ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Воннегут Курт - Долгая прогулка в вечность - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Чейз Джеймс Хэдли

Я буду смеяться последним


 

Здесь выложена электронная книга Я буду смеяться последним автора, которого зовут Чейз Джеймс Хэдли. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Чейз Джеймс Хэдли - Я буду смеяться последним.

Размер файла: 142.01 KB

Скачать бесплатно книгу: Чейз Джеймс Хэдли - Я буду смеяться последним



Zmiy (zmiy@inbox.ru), 05.12.2003
«Чейз Дж.X. Собрание сочинений. Т. 30. В мертвом безмолвии: Детектив. романы»: Эридан; Минск; 1995
Оригинал: James Chase, “My Laugh Comes Last”
Перевод: Н. Краснослободский
Джеймс Хэдли Чейз
Я буду смеяться последним


Глава 1
Кошмар, переживаемый мной в настоящий момент, был результатом непростого стечения обстоятельств. Его семена были посеяны четыре года назад, но только сейчас дали свои ядовитые всходы. Именно из них произросли шантаж, два убийства и самоубийство. И именно мне придется пожинать плоды, созревшие к настоящему моменту.
Четыре года назад я за чисто символическую плату подрабатывал в гараже, где занимался электронной начинкой автомобилей.
Мой отец, главный бухгалтер этого заведения, устроил меня туда, как это сейчас модно говорить, по протекции. Насколько помню, я всегда находился под его влиянием. Именно он уговорил меня после окончания школы заняться электроникой и сделал все возможное и невозможное, чтобы я поступил в городской университет, где после успешного окончания мне выдали диплом инженера-электронщика.
Кроме того, еще когда я учился в школе, отец настоял на том, чтобы я научился играть в гольф.
– Пойми, Ларри, большинство весьма важных сделок заключается на площадке для игры в гольф, а отнюдь не в роскошных кабинетах акул большого бизнеса.
Талант игрока в гольф, как выяснилось, был заложен во мне еще в момент рождения, а что касается электроники, то я был фанатиком этой профессии. Днем я, как проклятый, возился с разнообразными схемами, а вечером настырно постигал теорию того, что так успешно применял на практике.
Воскресенье было целиком и полностью отдано гольфу. С тренером мы заключили взаимовыгодное соглашение: он позволял мне до 8.30 бесплатно играть на поле клуба, а я в благодарность за это присматривал за его магазином до полудня. Это устраивало нас обоих: мои доходы не позволяли мне стать членом клуба, а он мог спокойно проводить на площадке время до полудня.
В то солнечное воскресное утро я решил отшлифовать один удар. Сейчас, глядя на все это сквозь призму лет, думаю, мои действия направлялись самим Господом Богом. Если бы я не занялся этим, я бы не познакомился с Фаррелом Браннингамом и со мной не случились бы все эти невероятные приключения, переросшие впоследствии в кошмар.
В тот самый момент, когда мне удался прекрасный семиметровый удар, я услышал за спиной хриплый голос:
– Хорошо сыграно, сынок!
Я резко повернулся. Недалеко от меня стоял высокого роста пожилой мужчина весьма импозантной внешности. Все в нем так и кричало о богатстве и могуществе: и спортивная одежда, и клюшки для гольфа, а особенно властное выражение загорелого лица – агрессивный подбородок, правильной формы нос, голубые проницательные глаза. Все указывало на незаурядную личность.
– Ты смог бы еще раз повторить этот удар, парень?
В ответ я лишь пожал плечами. Поставив другой шар, я еще раз померил дистанцию до лунки, хотя и так прекрасно знал, что до нее ровно семь метров, учел наклон газона и решительно ударил по мячу. Я был уверен, что удар получится. Так оно и случилось.
– Вот это да! Черт возьми, разреши, я попробую!
– Не вопрос! Прошу вас, мистер.
Как все плохие игроки, он тут же засуетился, долго прицеливался, наконец ударил. Результат я знал заранее – мяч остановился в полутора футах от лунки.
– У меня всегда так, – простонал он. – Здесь какой-то секрет?
– Есть немного.
Он посмотрел на меня.
– Объясни, что я делаю неправильно.
– Прежде всего, ваша клюшка несколько коротковата, потом вы смотрите в сторону в момент удара, да и поза желает лучшего.
– Короткая клюшка? Черт возьми, я играю… – он замолчал и уже совершенно другим тоном спросил: – А какая клюшка мне нужна?
– Это можно устроить, мистер.
– Пожалуйста, сделай это.
Я провел его в магазинчик, открыл и продал клюшку нужного размера. Затем мы вернулись на площадку и я объяснил все тонкости выбора позы для удара. Примерно через час ему уже удавались три удара из пяти. Он был страшно обрадован этим.
– У меня еще одна проблема, сынок, – сказал он. – Не смог бы ты помочь и в этом?
Еще полчаса я обучал его ударам издалека. И вскоре он выполнял их более или менее сносно.
– Я очень рад, сынок, – он широко улыбнулся. – У меня сейчас ответственный матч. Вооруженный этими знаниями, я окажу своему сопернику достойное сопротивление.
– Рад был вам помочь, сэр, – я взялся за свою клюшку.
– Минуточку… Как тебя зовут?
– Ларри Лукас, сэр.
– Рад познакомиться, – он протянул мне свою огромную руку. – Фаррел Браннингам.
Я вздрогнул. Это имя было так же известно, как и имя Джеральда Форда. Он был президентом Национального Калифорнийского банка, который имел свои отделения почти во всех крупных городах Соединенных Штатов.
– Это большая честь для меня, сэр, – сказал я.
Он широко улыбнулся, очевидно, удовлетворенный тем, что его имя произвело такое впечатление.
– Чем ты занимаешься?
– Я работаю в ателье по ремонту электронного оборудования.
– Ты знаком с электронными вычислительными машинами?
– У меня диплом инженера-электронщика.
– Университетский?
– Да, – я назвал учебное заведение, которое закончил.
– Прекрасно, Ларри. Занимайся своим делом, а завтра к десяти часам приходи ко мне в банк.
Кивнув, он собрал принадлежности для игры в гольф и пошел на площадку.
Именно эта минута четыре года назад стала переломной в моей жизни. Я надеялся, что, работая у Браннингама, я быстро добьюсь успеха и заработаю много денег, но именно тогда я сделал первый шаг к сегодняшнему кошмару.
Утром, ровно в десять, меня провели в огромный кабинет, больше похожий на площадку для гольфа, где стоял такой же огромный стол. За ним восседал мистер Браннингам.
– Входите, Ларри, – радушно пригласил он. – Благодаря вам я выиграл вчера свой матч.
– Я рад за вас, сэр.
– Это благодаря клюшке, которую вы мне продали. – Он жестом указал на кресло напротив себя. – У вас есть какие-нибудь планы на воскресенье? Вы не могли бы сыграть со мной партию? Я хотел бы знать, что вы думаете о моих ударах. Ну как?
Играть в гольф с мистером Фаррелом! Я едва верил своим ушам.
– Буду рад это сделать, мистер Браннингам.
– Прекрасно. Моя жена любит, чтобы я возвращался к завтраку. Что, если мы встретимся в восемь утра?
– Как скажете, сэр.
– Я разговаривал с вашим деканом сегодня утром. Какого черта вы тратите свое время, работая мастером по ремонту, Ларри? По словам декана, вы прекрасный инженер-электронщик. Вы были одним из лучших среди студентов университета.
– Мой отец хотел, чтобы я работал в этом ателье. По его словам, лучше быть большой рыбой в маленьком море, чем маленькой рыбкой в большом пруду. Но несколько месяцев назад мой отец умер: так что я начинаю подумывать о том, чтобы поменять место. Одна фирма уже сделала мне предложение.
– Сколько вам лет?
– Двадцать семь, сэр.
– Сколько вы зарабатываете?
– Три тысячи.
– В этой фирме вы больше не получите, – уверенно сказал он. – Обладая вашей квалификацией, вы даром тратите время. Но ничего, я вами займусь. – Он некоторое время молчал, задумчиво глядя на меня, потом закурил сигару и продолжил: – Знаете, Ларри, в том положении, которое я сейчас занимаю, иногда приятно поиграть в этакого доброго волшебника. Я время от времени бываю таким, чтобы сделать что-то полезное людям, которые сделали что-то полезное мне. До сих пор я не ошибался в выборе нужной кандидатуры. Полагаю, и на сей раз не ошибусь. Вы слышали о Шаронвилле?
– Да, сэр. – Сердце мое забилось. Это был быстрорастущий процветающий город недалеко от нашего, на полпути до Сан-Франциско.
– Мы намерены открыть там филиал нашего банка. Весьма крупный, заметьте. Ведь через несколько лет Шаронвилл станет очень важным центром промышленности. Мне нужны специалисты по ЭВМ, причем по самым современным. Не могли бы вы установить в нашем банке самые современные машины?
– Да, сэр, – ответил я, стараясь говорить твердо.
Он кивнул.
– О'кей, кроме того, я думаю, для вас не составит труда разработать и систему охранной сигнализации банка, не так ли?
– Да, сэр.
– Банк откроется не раньше чем через полгода. Я даю вам три недели срока, чтобы составить проект и подробную смету затрат. Если предложенный вами проект нас не удовлетворит, мы обратимся к другому специалисту. Как вы на это смотрите?
– Я попробую, сэр.
Он нажал кнопку внутренней связи, и в дверях тотчас же появилась секретарша.
– Проводите мистера Лукаса к Биллу, Сьюзен. – Потом, глядя на меня, добавил: – Это наш архитектор. Вы будете работать вместе.
Как только я поднялся, он добавил:
– До воскресенья, – улыбнувшись, он помахал рукой, отпуская меня.

Билл Диксон понравился мне сразу. Маленький, коренастый, с постоянной улыбкой. И хотя у него были седые волосы, он не казался старше меня.
– Я в курсе вашей истории, – он крепко пожал мне руку. – Вижу, босс вновь принялся играть в доброго волшебника.
– Похоже на то.
– Со мной он поступил точно также. Однажды он был вынужден остановиться на дороге, чтобы сменить колесо. Надо же было так случиться, что я проезжал мимо и помог ему устранить неисправность. – Он засмеялся. – И вот я здесь. Вы делаете что-то для него, и он тут же сторицей возвращает долги. Великолепный человек! – Он поднял вверх палец. – Но никогда не забывайте одного – этот великолепный человек не простой благодетель. Если вы не окажетесь таким человеком, каким он вас представляет, или если вы сделаете что-то не так, все пропало. – Затем он резко переменил тему, заговорив о будущей работе. – Думаю, нам надо поехать в Шаронвилл и познакомиться с Алексеем Менсоном, будущим директором банка. Осмотревшись на месте, вы должны точно сказать, что именно там понадобится. Вы сможете поехать туда завтра.
Вернувшись, я принялся изучать план банка. Дело было серьезное. Это был большой банк в три этажа, с подвалом для личных сейфов.
«Это мой шанс», – подумал я, вспоминая своего отца. «Большая рыба в маленьком море или маленькая рыба в большом пруду». А почему бы не стать большой рыбой в большом пруду?
Я принял решение. На моем счету в банке было около пяти тысяч долларов. Этого было вполне достаточно, чтобы прожить несколько месяцев. А потом, если Браннингам не согласится с моим проектом, я найду другую работу.
Я позвонил в компанию и сказал управляющему о своем уходе, даже не выслушав того, что он говорил мне. Шаронвилл действительно был молодым, быстроразвивающимся городом. Повсюду строились новые дома, торчали краны, кипела деятельность. Мы остановились в отеле и, бросив вещи, отправились к месту моей будущей работы. Билл представил меня директору банка Алексею Менсону. Это был мужчина лет сорока, высокий, худой, очень подвижный. Похоже было, что кроме банка его больше ничего не интересовало.
– Ваша работа, мистер Лукас, как раз и заключается в том, чтобы приобрести для банка необходимое оборудование. – Он тут же выдал мне перечень всего необходимого. – Мы хотим все самое лучшее и самое современное, – сказал он.
Следующие четыре дня я не выходил из номера. У меня были все исходные данные, и я напряженно работал. Еду мне приносили прямо в номер. В субботу вечером я составил смету и перечень. Я также проработал будущую стратегию на тот случай, если шефу понравится мой проект.
На следующее утро я ждал его перед магазинчиком тренера по гольфу. Фаррел Браннингам прибыл сюда в «кадиллаке».
– Привет, сынок, – он широко улыбнулся. – Похоже, день обещает быть приятным. – Он вытащил из багажника сумку с принадлежностями для гольфа. – Ну что, начнем?
Браннингам заметно улучшил свою игру. Его удары были хороши. До девятой лунки он шел впереди, так как я хотел позволить ему выиграть этот гейм. Но время от времени он все же допускал досадные промахи и к двенадцатой лунке был уже со мной наравне. Я мог выиграть, но нарочно промахнулся, и шар остановился в нескольких сантиметрах от лунки.
– Мне кажется, что я возьму верх, – заметил он, примериваясь, как бы поточнее ударить.
Я боялся, чтобы он не промахнулся, но шар вкатился точнехонько в лунку.
– Вот так-то! – на его лице появилась широкая улыбка. – Черт возьми, я никогда не играл настолько успешно. А не выпить ли нам немного, дабы отметить это дело?
Я рассыпался в комплиментах, и его улыбка стала еще шире.
Расположившись в баре клуба, он приказал принести нам пару пива. Затем, закурив сигару, он в упор глянул на меня.
– Итак, как дела, Ларри?
– Вам решать, сэр, – сказал я. – Я принес список и смету под необходимое оборудование.
– Быстро же вы сделали все это. Не поторопились?
– Судите сами, – я протянул ему отпечатанные на машинке листки бумаги.
Он быстро пробежал смету глазами, раз за разом делая глубокие затяжки. Покрывшись потом, я ждал, пока он дойдет до последней страницы, где была выписана общая сумма расходов. Но он никак не отреагировал на это.
– Что ж, выглядит вполне достойно, сынок, – кивнул он.
– Должен кое-что сказать вам, сэр. С понедельника я больше не работаю в ателье, и сейчас работаю самостоятельно.
Он посмотрел на меня, перевел глаза на смету и широко улыбнулся.
– Как я понял, это должно означать, что вы будете получать комиссионные за все, что будете продавать.
– Точно. Большая рыбка в большом пруду, не так ли? Когда вы сказали, что я напрасно теряю время, занимаясь ремонтом электронной техники, это заставило меня задуматься.
Он рассмеялся.
– Вижу. – Поставив бокал, Браннингам поднялся. – О'кей, пора возвращаться домой. Жена ждет. Она не любит, когда я опаздываю на завтрак. Хорошо, Ларри, я заберу ваши бумаги и покажу на совете директоров. Как мне вас отыскать?
– Вы найдете мой номер телефона и адрес на обратной стороне сметы.
– Благодарю за партию в гольф. Это лучшая партия, которую я когда-либо сыграл. – Кивнув, он ушел.
Следующие два дня я провел дома, нетерпеливо ожидая реакции на мои предложения. Наконец мне позвонил Диксон и сообщил, что мои предложения приняты, и я получаю зеленый свет.
– Вы хотите сказать, что все в порядке, и я могу начать работать? – спросил я, едва веря тому, что услышал.
– Они все одобрили. У меня для вас гарантийное письмо, по которому вы можете закупать все оборудование, пользуясь деньгами банка. Приходите завтра в контору и мы все оформим. – Он немного подождал, затем добавил: – Поздравляю, Ларри.
Последующие четыре недели я работал день и ночь, поставляя необходимое оборудование. Имя Фаррела Браннингама, словно магический пароль, открывало мне двери всех фирм. Их директора наперебой предлагали мне кредиты на самых выгодных условиях. Я не столкнулся ни с какими проблемами и полагал, что, когда все закончится, я неплохо заработаю на всем этом.
Вскоре можно было начинать монтировать оборудование. Я переселился в Шаронвилл, сняв там двухкомнатную квартиру.
Вместе с Биллом и Менсоном мы работали не покладая рук и составляли неплохой коллектив.
Как-то поздно вечером мы ужинали с Биллом.
– Что ты знаешь об электронных системах безопасности? – неожиданно спросил он.
– Все, что только можно об этом знать. Это была как раз моя специализация в университете.
– Я убежден, что Фаррел доверит именно тебе установку охранной сигнализации. Если ты действительно знаком с этими системами, придумай что-нибудь оригинальное. Стоимость при этом не имеет значения.
Я взялся за новую работу, составил смету, проконсультировался с наиболее квалифицированными мастерами подобного профиля. Подготовив документацию, я вкратце изложил на бумаге суть моего предложения. К этому времени я был уверен, что создам такую охранную сигнализацию, аналогов которой до сих пор не было в стране.
Браннингам сам позвонил мне.
– Билл мне сообщил, сынок, что у вас есть предложения, касающиеся охранной сигнализации банка. Я хотел, чтобы вы рассказали об этом поподробнее. А не сыграть ли нам партию в гольф?
– Как скажете, мистер Браннингам.
После партии, которую я на этот раз не позволил ему выиграть, мы направились в бар клуба, чтобы выпить пива. Там я ему изложил суть моего предложения.
– Мистер Браннингам, если вы согласитесь с моим предложением, – подвел я итог, – то я могу гарантировать, что с безопасностью банка у вас не будет никаких проблем. Ваш Шаронвиллский филиал будет самым надежным банком в мире.
Он внимательно посмотрел на меня и его лицо просветлело.
– Самый надежный банк в мире! – воскликнул он. – Черт возьми, эта идея мне нравится. Какой девиз! Какая реклама! – Он замолк, пристально глядя на меня. – Вы уверены в том, что говорите? Если мы проведем соответствующую рекламную компанию, ориентируясь на этот девиз, ваша система окажется достойной этого?
– Мистер Браннингам, – как можно серьезнее проговорил я, – банк в Шаронвилле будет самым защищенным и надежным банком в мире.
– Совет директоров собирается завтра. Доложите ваши соображения им. Я ничего не понимаю в электронике, но все, что вы говорите, выглядит достаточно интересно.
На следующий день я появился перед десятью директорами, сидящими с каменными лицами. Я изложил все свои соображения относительно охранных систем банка. Продемонстрировал аппараты и планы, упомянул и о стоимости всего оборудования. Они молча выслушали меня. Когда я закончил, Браннингам улыбнулся и сказал, что ответ будет дан завтра.
Через три дня Билл позвонил и сообщил о том, что все мои предложения приняты.
– Вы произвели на них самое благоприятное впечатление. Реклама будет сделана с размахом доселе невиданным, то есть на весь мир. Браннингам на седьмом небе от счастья. – Помолчав, он добавил: – Ты понимаешь, что это значит? Ведь Браннингам постоянно открывает новые филиалы. Так что тебе автоматически будет поручено снабжать их охранными системами. Я просмотрел сметы. Твои комиссионные…
– Я сам занимаюсь этим, – прервал я его.
– Может быть, мы поговорим по этому поводу поконкретнее, Ларри? Мы могли бы работать вместе, объединив наши усилия. У меня есть первоначальный капитал.
Мы встретились и решили объединиться, но вначале поставили в известность Браннингама. Наша идея ему понравилась, и он благословил нас. А это было очень важно, так как именно он посылал нам клиентов.
Мы решили назвать наше предприятие: «Лучшая электронная корпорация». Штаб-квартира была размещена в Шаронвилле. Сняв небольшое помещение под офис, мы работали там весь день и почти все время задерживались допоздна. Вместе с нами работала и небольшая группа специалистов. Через шесть месяцев самый надежный банк в мире был открыт для приема клиентов.
Представители международной прессы и телевидения ожидали этого события. Личный вертолет президента опустился на крышу здания. Все было на уровне. И Браннингам, и совет директоров были очень довольны. С этого момента Шаронвилл стал развиваться еще более быстрыми темпами. Мне было поручено устанавливать электронное оборудование и системы безопасности в растущих, как грибы после дождя, все новых и новых офисах, представительствах известных фирм, крупных супермаркетах. Диксон занимался строительством. Вскоре мы перебрались в более комфортабельное здание, увеличили штат служащих. Имя Фаррела Браннингама заставляло руководителей фирм обращаться к нам. Они говорили:
– То, что хорошо для Браннингама, хорошо и для нас.
От клиентов не было отбоя. К началу четвертого года у нас был шикарный офис в самом центре города и штат в пятьдесят человек. Мы стали крупными рыбами в большом пруду. Я работал по девять часов в день да частенько прихватывал документы домой, чтобы поработать с ними в спокойной обстановке.
Но воскресенье целиком и полностью было посвящено гольфу. Я был членом клуба, и Браннингам каждое первое воскресенье месяца обязательно появлялся там, чтобы сыграть со мной партию. В другие воскресенья я без труда находил себе партнеров. Члены клуба вели себя со мной весьма предупредительно, а то, что я играю в гольф с мистером Браннингамом, придавало мне дополнительный вес в их глазах.
Но семена трагедии, посеянные четыре года назад, медленно зрели, чтобы в один прекрасный день дать жуткие плоды.
Я собирался в гольф-клуб на игру с Браннингамом, когда он позвонил мне и сказал, что его машина сломалась.
– Один дьявол знает, что случилось с этой проклятой колымагой, но двигатель упорно не хочет заводиться. Я позвонил в гараж, но сегодня воскресенье. Когда явится механик, будет слишком поздно.
Я все же решил поехать в клуб в надежде найти какого-нибудь партнера. Я появился там чуть позже восьми и спросил тренера, не особенно, правда, рассчитывая, не хочет ли кто-нибудь сыграть партию.
– Здесь есть одна молодая дама, мистер Лукас. Она хотела бы сыграть партию. Похоже, она играет достаточно уверенно, так что легкой победы не ждите.
Так я познакомился с Глендой Марш, рыжеволосой красавицей с огромными зелеными глазами. Она сразу же произвела на меня необыкновенное впечатление.
– Невероятно! – воскликнула она. – Ну и повезло же мне! Ведь я приехала в этот город специально для того, чтобы сделать репортаж о вас, – заявила она, едва я только назвал свое имя. – Мне сказали, что вы настоящий кудесник в области электронной охранной сигнализации. Я хотела бы вас сфотографировать на рабочем месте.
Я был польщен, когда узнал, что ей заказали эти снимки для воскресного номера «Инвестора», наиболее серьезного еженедельного экономического журнала с громадным тиражом. Я вспомнил, что у меня очень загруженный день завтра, но тем не менее сказал, что буду рад, если она придет в мой офис к восемнадцати часам.
Она немедленно согласилась.
Мы сыграли гейм, и я приложил немало сил, чтобы выиграть. Во время игры я украдкой наблюдал за ней, и она нравилась мне все больше и больше. Замечательная девушка! Я был не очень большим любителем приключений на любовном фронте, тем более, что в последнее время на это практически не оставалось времени. Но к настоящему моменту основную работу выполняли мои помощники, так что я немного освободился. Когда мы шли в бар после игры, я задавал себе вопросы относительно этой женщины. Кто она? Что-то подсказывало мне, что добиться ее расположения очень трудно. «Руки прочь!» – подходило к ней как нельзя более кстати. Подойдя к бару, я предложил ей выпить и познакомиться с другими членами клуба, но она отказалась, заявив, что в следующий раз обязательно сделает это. В настоящий момент у нее совершенно нет времени.
– Благодарю за партию, мистер Лукас. До завтра. – Улыбнувшись, она ушла.
Я наблюдал за ней до тех пор, пока она не села в машину и не уехала.
Глава 2
– О'кей, – сказала Гленда. – Спасибо, это как раз то, что мне было нужно. Надеюсь, я не отняла у вас много времени?
Она пришла в мой офис ровно в шесть вечера, а сейчас было чуть позже половины восьмого. Она сделала снимки наших кабинетов, маленького заводика, сфотографировала меня за письменным столом. Все это время она вела себя как работник, находящийся при исполнении служебных обязанностей. Но спрятав фотоаппарат в футляр, она расслабилась и улыбнулась.
– Ну что вы. Мне будет очень приятно, если статья о моей скромной персоне и моей фирме появится в столь известном журнале. Да и к тому же я закончил работу перед вашим приходом. Надеюсь, вы сделали все, что запланировали?
– Не совсем. Мне бы хотелось получить от вас кое-какие сведения. Но, может быть, для этого вы назначите другое время? Я узнала, что это Фаррел Браннингам создал вам все условия для плодотворной работы. Как это произошло?
– Мы могли бы переговорить на интересующую вас тему за ужином. Как вы на это смотрите?
В ней было что-то завораживающее меня. И мне хотелось побыть в ее обществе как можно больше.
– Я знаю недалеко отсюда очень уютный ресторанчик. Так как?
Она кивнула.
С того момента, как мы распрощались с ней на площадке для гольфа, я не переставал думать об этой девушке. Обычно я выпивал бокал пива в клубе и обсуждал с друзьями последние новости. Но в этот день мне этого не хотелось. Я направился на пляж, где вволю поплавал и позагорал. И все это время я думал только о Гленде.
Во время встречи мужчины и женщины происходит химическая реакция, природу которой пока объяснить никто не смог. Некоторые называют это ударом грома. Что бы это ни было, но оно весьма похоже на взрыв. Поскольку я являлся электронщиком, то представлял себе это как возникновение тока при замыкании контактов. Именно это со мной и произошло. Как только я увидел Гленду Марш, она тут же стала женщиной, которую я желал.
Чем-то мы были похожи, и, что касается меня, я чувствовал, что контакт совершился. Но произошло ли то же самое с ней? Может быть, ее химическая реакция не похожа на мою? Хотелось бы это знать.
Мы пешком отправились в ресторан Мирабо, где я частенько ужинал. Гленда оказалась одной из тех редких женщин, которые не тратят время на изучение меню. Бросив взгляд на карточку, предложенную нам официантом, она заказала бифштекс. Я сделал то же самое.
– А теперь расскажите мне о себе, – попросила она, положив локти на стол и глядя на меня своими огромными зелеными глазами.
Я пустился в пространный рассказ о моей семье, о том, как отец отправил меня учиться в университет, о своей любви к гольфу. Мы закончили ужин практически одновременно с окончанием моего рассказа.
– Вы женаты?
– Нет, – я улыбнулся. – Когда у меня появится свободное время, я подумаю над решением этого вопроса.
– И у вас имеется подходящая кандидатура на примете?
– Пока нет, но, я думаю, вскоре появится.
Она посмотрела на меня и отвела глаза. По ее губам скользнула легкая улыбка. Как мне показалось, она все поняла. Когда я заказывал кофе, она закурила.
– Вы сделали неплохую карьеру, мистер Лукас. Поздравляю, – сказала она после ухода официанта.
– Я просто специалист своего дела, и мне повезло, что я встретил такого человека, как мистер Браннингам.
– Да, вам повезло… Скажите, а банк в Шаронвилле действительно самый надежный банк в мире? Или это не более чем реклама?
– Это самый надежный банк в мире, и я знаю, о чем говорю. Ведь ни кто иной, как я, устанавливал там системы охранной безопасности.
Я заметил искру интереса, мелькнувшую в ее глазах.
– Об этом можно написать сенсационную статью. Не можете ли вы рассказать об этом поподробнее?
– Прошу прощения, но я не имею права рассказывать об этом. Прежде чем доверить мне эту работу, с меня взяли подписку о неразглашении. Если вы хотите знать детали, обратитесь к Алексею Менсону, директору шаронвиллского филиала. Но я не думаю, что вам удастся что-нибудь вытянуть из него. Система безопасности банка сверхсекретна.
– Я все же попытаюсь, – она улыбнулась. – Но, может быть, вы замолвите за меня словечко Менсону?
– Хорошо. Ну, а сейчас расскажите немного о себе. Где вы остановились? Сколько времени намереваетесь провести в Шаронвилле?
– Я остановилась в отеле «Эксельсиор» и пробуду здесь около месяца.
– Вам нравится отель?
Она скривилась.
– Кому нравится жить в отеле?
– Двухкомнатная квартира с кухней вас бы не заинтересовала?
Ее зеленые глаза блеснули.
– Еще бы! Это было бы замечательно!
– Я могу помочь вам. В моем доме как раз имеется свободная двухкомнатная квартира. Я могу сделать так, что ее предоставят в ваше распоряжение на месяц. – Жестом я попросил официанта принести счет. – Хотите взглянуть на нее?
– Было бы неплохо. Спасибо, мистер Лукас.
Я заглянул в ее большие зеленые глаза.
– Называйте меня Ларри, Гленда. Мы будем соседями. Моя квартира находится в противоположном конце коридора.
На следующее утро она переехала. Я позвонил Алексею Менсону и попросил, чтобы он выкроил время и принял меня с Глендой. Я хотел представить ее ему. Я объяснил, что она делает репортаж о Шаронвилле и хочет познакомиться с ним.
Своим резким сухим тоном он сказал, что она может зайти в банк в любое удобное для нее время.
После этого я позвонил Гленде, уведомил о том, что Менсон примет ее, и пригласил вечером поужинать вместе, если у нее будет свободное время.
Мы с ней посетили ресторан «Дары моря». Сделав заказ, я поинтересовался, как прошла беседа с Менсоном.
Она трагическим жестом подняла тонкие руки.
– С таким же успехом я могла взять интервью у уборщицы. Он позволил мне сфотографировать фасад банка и холл. Но когда я спросила его о системе безопасности, он замолчал, как рыба. Я так ничего и не смогла узнать, Ларри.
– Я вас предупреждал. Если бы он рассказал вам, как действует система безопасности, его банк перестал бы быть самым надежным банком в мире.
– Вы правы, но погибает такой материал! – Она с надеждой глянула на меня. – Но, может быть, вы, Ларри, удовлетворите мое любопытство?
– Увы, этого я не могу сделать. Браннингам намеревается открыть еще три похожих банка и поручить мне сделать аналогичную систему. Я хочу получить этот проект. Браннингам – умный человек и сразу поймет, что материал для статьи получен от меня. Прошу прощения, Гленда, но в этом деле я вам не помощник.
– Что ж, ничего не поделаешь, – меланхолически пожала она плечами.
Вскоре нам подали омаров, и мы целиком сосредоточились на еде. В ожидании второго блюда, она небрежно поинтересовалась:
– И каков уровень преступности в Шаронвилле?
– Вот в этом вопросе я абсолютный ноль. Поговорите с шерифом Джо Томпсоном. Он с удовольствием сообщит вам эти сведения. Я время от времени играю с ним в гольф. Очень интеллигентный человек.
Когда мы ждали кофе, я решил задать несколько вопросов, касающихся личной жизни Гленды.
– Вы мне задали массу вопросов, Гленда. Теперь наступила моя очередь. Вы замужем?
Я с трепетом ждал ответа.
– Да, но это была моя ошибка, – она скривилась. – Я журналист, а он коммивояжер. Продает машины. Но в действительности он ничего не делает.
– Все совершают ошибки.
– Возможно, – она посмотрела на меня и улыбнулась. – Мне уже надоело заниматься этой работой. Вся жизнь на колесах, постоянные переезды из города в город, отели, мотели… – Она пожала плечами.
– А о повторном замужестве вы не думали? – Я посмотрел в ее бездонные зеленые глаза, и они вдруг потеряли свой блеск. – Ведь каждый имеет право исправить ошибку?
Она лениво оттолкнула руками тарелку.
– Все было очень вкусно.
– А кофе?
– Можно.
Выйдя из ресторана, мы некоторое время прогуливались по пляжу, глядя на океан, освещенный лунным светом. Я умирал от желания ускорить ход событий, но понимал, что это было бы непоправимой ошибкой. Мне хотелось признаться ей в любви, сказать, что у меня много денег и в избытке хватит на двоих. Что мы можем быть вдвоем до конца жизни. Но следует все же узнать ее мнение обо мне и набраться терпения. По крайней мере у меня впереди еще целый месяц.
Мы вышли из лифта и, пройдя по коридору, остановились перед дверью ее квартиры.
– Спасибо за прекрасный вечер, Ларри.
– Так, может быть, завтра повторим?
Некоторое время она молча смотрела на меня, потом отрицательно покачала головой.
– Давай сделаем по-другому. Что, если ты придешь ко мне? Я приготовлю обед. – Видя мое удивление, она положила руку на мое плечо. – Как странно встречаются люди. Судьба… Предопределенность… Если бы люди знали, что их ждет в будущем… Как может измениться их жизнь в один миг, от знакомства с одним человеком… Ведь каждый день ты на улице встречаешься с тысячью людей. Но лишь один… один может круто изменить твою жизнь… Странно все же устроен мир.
Вот это да! Разинув рот, я, не смея дышать, слушал ее. Она, видя мое удивление, печально улыбнулась, слегка коснулась губами моей щеки и, подняв руку в прощальном жесте, исчезла за дверью.
Некоторое время я оставался неподвижным, глядя на дверь, разделившую нас, потом вытер пот со лба тыльной стороной ладони. Теперь я знал, что наши химические процессы протекают одинаково.

Мы сидели рядом на тахте. Лампа под красным абажуром не могла осветить гостиную, и в ней царил интимный полумрак. Мы только что закончили самый прекрасный в моей жизни обед, плавно перешедший в ужин. Салат, приготовленный из экзотических даров моря, суп из крабов, утка с яблоками, мартини, коньяк, вначале «наперстки» по пятнадцать граммов, а затем, по мере того как повышалось настроение, увеличивались и дозы спиртного. Я никогда не чувствовал себя так легко и свободно. Эдит Пиаф своим неповторимым голосом пела песню о любви, и мне не надо было искать предмет этой любви где-то там… за океаном. Предмет моей любви находился рядом, до него можно было дотронуться рукой, сказать ласковое слово, заглянуть в огромные зеленые глаза. Аромат женщины, сидящей рядом со мной, часы, казавшиеся мгновением, проведенные наедине с ней, баюкающий голос певицы – все это привело меня в блаженное состояние. Никогда еще я не был так счастлив, никогда не испытывал такого умиротворения. Воспоминания о таких моментах остаются на всю жизнь. Боже, если бы это можно было повторить или хотя бы продлить во времени, но судьба, очень скупая богиня, отмеряет ровно столько, сколько считает нужным, совершенно не считаясь с мнением того, на кого она обратила свое благосклонное внимание.
Голос Эдит Пиаф умолк. Гленда открыла глаза и улыбнулась.
– Увы. Прекрасное не может длиться вечность. Все в этом суетном мире имеет конец. Но как все было прекрасно. Это самый восхитительный обед-ужин в моей жизни.
Я с восторгом смотрел на нее.
– Вы самая замечательная женщина, которую я когда-либо встречал в своей жизни.
Видя мой непосредственный восторг, она, немного отодвинувшись от меня, взяла сигарету. Я тут же щелкнул зажигалкой. Сделав пару затяжек, она откинулась на спинку кресла, глядя на меня сквозь синеватые завитки дыма.
– Вчера вечером вы спросили меня, хочу ли я снова выйти замуж. Я хочу рассказать вам о Алексе, моем муже.
Я с надеждой посмотрел на нее.
– О вашем бывшем муже?
– Нет, я все еще замужем.
– Как это?! – Безмятежное чувство эйфории покинуло меня, я весь напрягся.
– Но я хочу развестись, – она не отрывала взгляда от тлеющего кончика сигареты, словно хотела увидеть там разрешение всех своих проблем. – Боже, как бы я хотела развестись!
– Но почему это до сих пор не произошло? – я наклонился вперед, сжав кулаки. – Неужели это такой трудный шаг?
– Не все так просто. Вы не знаете Алекса. Для него каждая мелочь – уже проблема. Он просто не хочет дать мне развод.
– Что-то я не понимаю. Так кто ушел – вы от него или наоборот?
– Я ушла. Не могла больше выносить этого человека. Кроме денег, его ничего не интересует.
– И когда вы ушли от него?
– Прошло уже почти полгода с того дня.
– И что, вы до сих пор не можете избавиться от него?
Она пожала плечами.
– Все дело в деньгах. Если бы я смогла выплатить ему двадцать тысяч долларов, он, скорее всего, дал бы мне развод.
– Вы хотите сказать, что за двадцать тысяч долларов вы можете купить себе свободу?
– Не будем говорить на эту тему. Это я так, просто к слову. – Она красноречиво махнула рукой, стряхнув попутно пепел с сигареты. – Просто я хотела, чтобы вы знали обо мне все, – она доверчиво погладила меня по руке. – Я думала, что способна прожить одиноко до конца дней моих, но встреча с вами заставила меня отказаться от таких мыслей.

Читать книгу дальше: Чейз Джеймс Хэдли - Я буду смеяться последним

 Равенвольф Сильвер http://litkafe.ru/writer/5256/ravenvolf_silver