ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Стейнбек Джон Эрнст - Золотая чаша - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Александренко Л

Среда обитания


 

Здесь выложена электронная книга Среда обитания автора, которого зовут Александренко Л. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Александренко Л - Среда обитания.

Размер файла: 6.45 KB

Скачать бесплатно книгу: Александренко Л - Среда обитания



Александренко Л
Среда обитания
Л.Александренко
Среда обитания
Он сидел по пояс в воде, оборванный, бородатый, и хрипло бубнил:
- Пусти к огню, мужик, пусти!
Глаза у него были тоскливые, с сумасшедшинкой.
Еще секунду назад в тихой заводи, где я набирал воду, никого не было. Я отгонял ладонью мелкий осенний сор, качавшийся поверху. Вдруг что-то рухнуло в воду, и посередине неглубокой ходуном заходившей заводи явилось мне нечто - в драной штормовке, латанных на коленях джинсах и дурацкой летней кепочке с красным пластмассовым козырьком, натянутой ниже ушей. Одна нога этого существа была босая, зато на другой красовался болотный сапог ядовито-зеленого цвета. "Нечто" выжимало бороду, нетерпеливо лягало воду босой ногой и простуженно сопело, нагоняя на меня оторопь:
- Пусти, говорю, погреться. Пусти! Сыро ведь!
В подобной ситуации наши опытные предки бормотали "Чур меня! Чур!" и осеняли себя крестным знамением. Что делал я неизвестно. Потому что нашел себя уже у костра. Рядом незнакомец, блаженно ухая, наскакивал на огонь то одним, то другим боком - обсыхал. От его лохмотьев и даже от бороды шел пар. Над костром томился котелок с гречкой. Когда повесил - не вспомнить. В голове на разудалый мотив "Камаринской" отзванивало: "Тятя, тятя, наши сети притащили..." Да что же они такое притащили в конце концов?!
Мой влажный гость стащил свой единственный сапог и с огорчением помял его.
- Снашивается! Сюда бы авиационную резину...
- Скажите, - пролепетал я, - скажите! Вот там... в воде... вы как-то... откуда-то... вы что, упали?
Незнакомец даже подпрыгнул, по-птичьи взметнув руки.
- Я? Упал?! Да я, если знать хочешь... Сам ты упал! С печки бряк!
От костра потянуло аппетитным духом, и он внезапно успокоился, принюхиваясь.
- Хороша каша! Давно горячего не клевал.
Я навалил ему в миску каши. Он совсем подобрел и, запихивая в себя гречку ложку за ложкой, бормотал с набитым ртом.
- Надо же, "упал"! Ты возле берега хоть одно дерево увидь! В прошлый сезон туристы костер палили и бросили. На берегу все по эту сторону выгорело. "Упал"! Откуда падать-то? С берега? Так с него до воды носом можно дотянуться. Рад бы упасть. Рыбы нахватать врасплох. А то пуганая она.
Облизал ложку и вдруг насупился:
- Ты сам-то городской?
- Городской.
Он совсем помрачнел.
- А сюда зачем? Случайно, не меня отлавливать присланный?
Звон в голове становился все оглушительней.
- А зачем вас... э-э-э... отлавливать?
Незнакомца от негодования снова просто взметнуло над землей.
- То есть как - зачем? Ты совсем что ли? Для эксперимента!
("Тятя, тятя, наши сети..." Все! Сейчас бросится!)
- Может, еще каши? - ласково спросил я, ногой незаметно подвигая к себе толщенную ветку, заготовленную для костра.
- Э! Э! - отпрянул незнакомец. - Ты жердь-то не хватай! Ложь, говорю ложь на место! Я, может, в Красную книгу уже занесенный... Да не псих я, не псих!
Теперь разозлился я:
- А что городите? Отлавливай вас, не отлавливай...
Он задумался.
- А может, и зря, что не за мной. Обносился я совсем. По камышам изодрался. Прошлая экспедиция, когда меня отловила, в город завезла. Изучать! Очень я им ценный оказался. На мне кто на докторов, кто на начальников разных очень даже охотно защищался. Только нельзя мне в городе. Тоскую. Пищу не принимаю. Умом думаю: есть надо, а нутро не берет. Они мне и рыбки красной из заказов, и икорку всех цветов, а я - ни-ни! Даже мотыля достали такого - рыбак свою снасть за него прозакладывает, а я нос ворочу. Чуть не помер. Ну и отпустили! Только окольцевали напоследок.
- Что-что?
Гость вздохнул.
- Окольцевали! А все озеро! Волочет к себе. Держит.
- Так вы рыбак, значит, - догадался я, - заядлый? "И чокнутый!", добавил я про себя.
- Ладно, ты меня накормил, обогрел... стосковался я по разговору. Хоть я - научная тайна, даже подписку давал, чтоб мое разглашение всемирного помрачения умов не вызвало. Этой, как ее, нездоровой сенсакции!
- Сенсации, - машинально поправил я.
- А ты не перечь! - огрызнулся он. - Молод еще! Не оперился! Ученые все, а как человека излечить - так их нет. "Вот создадим институт! Утвердим смету! Сделаем обследования-расследования!"
Он вдруг обхватил свою голову и стал ее раскачивать из стороны в сторону, словно хотел насовсем оторвать.
- Ох, наказание какое! - выл он. - Ох, фукция моя окаянная!
- Послушайте! - не выдержал я. - Вы же себе голову оборвете!
- Не помочь мне! Ох, не помочь! - завывал тот. - Фукцию я здесь исполняю, фукцию! Понял?! И некуда мне от нее укрыться.
- Это что же за функция у вас такая?
Гость, видно, почуял за вопросом снисходительную усмешечку. Он бросил выть и раскачиваться и тихо сказал:
- Не суетись! Сейчас сигнал будет, сам поймешь.
И замер, полузакрыв глаза. Под берегом плеснула одинокая волна. Шуршала сухая осока. Озеро лежало серое, тяжелое. Пахло осенней прелью и дымом костра.
- Вот и сигнал, - не открывая глаз, прошептал мой гость.
И я вдруг ощутил гнетущее чувство странной неловкости, беспокойства. Явилось страстное желание куда-то бежать, что-то исправлять, отдавать всего себя чему-то без остатка! Я потряс головой, отгоняя этот дурман. Недаром говорят, что безумие может быть заразительным.
- Ты не тряси головой! Не тряси! Ты меня слушай. Теперь ты подготовленный. На меня эта напасть была. Тебя-то краем задело.
Он вздохнул.
- Ты вот меня то рыбаком крестил, то психом. А я, браток, охотничек был! Да какой! Талант этот во мне кипел. У меня размах был - ого! Мне слюнявчики ваши - лицензии эти, билеты членские - не по чину. Егеря вот такими слезьми рыдали, доказать против ничего не могли. Ух, озоровал я тогда!
Глаза рассказчика горели, он распалялся все больше. Стучал меня по колену. Подмигивал. Возбужденно сплевывал в костер.
- Озеро это я давно присмотрел. А все из-за утей. На каких таких харчах, но разносило их за лето с добрую индейку. Вот забрала меня гордость. Решил я, чтоб известность у меня в известных местах появилась. Чтоб, может, и с меня картины изображали. Как про этих трех охотников. В столовке, где я работал, висела такая. Они там еще на троих соображают, уже лежа.
- Перов эту картину в другом смысле написал!
- В каком смысле, не знаю, но раз есть они на картине, значит, охотники были знатные. Вот взял я на все лето отпуск - и сюда, на озеро. Стал утей прикармливать. Хожу берегом и корки им кидаю. Набивалось их, ртов, как народу в нашей столовке. Корок-то я насушил за зиму, пока там работал. Мешков с десять сюда приволок. Так и скормил им все за лето. Они тучей за мной. Хватают все, что брошу. А заметил, что утей равнодушных не осталось, я сюрприз и выдал. Замесил тесто, шариков накатал, а внутрь лекарств сонных напхал. Брал их потом с воды голыми руками. Лодки четыре на берег свез. Ощипал я их, разложил рядком. Сейчас, думаю, сфотографирую, чтоб увековечиться. Только запарился весь. Дай, думаю, купнусь. Нырнул. Удивился еще, до чего мне в воде ладно! Поплавал, понырял. Вроде не хватает чего, гложет. И тут как-то само вышло: нырнул я, в воде жучка какого-то прихватил и съел. Потом нырнул и червячка еще заглотнул. Там мошку перехватил, здесь - букашку. Братцы, думаю, да что же это? У меня на берегу провианта - для столовой на месяц, если умеючи! А я нечисть всякую грызу. Только остановиться уже не могу, все в тине рачков каких-то шелушу, корешки дергаю. Потом уж, когда меня наука отловила, профессор один долго мне про нишу объяснял.
- Какую нишу? Экологическую?
- Про нее, клятую! Вроде я в ней баланс нарушил. И весь биозы... биоца...
- Биоценоз?!
- Во-во! Он! Бициноз этот местный вроде как поломаться мог. Вкруг озера все со всем в содействии было. Одно другое ело и выплевывало. Третье, значит, тень давало, четвертое ныряло, пятое росло. И все вроде с разрешения друг друга. А я, получилось, примерно как нужный винт выломал. Вот природа и распорядилась по-своему. Взяла и без спросу включила меня в эту круговерть. Вместо убиенных мной утей. Потому что озеру без них хана. Жучки рачков загрызут, червячки тиной обожрутся или еще чего натворят. Озеро зацветет... В общем, с тех пор я здесь и гнездюсь. Утячью фукцию отбываю.
Я слушал его и думал: до чего же безалаберно иногда пишут у нас научно-популярную литературу! Вот этот бедолага открыл, наверное, от скуки какую-нибудь брошюрку по экологии, просто под руку попалась, и пока продрался через первые две страницы, от всех определений определенно свихнулся.
- Извиняйте за компанию! - мой гость кряхтя поднялся и с сапогом под мышкой заковылял к озеру.
Мне было жаль беднягу.
- Посидите еще! Погрейтесь!
- Некогда мне, некогда, - сердито отозвался он. - Мне еще собираться надо. Завтра засветло в дорогу.
- Куда?!
- Куда-куда!.. В теплые страны, конечно! Осень на исходе!
Я смотрел, как он, прыгая на одной ноге, чертыхаясь, натягивал на другую свой единственный сапог, и думал, что надо бы сообщить об этом "водоплавающем" в милицию и больницу. Пусть его, действительно, отловят. Не то зимой он непременно вымерзнет.
- Эй! - помахал он мне рукой. - Эй! Ты в будущий сезон сюда наведаешься?
- Обязательно! - помахал я в ответ. - Я и в прошлом году сюда наезжал!
- Тогда, будь другом, привези мне левый сапог! Этот скоро развалится!
Я улыбнулся.
- Почему один? А на правую ногу?
- А на фига мне на правую, - рассердился он, - если у меня левая толчковая!
И слегка разбежавшись, оттолкнулся обутой ногой от земли и взмыл над водой.
- Кря-я-а! - с видимым отвращением прохрипел он на всю округу. Кря-я-а!
Потом сделал крутой разворот, тяжело взмахивая руками, и исчез в сухом тростнике на дальнем берегу озера.
Я сидел и тщательно обдирал вокруг блеклую поникшую траву.
- Кря! - бормотал я. - Кря!
На четвереньках я подполз к краю озера и остановился, только коснувшись ледяной воды лицом. Пополоскав его, пока не заломило в висках, я тем же путем выбрался на берег и поплелся к костру обсыхать. Костер разложил пожарче. Надо было торопиться. Я уже понял, что меня не зря задел сигнал, адресованный моему пернатому другу. Мне вдруг стала понятна та сила, что привела меня сюда. Сила, которая властно гнала меня из города, хотя там накопилось много неотложных дел. Я встал, аккуратно загасил костер и пошел на берег. Туда, где в прошлом году по небрежности оставил горящие угли и спалил целую рощу. Надо было выбрать подходящее место и позарез успеть там до наступления заморозков укорениться.


Читать книгу дальше: Александренко Л - Среда обитания