэддок? — попросила она голосом приятным, но холодным.
Какую-то долю секунды он пребывал в нерешительности. До сих пор его жизнь представляла собой череду нарушений всяких светских приличий. Так стоит ли в этот момент изменять себе? Ее соблазнительное тело, крепко прижатое к нему, могло физически ощутить, как неудержимо растет его мужское возбуждение. И она ощутила это, о чем красноречиво говорили смятение и страсть, сверкнувшие в ее глазах. К тому же он был немало наслышан о ней. Она слыла женщиной необузданных страстей, любовницей принца Уэльского и не его одного — Графиня Ангел, величайшая из обольстительниц своей эпохи.
— Вы должны опустить меня, господин Брэддок. Присцилла не поймет…
Упоминание о молодой особе, с которой он в последнее время встречался, помогло ему справиться с порывами души не вполне благовидного свойства. Разжав свои железные объятия, Кит позволил ей соскользнуть на траву.
— Надеюсь, она все же с пониманием отнесется к моему внезапному уходу, — произнес он с небрежной улыбкой, пропустив мимо ушей ее мягкий укор. — Выиграть завтрашние гонки — вот что для меня сейчас по-настоящему важно.
— Присцилла знает, как мужчины любят побеждать, — сказала графиня с ответной улыбкой. — Она умная девушка, к тому же очень молода.
— Но не такая красивая, как вы, — тихо возразил он, зная, что не должен говорить этого, однако не в силах был сдержаться.
После недолгой паузы она, только что испытавшая то же неосторожное чувство, ответила с ледяной вежливостью:
— Весьма любезно с вашей стороны, господин Брэддок. — И, отойдя на расстояние, позволившее окончательно разрушить чары недавних объятий, добавила: — А теперь позвольте пожелать вам спокойной ночи.
— Могу ли я предложить вам свои услуги в качестве провожатого? — осведомился Кит с утонченной любезностью.
— Не стоит утруждать себя, мне нужно пройти всего полквартала.
— В таком случае спокойной ночи, графиня. И приятных сновидений.
— Мне никогда не снятся сны, господин Брэддок, — бросила Анджела, скрываясь в зарослях величавых растений. Она была столь миниатюрна, что роскошные цветы доходили ей до плеч. — И все же я по-настоящему благодарна вам за то, что вы спасли меня от скучнейшего вечера. Я ваша должница.
Обернувшись, она улыбнулась все той же обольстительной улыбкой и взмахнула на првщание рукой. Ее белая лайковая перчатка бледным пятнышком мелькнула в ночи.
Бредя по бархатистой лужайке, Кит размышлял над заманчивой возможностью получить обещанный долг. Удастся ли ему это когда-нибудь?
Возможно, когда он будет настроен менее лирично. И поведет себя менее воспитанно.
Вернувшись на яхту, Кит обнаружил, что ему никак не удается изгнать из своей головы мыслей об Анджеле де Грей. При каждом таком воспоминании о ней в его грезы неумолимо вторгалась грубая реальность. Останавливая задумчивый взгляд на занявших его постель женщинах, из которых ни одна даже близко не походила на графиню, он всякий раз испытывал острое сожаление.
Анджела, придя домой, в собственный особняк Иден-хаус, тоже долго не могла уснуть. Выйдя из своего будуара на балкон, она глядела на освещенные луной резкие силуэты мачт «Дезире», бросившей якорь в гавани. Графиня всей душой желала Киту Брэддоку победы на завтрашних гонках, хотя ее пожелания скорее всего были излишними. Все только и говорили о том, что в нынешнем году кубок наверняка достанется хозяину «Дезире». Внезапно для самой себя она улыбнулась, сделав в эту лунную ночь одно приятное открытие: впервые за месяц жестокая меланхолия куда-то отступила.
Что и говорить, Присцилла подыскала себе замечательного молодого человека. Просто удивительного.
3
К одиннадцати утра следующего дня гости принца Уэльского собрались за завтраком на борту плавучей гостиницы «Виктория и Альберт», где он предпочитал останавливаться, наезжая в Коуз. К полудню яхты, участвующие в гонках, должны были, показавшись из-за мыса, устремиться на всех парусах к финишной черте. Гости наследного принца имели великолепную возможность наблюдать за финалом состязаний — с палуб «Виктории и Альберта» открывался самый полный обзор, стоило лишь оторвать взгляд от тарелок на столах, расставленных под полосатыми тентами.
— Не правда ли, нам повезло отыскать столик, где не так дует? Ах, этот ужасный бриз… — Шарлотта Пемброук, она же графиня Энсли, раздраженно махнула рукой в сторону моря, волнующегося под ослепительным солнцем.
— Раз уж мы расположились на воде, от ветра нам не спастись, — заметила Анджела, наблюдая с полуулыбкой за безуспешными попытками Шарлотты расправить на плечах дочери пышный кружевной воротник, которым играл озорной ветерок.
— Не поможет, maman. Воротничок вконец растрепан. Боюсь, то же самое вскоре случится с моей прической, — злилась Присцилла, поправляя прядь каштановых волос, выбившуюся из высокой прически, модной в этом сезоне. — К тому же солнце печет немилосердно. Моя бедная кожа… — Девушка жаловалась таким тоном, как если бы ее маменька была способна запретить солнечным лучам падать на землю.
— Нам нет нужды здесь задерживаться, дорогая. Уже скоро должны показаться яхты, и тогда мы спустимся вниз, где можно найти хоть какое-то спасение от этой ужасной погоды.
Анджела не первый год близко знала Шарлотту, однако никак не могла привыкнуть к той панической суете, с которой ее подруга выполняла свои материнские обязанности. Что же касается погоды, то о столь благодатном летнем утре и мечтать не приходилось: чистое голубое небо раскинулось над искрящимся морем, солнце согревало, а ласковый ветерок нес прохладу.
— Так, может быть, вам не стоит страдать из-за меня? Идите вниз, а я посижу одна, — доброжелательно предложила Анджела.
— Но не можем же мы пропустить финиша «Дезире»! — выразительно подняла брови Шарлотта.
— Кит ни за что не простит мне этого, — вяло проговорила Присцилла.
— Его преданность Присцилле просто очаровательна. — У Шарлотты был самодовольный вид мамаши, которой удалось надежно заарканить для дочки подходящего жениха.
— Он присылает мне изумительные цветы. Огромнейшими корзинами! Впрочем, все американцы отличаются щедростью, а он к тому же и богат. Баснословно!
— Сорок миллионов в год, — уточнила Шарлотта. В аристократической среде деньги считались материей низкой, недостойной внимания, однако это почему-то не мешало им быть постоянной темой разговоров: у кого они есть и у кого их нет, кто ожидает наследства и кто сумел сколотить состояньице — подобные вещи неизменно вызывали живейший интерес.
— Кит нажил свое состояние сам. Деньги приносит ему торговля: суда и шахты. Пусть у него нет титула, — беззаботно прощебетала Присцилла. — Ну и что? Maman говорит, что если я хочу, то могу выйти за него замуж. Думаю, что свадьба на Рождество — прекрасная идея. Я бы оделась в бархат с горностаем, а бриллианты на этом фоне искрились бы, как снежинки. Кстати, компания Кита занимается также поставками алмазов из Южной Африки, — с торжествующим видом вставила она. — И, конечно, в довершение ко всему я надела бы бабушкину брюссельскую вуаль, которую надевает каждая невеста из рода Пемброуков.
— В Уинмере всегда бывает так живописно, когда выпадает снег. — Леди Энсли выговаривала каждое слово предельно четко, особым драматическим голосом, прилагая все силы к тому, чтобы заставить Анджелу поднять голову от блюда с омаром под сметанным соусом. Ей не терпелось увидеть, какое впечатление производит на подругу ее рассказ. — Всякий раз, когда оказываешься на природе среди этой первозданной красоты, кажется, будто попала в сказку. Все так романтично, словно специально — специально! — создано для молодоженов.
— А что господин Брэддок — он уже сделал предложение? — осведомилась Анджела, поскольку впечатление о Ките Брэддоке, сложившееся у нее, несколько отличалось от того, которым руководствовались Пемброуки. Идиллические понятия верности и юношеской любви как-то не очень вязались с обликом господина Брэддока, в котором явственно проступала авантюрная жилка.
— Ну… не в буквальном смысле. — Большие глаза Присциллы, глядевшие с идеального овала лица, как два голубых озера, чуть сузились. — Но maman говорит, что он непременно предложит мне руку и сердце, потому что из всех девушек, которые в этом году впервые вышли в свет, я самая красивая. Все так говорят! А уж когда я выйду за него замуж, вот тогда-то папа сможет обзавестись новыми рысаками и конюшнями, a maman заново отстроит Уинмер. Полностью! Заново отделанное восточное крыло будет нашим гнездышком. Я и мысли не допускаю о жизни в этих ужасных колониях. Как ты думаешь, могла бы крошка Мэй держать букет во время нашего венчания?
— Думаю, она с радостью согласилась бы на такую роль, — вежливо ответила Анджела за свою двухлетнюю дочь, задаваясь в то же время вопросом, догадывается ли Кит Брэддок о том, что какая-то пигалица сейчас без тени смущения решает вопрос о его свадьбе и всей дальнейшей жизни.
— Скажи, а Фитц вернется с континента к тому времени? — начала допытываться теперь уже Шарлотта. — Хорошо, если бы он успел к свадьбе. Твой сын идеально подходит на роль шафера. — Ее брови изогнулись, выдавая еле скрываемое любопытство. — Или он все еще намерен держаться подальше от Англии и этой дочки манчестерского купца, которая вознамерилась женить его на себе?
— Он писал, что приедет в следующем месяце, — ответила Анджела. — Ему пока нечего опасаться, поскольку я предложила Бруку больше, чем Лофтоны предлагают для устройства дальнейшей судьбы Фитца.
— Но Брук продолжает играть, — полувопросительно произнесла Шарлотта.
— Естественно, — чуть скривила рот Анджела. Проигрыши ее мужа за карточным столом, ставшие притчей во языцех, постоянно требовали от нее все новых расходов.
— Значит, найдено только временное решение.
— Непосредственной угрозы того, что Фитц будет продан дочке Лофтонов за сумму, равную карточным долгам Брука, сейчас нет. Ее удалось предотвратить. Что же касается будущего, — вздохнула Анджела, — то, видимо, мне и в дальнейшем придется выручать Брука всякий раз, когда у него будут возникать финансовые затруднения. Решать каждый кризис в отдельности — по мере возникновения.
Ее супруг отравлял жизнь не только ей — он нес угрозу собственным детям, и ее часто посещала мысль о том, надолго ли хватит у нее сил защищать их от вздорного нрава и алчности отца. Анджела до сих пор не могла прийти в себя после недавнего происшествия с ее семнадцатилетним сыном. Фитц отправился к своей бабушке, чтобы поздравить ее с днем рождения, где, к собственному изумлению, узнал, что ему вскоре предстоит помолвка. Это известие хладнокровно преподнес ему отец. Фитц, вскочив на коня, умчался из замка де Грей в одной рубашке. На следующий день он, измотанный и дрожащий от потрясения, прискакал в Истон. Анджела в каких-нибудь несколько часов собрала его и отправила за границу, где до него не дотянулась бы отцовская рука. А когда она прибыла к Бруку, чтобы обговорить будущее их сына, муж запросил за освобождение Фитца от необходимости подписывать брачный контракт такую цену, что впору было самой лишиться рассудка.
— Брук всегда был для тебя обузой, дорогая, — веско произнесла Шарлотта. — Мой Арнольд тоже не ангел, но уж во всяком случае в мотовстве его не обвинишь.
— Так, значит, Фитц избегает наследницы Лофтонов? — невинно поинтересовалась Присцилла. — Той самой, чей папа владеет дюжиной фабрик, тремя банками и самым лучшим конным заводом на Севере?
— Той самой, — подтвердила Анджела, изумившись в душе тому, насколько точно молоденькая девушка, почти девочка, осведомлена о размерах состояния Реджинальда Лофтона. — А разве ты знаешь ее?
— О Боже, конечно, нет! Не хватало еще водить знакомство с этой дурехой девицей. Но ведь у вас полно денег, и Фитцу нет необходимости жениться на ней. Семья без наследника… Бог знает что!
— А что, если бы на ее месте оказался какой-нибудь богатый буржуазный юнец? — резко спросила Анджела, не ожидавшая от девушки такой холодной рассудочности в разговоре о браке.
— Он хотя бы был побогаче Кита.
— Пожалуй, — вполголоса согласилась Анджела, по-прежнему изумленная столь жестким, чисто деловым подходом юной Присциллы.
— Ну конечно же! Фабрики Лофтонов — самые крупные в Англии, а их банки активно участвуют в мировой торговле, особенно в Южной Африке.
Присцилла просто без ума от бизнеса, — с гордым видом вмешалась в разговор ее маменька. — Они с отцом точно знают, кто сколько стоит, — до последнего пенни.
«Звучит устрашающе», — внутренне содрогнулась Анджела, задумавшись на секунду, не стоит ли перевести собственное состояние за границу — подальше от подобного надзора.
— Значит, господин Брэддок возглавил ваш список перспективных женихов лишь по той простой причине, что у Лофтона нет сына?
— Я в любом случае не вышла бы замуж за того, кто не может похвастать гигантским состоянием, — буднично пояснила Присцилла. — К тому же не вижу в такой сделке ничего предосудительного. Все предельно честно. Ведь он получает в жены не кого-нибудь, а меня. — Ее улыбка светилась сознанием собственных высочайших достоинств.
— Ты непременно должна познакомиться с господином Брэддоком. Кстати, почему бы тебе не наведаться к нам в Уинмер на следующей неделе? Там бы и увидела кавалера моей Присей, — жизнерадостно предложила Шарлотта. — Вчера вечером мы с ног сбились, разыскивая тебя на балу. Но ты как сквозь землю провалилась. Так не упусти же сейчас возможности убедиться, сколь обворожительным может быть наш богатенький Брэддок.
Анджеле уже довелось изведать силу чар Кита Брэддока, а потому она предпочла под благовидным предлогом отказаться от приглашения.
— Боюсь, что не смогу приехать к вам, поскольку уже дала обещание быть на следующей неделе в Оуксе.
— Полагаю, с принцем Уэльским, — лукаво подмигнула Шарлотта.
— Ты же знаешь, как он любит старых друзей, — ответила Анджела, не приняв ядовитого намека на свой счет.
— А как поживает Алиса Кеппел? Надеюсь, вы с ней ладите? — Теперь речь шла о новой любовнице принца Уэльского, которой тот обзавелся совсем недавно.
— Я не иду с ней ни в какое сравнение. Она играет в бридж гораздо лучше.
— Зато ты имела счастье быть другом принца еще в те времена, когда он был достаточно молод для того, чтобы увлекаться не только бриджем, — по-кошачьи промурлыкала Шарлотта, опять приподняв бровь.
— С Берти всегда приятно общаться. Так что, полагаю, госпожа Кеппел в полной мере наслаждается его дружбой. — Несмотря на попытки Шарлотты вызвать ее на откровенность, Анджела не намеревалась обсуждать свои прежние отношения с принцем Уэльским.
— А Джо и Джорджиана? — не унималась между тем Шарлотта. — Кажется, их нет в Коузе, или я ошибаюсь? — спросила она, зная потайной ход в душу подруги. У всех в памяти был свеж скандал, разыгравшийся, когда Анджела бросила принца, отдав предпочтение Джо Мэнтону.
— Они все еще в Европе, — мягко и сдержанно ответила графиня.
— А ведь ты, помнится, участвовала вместе с Джо в прошлогодних гонках, не так ли? Интересно, яхта была твоя?
— Нет, мы шли на его яхте.
— Уж не тогда ли вы выиграли какой-то кубок? Кажется, Кубок Королевы…
— Да, выиграли.
— Не тот ли серебряный, что стоял у тебя в гостиной на китайском столике? И до сих пор, полагаю, стоит? — Леди Энсли картинно выгнула спину, тонко улыбнувшись.
— А я и не знала, что ты участвовала в гонках, — подала следом голос Присцилла, удивленно распахнув глаза. — Но ведь это, должно быть, ужасно. Мало того, что вымокнешь вся до нитки, — тебя еще и продует насквозь.
Анджела, сдержав улыбку, возразила:
— Это не мешает. Ведь получаешь ни с чем не сравнимое удовольствие.
— Действительно? Не знаю, как тебе, а мне помешало бы. Если так, то ты, наверное, и охоту любишь?
— Мой дед любил ходить под парусом и охотиться, вот и я пристрастилась и к тому, и к другому с тех пор, когда была совсем еще ребенком.
— Странно, однако.
«Не более странно, чем обыкновение оставлять молоденьких аристократок вроде Присциллы без хорошего воспитания и образования», — подумала Анджела.
— Я никогда не усматривала в этом ничего необычного, — спокойно продолжила она вслух. — Впрочем, мы жили в Истоне довольно уединенно. Тогда еще был жив дедушка.
— У тебя с Китом много общего, — глубокомысленно заметила Присцилла. — Он тоже любит охоту, — подчеркнула она, снова свернув иа излюбленную тему. — Никогда не подумала бы, что у американца могут оказаться столь утонченные привычки. Какая жалость, что следующую неделю ты проведешь в Оуксе!
— Думаю, что вскоре познакомлюсь с ним. У меня почему-то есть в этом уверенность. Похоже, ты нашла себе хорошего поклонника, — произнесла Анджела с особой лаской в голосе, благодарная Присцилле за то, что та прервала расспросы своей матери о Джо Мэнтоне.
— Мы все могли бы приехать в Истон через неделю, — с особой интонацией проговорила Шарлотта, с лица которой не сходила легкая усмешка, — в том случае, конечно, если бы ты пригласила нас.
— Неплохая мысль, — заметила Анджела, улыбнувшись. — Но мне думается, господин Брэддок предпочтет заняться чем-нибудь другим, более интересным. Мы живем в Истоне очень просто, без затей.
— А я уверена, что он предпочтет делать то, что захочется мне, — твердо возразила Присцилла. В ее голосе зазвучали капризные нотки.
— Да он, похоже, у тебя совсем ручной.
— Поскольку в нынешнем сезоне моя Присцилла самая красивая девушка на выданье — а это бесспорно, — с его стороны было бы верхом глупости не влюбиться в нее без памяти, — изрекла леди Энсли, будто удивившись, как столь очевидная истина может быть кем-то еще не усвоена. — Ну так что скажешь, милая? Мы приглашены или нет?
Шарлотта напрашивалась в гости на правах давней подруги, наверняка зная, что ей не будет отказа. Когда ей что-нибудь требовалось, она шла к цели, не особенно заботясь о светских условностях.
— Конечно, если вас не утомит наша ленивая жизнь, — изящно капитулировала Анджела перед таким напором. — В Истоне нечего предложить гостям, кроме простых деревенских забав. Правда, приедут Милли и Сазерленд. Может быть, будут также Долли и Карсонс.
— Истон — настоящая жемчужина! К тому же, милая, никто не умеет развлечь гостей так, как умеешь ты. Похоже, у тебя там намечается нечто вроде уютной семейной встречи с участием твоих сестер. Мы были бы рады присоединиться.
Истон был загородным поместьем, которое Анджела унаследовала от деда. Поскольку владения ее мужа находились далеко от этой усадьбы, супруги виделись нечасто, что не было столь уж необычно в высшем свете.

Читать книгу дальше: Джонсон Сьюзен - Леди ангел