ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Стюарт Рамона - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Станоевич Бранимир

Усташский министр смерти: анатомия преступления Андрия Артуковича


 

Здесь выложена электронная книга Усташский министр смерти: анатомия преступления Андрия Артуковича автора, которого зовут Станоевич Бранимир. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Станоевич Бранимир - Усташский министр смерти: анатомия преступления Андрия Артуковича.

Размер файла: 205.63 KB

Скачать бесплатно книгу: Станоевич Бранимир - Усташский министр смерти: анатомия преступления Андрия Артуковича



Branimir Stanojevic. Ustaski ministar smrti: Anatomija zlocina Andrije
Artukovica; "Nova Knjiga", Beograd, 1986
* * *
Под редакцией и с предисловием доктора исторических наук В. К. Волкова
(С) Перевод на русский язык, предисловие, послесловие, примечания
издательство "Прогресс", 1989.
Перевод с сербскохорватского Н. А. Гиренко; ISBN 5-01-001639-7.
* * *
Книга Б. Станоевича - документальное повествование о "деятельности"
югославского военного преступника А. Артуковича. "Палач Балкан", "хорватский
Гиммлер" - так называли четыре десятилетия спустя Артуковича, которого
американский суд передал югославскому правосудию.
Автор знакомит читателей с основными фактами биографии преступника. Но
большую часть книги составляют документальные свидетельства чудовищных
злодеяний, совершенных усташами при прямом поощрении нацистов на территории
Югославии. Книга открывает еще одну из страшных страниц в истории фашизма в
его "хорватском варианте".
Жертвам террора, которые предостерегают, благородному епископу Мостара
Алойзию Мишину, моим родителям, имевшим несчастье жить в ту пору, всем, чей
голос доносится из страшного мрака тех лет, взывая к нашему разуму и сердцу.
Автор
БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Хотя со времени окончания войны прошло более четырех десятилетий, многие ее
события и страшные страницы подчас оживают вновь, чтобы напомнить людям о
минувших трагедиях, подобно тому как морские волны выбрасывают иногда на
берег обломки кораблей и другие свидетельства былых катастроф. В отличие от
морской стихии волны истории чаще всего исторгают из своих глубин имена
участников преступлений, человеческих выродков, монстров, жестоких убийц.
Так, весной 1988 года после длительного процесса во Франции был осужден на
пожизненное заключение "лионский мясник" Клаус Барбье, который в годы войны,
будучи начальником гестапо в городе Лионе, отправлял невинных людей в
концлагеря, пытал участников французского Сопротивления. Продолжается
процесс в Дюссельдорфе (ФРГ) над убийцей вождя германских коммунистов Эрнста
Тельмана - эсэсовцем Вольфгангом Отто.
Один из военных преступников предстал перед югославским судом в 1986 году,
через 40 лет после того, как ему было официально предъявлено обвинение в
совершенных злодеяниях. Это Андрие Артукович, усташский "министр смерти",
как его называли, один из самых кровавых палачей периода второй мировой
войны. Его имя практически не известно советским людям. Однако память о
погибших жертвах не позволяет предать забвению совершенные им преступления.
Поэтому появление предлагаемой читателю книги, которая возвращает нас ко
временам войны на территории Югославии, представляется и оправданным, и
необходимым.
Старшее поколение советских людей хранит воспоминания о героических
партизанах и воинах Народноосвободительной армии Югославии, младшее знает о
них по учебникам истории, по литературе и кинофильмам. Но нельзя не
признать, что наши знания несколько односторонни. Мы достаточно хорошо
представляем себе боевые подвиги партизан, самоотверженную борьбу
коммунистов, но нам мало известно об их противниках. Это были не только
нацистские оккупанты, но и их пособники среди югославских народов.
События развивались так, что Югославия периода войны знала не только
массовую народно-освободительную борьбу, которая вписала одну из самых ярких
страниц в историю европейского движения Сопротивления, но и широкое
сотрудничество буржуазных слоев и националистических течений с оккупантами.
Противоборство между этими общественными полюсами определило характер
югославской революции, которая развернулась в годы войны. Победа над
фашизмом стала и победой революции.
Кто же противостоял югославским партизанам помимо оккупантов? В условиях
многонациональной Югославии эти силы были представлены различными
коллаборационистскими и националистическими течениями, грызшимися между
собой за власть и сотрудничавшими с оккупантами. В Сербии это была
марионеточная администрация во главе с генералом М. Недичем, а также
значительная часть великосербских вооруженных формирований "четников" (от
названия повстанческих отрядов - "чет"). Последние ориентировались на
эмигрантское королевское правительство и ставили целью восстановление
довоенного буржуазно-монархического режима в Югославии. С осени 1941 года
они все теснее сотрудничали с немецкими и итальянскими оккупантами в борьбе
против развивавшегося партизанского движения и вскоре окончательно скатились
в лагерь коллаборационистов.
В словенских землях клерикально-националистические течения и профашистские
элементы создали коллаборационистскую политическую и военную организацию
"Бела гарда" ("Белая гвардия").
На части югославской территории фашисты создали так называемое "Независимое
Государство Хорватию" ("НГХ"), поставив во главе своих марионеток-усташей
(от слова "усташа" - повстанец). История Европы в годы войны - это
бесчисленное количество преступлений, массовые фашистские зверства,
уничтожение людей в лагерях смерти, расстрелы мирного населения. Но даже на
этом фоне "НГХ" выделялось садизмом и бесчеловечностью установленного там
режима.
Истоки усташского движения уходят корнями в глубокое прошлое. Особую роль
здесь играли исторически сложившиеся национальные отношения двух родственных
югославянских народов - сербов и хорватов. Оба народа говорят на одном языке
- сербскохорватском, хотя и с небольшими региональными различиями. В
религиозном отношении сербы принадлежат к православной церкви, хорваты - к
католической. Оба народа испытали национальный гнет: сербские земли и часть
хорватских земель находились под османским владычеством, основная часть
Хорватии входила в Венгерское королевство, позднее - в АвстроВенгрию.
Многочисленные миграции привели к смешанному расселению сербов и хорватов в
ряде областей.
Развернувшееся на Балканах национально-освободительное движение против
османского ига привело в XIX веке к образованию независимых национальных
государств: Греции, Сербии, Румынии и Болгарии. В югославянских областях
Австро-Венгрии также зародились буржуазно-либеральные национальные движения
хорватского, сербского и словенского народов.
Росту национального самосознания югославянских народов австро-венгерские
власти противопоставили испытанную тактику: разжигание национальной вражды
между этими народами. Ставка была сделана на хорватскую партию
государственного права, которая во все возраставшей мере скатывалась на
позиции великохорватского национализма.
Роковую роль в истории сербо-хорватских отношений сыграл Иосип Франк,
хорватский еврей, получивший юридическое образование в Вене и ставший
адвокатом в Загребе. Сблизившись с экстремистскими элементами в рядах
хорватской партии государственного права, И. Франк повел дело к превращению
ее в опору австро-венгерских властей. Его деятельность привела в 1895 году к
расколу партии и обособлению шовинистического крыла, которое образовало
новую, так называемую чистую партию права. Со страниц ее органа - газеты
"Хорватское право" - полилась оголтелая пропаганда в пользу создания Великой
Хорватии в рамках габсбургской монархии, разнузданные антисербские выпады.
Франк и его последователи, получившие название "франковцев", встретили
достойных соперников в лице великосербских элементов, которые отвечали им
той же монетой. Каждый со своей стороны они стали содействовать обострению
сербо-хорватских отношений.
Но события развивались помимо их воли. Национальное движение югославянских
народов, резко активизировавшееся под влиянием первой мировой войны и
Октябрьской революции в России, привело к возникновению единого государства.
1 декабря 1918 года было провозглашено создание Королевства сербов, хорватов
и словенцев (с 1929 года оно стало официально называться Югославией). Это
событие было расценено франковцами как крушение их надежд на создание
Великой Хорватии под скипетром Габсбургов. Многие из них бежали за границу и
осели в Вене и Будапеште.
Но ситуация в новом государстве была сложной. В него вошли Сербия и
Черногория, хорватские, словенские и македонские земли, Босния и
Герцеговина. Правящей стала династия Карагеоргиевичей, опиравшаяся на
сербское чиновничество и офицерский корпус в армии. Великосербская гегемония
вызывала недовольство других народов. Обострился национальный вопрос.
Усугубились противоречия между сербской и хорватской буржуазией, боровшимися
за влияние на государственный аппарат.
Национальная борьба и социальные противоречия привели в конце 20-х гг. к
напряженному положению в стране. В такой обстановке в Скупщине 19 июня 1928
года было совершено преступление: великосербский националист смертельно
ранил Степана Радича, лидера хорватской крестьянской партии (ХКП), застрелил
его соратников: племянника Павле Радича и депутатов И. Пернара и Д.
Басаричека. Убийство руководителей этой партии вызвало политический кризис.
Его развитие привело в конечном счете к государственному перевороту, который
совершил король Александр б января 1929 года. В стране была отменена
конституция, распущены все политические партии и установлена
военно-монархическая диктатура.
Влияние франковцев в это время было незначительным, несмотря на шумную
пропаганду и приход к руководству новых людей (сам И. Франк умер еще до
первой мировой войны). Среди них начал выделяться Анте Павелич, ставший в
1915 году секретарем партии. Государственный переворот б января 1929 года
они восприняли как сигнал к действиям.
Сразу же после переворота А. Павелич и его единомышленники решили создать
"Повстанческую хорватскую революционную организацию" с целью начать
вооруженную борьбу против югославского государства. "Усташа" - так стала
называться эта организация. Поскольку в Югославии условий для ее создания не
было, Павелич отправился в Вену и Будапешт для установления контактов с
проживавшими там франковцами, а затем в Софию для налаживания сотрудничества
с "Внутренней македонской революционной организацией" (ВМРО), которая
постоянно предпринимала террористические акции против Югославии, добиваясь
отторжения от нее Македонии и присоединения ее к Болгарии. Здесь 20 апреля
1929 года А. Павелич и лидер ВМРО Ванчо Михайлов подписали декларацию о
совместной борьбе против Югославии. На последовавшей затем пресс-конференции
Павелич заявил о том, что сербы и хорваты не могут жить в рамках одного
государства, провозгласил своей целью создание "Независимого Государства
Хорватии".
Через ВМРО Павелич установил контакты с итальянской разведкой. Переехав в
Рим, он стал на итальянские деньги создавать там усташскую организацию.
Фашистская Италия проводила тогда откровенно антиюгославскую политику.
Павелич сделал ставку на неизбежность итало-югославского военного
столкновения и создание на развалинах Югославии "Независимого Государства
Хорватии" под эгидой, разумеется, Италии. Это был типичный случай скатывания
крайнего националиста на положение иностранной марионетки, вернее, платного
агента.
Именно в фашистской Италии завершилась политическая эволюция усташей.
Замешанное на националистических идеях и шовинистических антисербских
установках франковское течение, неразрывно связанное с реакционным
католическим клерикализмом, было обильно сдобрено фашистской идеологией,
расистскими теориями и антикоммунистическими лозунгами. Такой симбиоз дал
качественно новое явление.
В то время усташская организация состояла из нескольких десятков старых
франковцев-эмигрантов да горстки бежавших из Югославии последователей
Павелича. С помощью эмиссаров удалось завербовать около сотни человек из
хорватских эмигрантов в США, Латинской Америке и европейских странах. Общая
численность усташей в 30-е годы не превышала пятисот человек, все они были
собраны в несколько лагерей, расположенных на территории Италии. Кроме того,
имелся лагерь в Венгрии (в местечке Янка Пуста). Несколько мелких групп
вербовали единомышленников в европейских странах. В лагерях усташи проходили
военную подготовку, малейшее отступление от правил и любое непослушание
каралось смертью. Все они подвергались ежедневной идеологической обработке,
воспитывались в духе животной ненависти к "сербам, жидам и коммунистам".
На основании устава, утвержденного в 1932 году, организация строилась на
иерархическом "фюрерском принципе". Верхушку ее составлял главный усташский
стан во главе с поглавником (фюрером) А. Павеличем. В верховное
командование, являвшееся совещательным органом при поглавнике, входили его
самые преданные последователи. В их числе были М. Будак и М. Бзик, А.
Артукович и И. Перчевич, В. Серватци и Б. Елич. А. Артукович, которому
уделяется в книге наибольшее внимание, прошел типичный для усташа путь. Он
примкнул к франковцам в середине 20-х годов, состоял в их молодежной
организации, действовавшей при Загребском университете, затем оказался в
Италии, в усташских лагерях, где стал одним из ближайших соратников
Павелича.
При отсутствии массовой базы единственной формой активной деятельности
усташей стал терроризм, если не считать шпионской деятельности, поскольку
итальянская разведка вербовала из их среды своих агентов. В начале 30-х
годов усташи организовали несколько десятков взрывов на железных дорогах в
Югославии, прикрепляя мины замедленного действия к поездам, шедшим туда из
Австрии. После этого последовала высылка за пределы Австрии всех проживавших
там усташей.
Самым известным террористическим актом, организованным усташами совместно с
ВМРО, стало убийство в Марселе 9 октября 1934 года югославского короля
Александра и французского министра иностранных дел Л. Барту. Италия
оказалась серьезно скомпрометированной, а ее фашистские главари поняли, что
деятельность их подопечных приносит больше неудобств, чем выгод. Под
давлением Франции они были вынуждены на короткое время арестовать А.
Павелича. Деятельность усташей была поставлена под жесткий контроль. Их
активность заметно упала.
Но особенно тяжелые времена для усташей наступили после того, как в марте
1937 года между фашистской Италией и королевской Югославией был заключен
договор о нейтралитете. Политика Италии, заинтересованной в выводе Югославии
из французской системы союзов, сделала очередной зигзаг. К договору было
приложено секретное соглашение, в соответствии с которым усташские лагеря
были расформированы, часть усташей интернирована в итальянских заморских
колониях и на средиземноморских островах, лидеры поставлены под надзор
полиции. Позднее усташи называли эти годы "временем великого молчания".
Небольшое число усташей с согласия югославских властей вернулись на родину.
Казалось, они канули в Лету...
Начало второй мировой войны открыло новую главу в истории усташской
организации. Она медленно начала пробуждаться от анабиоза, в который ее
ввергло временное итало-югославское сближение. По мере развития германской
экспансии росли захватнические аппетиты итальянских фашистов, зарившихся на
земли балканских государств. В апреле 1939 года Италия оккупировала Албанию.
Муссолини опасался, что после захвата чешских земель Гитлер может повернуть
в сторону Адриатики. Но Гитлер, заинтересованный в союзных отношениях с
Италией, заверил его, что Германия считает Балканы и район Средиземного моря
итальянской сферой влияния.
Неудачные попытки установить контакты с руководством хорватской крестьянской
партии, доминирующей силой в Хорватии, побудили итальянских фашистов
активизировать свои старые связи с усташами. Зимой 1940 года наряду с
проектами нападения на Грецию у дуче возникли замыслы раскола Югославии и
образования марионеточной Хорватии под итальянским протекторатом. Для этого
предполагалось спровоцировать восстание в Хорватии, затем повстанцы должны
были обратиться за помощью к Италии, а после оккупации будущее хорватское
государство предложило бы свою корону итальянскому королю. Этот план
итальянский министр иностранных дел Г. Чиано обсудил в конце января 1940
года с А. Павеличем и получил от него заверения в готовности действовать в
соответствии с итальянскими планами.
После этого ожили усташские лагеря на итальянской территории, главным
образом в Тоскане. Павелич откровенно мечтал о перенесении военных действий
на Балканы. В огне нового конфликта, полагал он, родится "Независимое
Государство Хорватия". Рост напряженности в мире, а также внутренних
противоречий в Югославии способствовал усилению националистических
настроений в Хорватии. В рядах ХКП активизировалось крыло, которое получило
название "франковского". Усташские элементы во все возрастающей степени
ориентировались на нацистскую Германию и поддерживали контакты с германской
разведкой. Во главе этих элементов стоял бывший полковник австро-венгерской
армии Славко Кватерник - зять И. Франка.
Осенью 1940 года был заключен Тройственный пакт Германии, Италии и Японии с
целью установления мирового господства. Вскоре к нему присоединились
Венгрия, Румыния, Словакия.
В результате стечения обстоятельств Балканы вышли зимой 1940-1941 годов на
авансцену мировых событий. Сосредоточение в январе 1941 года крупной
германской группировки войск в Румынии решило вопрос о присоединении
монархо-фашистской Болгарии к Тройственному пакту. Вслед за пактом,
подписанным 1 марта 1941 года, германские войска вступили на болгарскую
территорию и приготовились к вторжению в Грецию. Югославия оказалась со всех
сторон окруженной государствами этого блока. В такой ситуации фашистские
державы считали решенным делом присоединение Югославии к Тройственному пакту
и ее превращение в своего сателлита.
Эти события вновь ввергли усташей в уныние. В первых числах марта 1941 года
Павелич был вызван из Флоренции, где он проживал последние годы, в Рим. Там
его встретил барон Феррарис, ответственный работник итальянского
министерства иностранных дел, референт по хорватским делам. От имени
итальянского правительств он довел до сведения Павелича информацию о
предстоящем присоединении Югославии к Тройственному пакту, а также высказал
равноценное приказу пожелание, чтобы усташская организация прекратила всякую
деятельность и не создавала трудностей итальянской дипломатии... Воистину,
кто платит, тот заказывает музыку.
25 марта 1941 года югославский премьер-министр Д. Цветкович подписал в Вене
протокол о присоединении Югославии к Тройственному пакту. Казалось, события
развиваются по фашистскому сценарию. Но он был написан без учета интересов
главного действующего лица - народа Югославии. Известие о предательстве
национальных интересов и присоединении страны к фашистскому блоку вызвало в
стране взрыв возмущения. Уже к вечеру 25 марта во многих городах начались
демонстрации. На следующий день они захлестнули всю страну. Особенно бурными
они были в Белграде, где проходили при массовом участии коммунистов под
лозунгом "Лучше война, чем пакт".
Воспользовавшись народным возмущением, группа ориентировавшихся на западные
державы офицеров и политических деятелей совершила в ночь с 26 на 27 марта
1941 года государственный переворот. Правительство Цветковича-Мачека и
принц-регент Павел, ответственные за присоединение к фашистскому блоку, были
свергнуты. К власти пришло правительство во главе с генералом Душаном
Симовичем. В истории Югославии это был переломный момент, который повлиял на
последующий ход войны, особенно на Балканах. Получив известие о
государственном перевороте в Югославии, Гитлер принял решение о нападении на
нее.
В связи с событиями в Югославии Павелич был снова срочно вызван в Рим. На
этот раз он был принят Муссолини, который приветствовал его словами: "Вот и
пришло ваше время!" В ходе беседы Павелич подтвердил взятые им ранее
обязательства передать Италии хорватские земли в Далмации, а также поставить
под итальянский протекторат вынашиваемое в мечтах "Независимое Государство
Хорватию".
По распоряжению Муссолини усташам была предоставлена флорентийская
радиостанция, которая с вечера 28 марта 1941 года стала вести передачи от
имени главного усташского стана. Был отдан приказ собрать всех усташей в
лагерь в тосканском городе Пистойя неподалеку от Флоренции. Подогретые
известиями о германском нападении на Югославию б апреля 1941 года, усташи
развили большую активность. 10 апреля Павелич устроил смотр усташей: на
церемонии в лагере в Пистойе собралось немногим более 200 человек. Это было
все, что удалось наскрести примерно за две недели.
В Пистойе Павелич, усташское руководство и все собравшиеся усташи около б
часов вечера 10 апреля услышали по радио известие о провозглашении в Загребе
"Независимого Государства Хорватии". Это было как гром среди ясного неба.
Что случилось? Кто осуществил то, ради чего они здесь собрались?
Средневековые алхимики верили в возможность химическим путем получить в
колбе живое существо - гомункулус, а фантасты неоднократно описывали в своих
произведениях злобных карликов-гомункулусов, способных на чудовищные
злодеяния. Таким политическим гомункулусом, созданным в нацистской реторте,
стало "Независимое Государство Хорватия".
С самого начала подготовки агрессии против Югославии гитлеровцы взяли курс
на ее полное уничтожение, расчленение и обособление Хорватии с целью
использования в дальнейшем в интересах оккупационной политики. Действия,
приведшие к созданию "НГХ", были делом рук германской разведки и нацистских
эмиссаров.
Первоначально ставка делалась на обеспечение сотрудничества с хорватской
крестьянской партией. Но контакты с ее лидером В. Мачеком показали, что
руководство ХКП не желает быть германской марионеткой. Более того, после
некоторых колебаний Мачек 3 апреля 1941 года вошел в правительство генерала
Симовича. Тем самым ХКП продемонстрировала свой отказ провозгласить
независимость Хорватии и способствовать ее отделению от Югославии. Лишь
после этого гитлеровцы обратились к усташам. Собственно, это был "выбор без
выбора", поскольку не существовало других политических группировок, на
которые можно было бы опереться. Кроме того, были приняты в расчет давние
связи усташей с немецкой военной разведкой (абвером) и внешнеполитическим
бюро нацистской партии (службой А. Розенберга). Учитывалась и позиция
фашистской Италии, которая рассматривала усташей как свою креатуру и
связывала с их приходом к власти надежды на расширение зоны своего влияния
на Балканах. Не упускалось из виду и то, что внутри усташской организации
укрепляло свои позиции прогерманское крыло.
Для координации действий германской разведки и усташей с целью
провозглашения "Независимого Государства Хорватии" в первых числах апреля,
то есть до нападения гитлеровской Германии на Югославию, в Загреб прибыл
особоуполномоченный германского МИД штандартенфюрер СС д-р Эдмунд
Веезенмайер. В его послужном списке уже значилось провозглашение
"независимой" Словакии в марте 1939 года. Полученный там опыт он пытался
применить в Хорватии. Веезенмайер начал с попыток реанимировать деятельность
загребских усташей, группировавшихся вокру! С. Кватерника. Однако они были
плохо организованы, малочисленны и не имели политического влияния.
Веезенмайер взял бразды правления в свои руки и приступил к активным
действиям с целью ускорить развитие событий. Через германскую агентуру в
Загребе он установил контакты с рядом влиятельных лиц в руководстве правого
крыла ХКП, в управлении местной полицией и жандармерией, в военных кругах.
Под его диктовку С. Кватерник написал прокламацию, возвещавшую о создании
"Независимого Государства Хорватии". Открытым оставался вопрос, кто и когда
обнародует эту прокламацию. Начало военных действий б апреля заставляло
спешить с этой акцией. Она была синхронизирована с продвижением германских
войск.
Решающий момент наступил 10 апреля, когда передовые части вермахта
приблизились к Загребу. В тот день Веезенмайер предпринял последнюю попытку
побудить лидера ХКП В. Мачека возглавить правительство марионеточного
государства. Тот снова отказался, но выразил готовность выступить с
обращением к населению признать сложившееся положение и сотрудничать с
новыми властями. Получив текст этого обращения, Веезенмайер доставил С.
Кватерника в студию загребской радиостанции, где тот в 17 часов 45 минут
зачитал прокламацию о провозглашении "Независимого Государства Хорватии" во
главе с усташским поглавником Павеличем, а себя объявил "по поручению
поглавника" главнокомандующим вооруженными силами "НГХ". После этого диктор
зачитал обращение В. Мачека, которое в тех условиях означало согласие ХКП с
установлением усташского господства. Через час в Загреб вступили германские
войска.
Так 10 апреля 1941 года возникло "НГХ". Его провозглашение вызвало переполох
среди итальянских фашистов и усташей, собравшихся в лагере в Пистойе. По
совету Муссолини, с которым он встретился на следующий день, Павелич
поспешно перебрался в хорватский город Карловац, занятый к тому времени
итальянскими войсками. И поглавник, и дуче нервничали: не надуют ли их
немцы? кто возглавит усташское правительство - Павелич или Кватерник?
Окончательное решение было принято в Берлине. Вечером 12 апреля Риббентроп
сообщил Веезенмайеру, что по политическим соображениям фюрер намерен в
хорватском вопросе дать преимущество Италии. Это значило, что "НГХ"
возглавит Павелич. Последовала поездка Веезенмайера в Карловац, где он
вместе с С. Кватерником быстро уладил все дела с поглавником. В ночь с 15 на
16 апреля Павелич прибыл в Загреб: впереди были четыре года кровавого
усташского господства.
Сколько усташей было в апреле 1941 года, когда нацисты поставили их у
власти? В исторической литературе этот вопрос обсуждался неоднократно и
обстоятельно. Серьезные исследователи полагают, что число членов усташской
организации не превышало 900 человек, включая сюда около 300 усташей,
прибывших из Италии с А. Павеличем, различные нелегальные группы,
существовавшие на хорватской территории, а также проживавших в других
странах усташей. Это была группировка, не пользовавшаяся поддержкой народа,
и лишь игра случая привела ее к штурвалу власти.
Кто же их поддерживал? В хорватских землях усташи опирались на
экстремистские, крайне националистические и антисербски настроенные
элементы. Таких было несколько десятков тысяч. Они стали основным резервом,
откуда усташи стали черпать пополнение. Основная масса хорватского населения
первоначально заняла позицию пассивного выжидания. Сказались настроения
деморализованности, сопровождавшие поражение страны. 13 апреля пал Белград,
а 17 апреля была подписана капитуляция югославской армии. И хотя
преобладающим было отрицательное отношение к новоявленной власти, давали
знать о себе националистические иллюзии относительно "независимости"
Хорватии. Значительную поддержку усташскому режиму с первых дней оказал
католический клир Хорватии во главе с архиепископом А. Степинацем.
При формировании нового административного и полицейского аппарата на
ключевые посты были назначены усташи или проусташские элементы. Они же
получили высшие чины в армии и специальных усташских формированиях,
созданных наподобие эсэсовских. Основная их масса не обладала
профессиональной подготовкой, необходимой для выполнения соответствующих
должностных обязанностей. Единственным "достоинством" новых кадров была их
преданность поглавнику и националистический экстремизм. Полная
некомпетентность в сочетании с авторитарностью сразу же создали хаос в сфере
управления.
В своих действиях усташи копировали крайние образчики нацистского и
итало-фашистского законодательства, преследовавшего создание тоталитарной и
корпоративной системы. Усташский устав, подготовленный еще в эмиграции, был
возведен в ранг конституционного основного закона наподобие программы
нацистской партии в Германии, при подготовке законов усташские законодатели
исходили из него как из нормативного акта. Последовательное применение
"фюрерского принципа" вылилось в откровенный произвол. Каждый усташский
бонза обладал неограниченным правом распоряжаться жизнью и имуществом любого
жителя "НГХ". Олицетворением усташской власти стал поглавник, которому
приносили клятву верности.
Первым законодательным актом в "НГХ" стал Закон о защите народа и
государства, изданный 17 апреля 1941 года, по которому смертная казнь
полагалась за подозрение в попытке подрыва "чести и жизненных интересов
хорватского народа", то есть усташского режима. 30 апреля 1941 года был
издан Закон о защите арийской крови и чести хорватского народа, в основу
которого были положены идеи, проверенные нацистами на практике. Вслед за
указами, запрещающими евреям работать в сфере экономики, 4 июня 1941 года
был опубликован Закон о защите национальной и арийской культуры хорватского
народа, который запрещал лицам еврейской национальности деятельность во всех
областях культуры. Эти законы носили не только антисемитский, но и
антисербский характер. Вместе с тем они позволяли усташам установить полный
контроль за прессой и радиовещанием, превращали в орудие режима всю систему
народного образования.
С особой силой авторитарный характер усташского режима проявился в
организации аппарата принуждения. За образец была взята нацистская машина
террора. Возглавил ее А. Артукович, ставший министром внутренних дел. Он
выполнял функции, сравнимые с полномочиями Гиммлера в гитлеровском рейхе.
Ему подчинялись политическая полиция, тюрьмы, лагеря, система чрезвычайных
судов, выносивших в основном смертные приговоры. За короткий срок было
создано 24 концентрационных лагеря, превратившихся в инструмент массового
истребления людей. Особенно страшным был лагерь в Ясеноваце, который стоит в
одном ряду с такими чудовищными лагерями смерти, как Майданек, Освенцим,
Бухенвальд. В Ясеноваце было истреблено почти 700 тыс. человек.
Усташи с первых дней существования государства развернули преследование
коммунистов, стали проводить политику геноцида по отношению к евреям и
цыганам. Всего две недели спустя после прихода к власти, 27 апреля 1941
года, они устроили первую кровавую резню в селе Гудовац около города
Беловара, убив здесь 184 сербских крестьянина. Практика геноцида получила
благословение самого Гитлера. На встрече с Павеличем, который приехал на
поклон к нему в Бергхоф б июня 1941 года, Гитлер дал ему совет "в течение 50
лет проводить политику национальной нетерпимости". И этот совет с
энтузиазмом выполнялся усташами.
Для более четкого уяснения места марионеточного "НГХ" в системе
гитлеровского "нового порядка" в Европе следует не упускать из виду
особенности нацистской оккупационной политики на Балканах. С целью
искоренения югославской государственности территория страны была расчленена
на 9 частей с сознательным нарушением экономических, этнических и культурных
связей отдельных земель. Оккупанты делали ставку на разжигание национальных
противоречий, на сознательное культивирование антисербского шовинизма.
Главным орудием этой политики и должно было стать "Независимое Государство
Хорватия".
Формально гитлеровцы признавали "доминирующее влияние" на него фашистской
Италии. Ее отношения с "НГХ" были определены Римскими договорами от 18 мая
1941 года, по которым к Италии отходили почти все далматинское побережье и
Хорватское приморье. Предусматривалось провозглашение хорватским королем
герцога Сполетто - члена итальянского королевского дома, а также
политическое и экономическое подчинение "независимой" Хорватии. Римские
договоры вызвали замешательство даже среди усташей. Они наглядно показали
полную зависимость "НГХ" от фашистских держав, в частности от Италии.
На деле же полновластными хозяевами были гитлеровцы. Еще в ходе военных
действий между германскими и итальянскими войсками была проведена
разграничительная линия, проходившая с северо-запада на юго-восток вдоль
Динарского хребта. Позднее она стала демаркационной линией, разделившей
"НГХ" на немецкую и итальянскую зоны оккупации. Гитлеровцы оккупировали
наиболее развитые и густонаселенные районы, поставив их ресурсы на службу
германской военной машины. Они же определили и окончательные границы "НГХ":
во время встречи Павелича б июня 1941 года с Гитлером последний дал согласие
на включение в него Санджака, Боснии и Герцеговины.

Читать книгу дальше: Станоевич Бранимир - Усташский министр смерти: анатомия преступления Андрия Артуковича

 Скучающий пастырь http://litkafe.ru/writer/5811/books/53423/smirnov_aleksey_konstantinovich/skuchayuschiy_pastyir