ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Андреева Софья

Волшебный дипломат


 

Здесь выложена электронная книга Волшебный дипломат автора, которого зовут Андреева Софья. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Андреева Софья - Волшебный дипломат.

Размер файла: 54.83 KB

Скачать бесплатно книгу: Андреева Софья - Волшебный дипломат



Андреева Софья
Волшебный дипломат
Софья Андреева
ВОЛШЕБНЫЙ ДИПЛОМАТ
СОДЕРЖАНИЕ
Глава первая. Знакомство в аэропорту
Глава вторая. Странный мужчина
Глава третья. Сон сбывается
Глава четвертая. Господин Джонсон Всенам
Глава пятая. Пари
Глава шестая. Мафия
Глава седьмая. Важные гости
Глава восьмая. Новое знакомство
Глава девятая. Обещание
Глава десятая. Поиски кейса
Глава одиннадцатая. Ученый Глобус
Глава двенадцатая. Механический дипломат
Глава тринадцатая. Поиски Смокинга
Глава четырнадцатая. Исчезновение Аяза
Глава пятнадцатая. Аяз ищет свой волшебный дипломат
Глава шестнадцатая. Ароматы приключений
Глава семнадцатая. Сломанный каблук
Все имена и персонажи произведения вымышлены, любые аналогии незаконны.
Глава первая
ЗНАКОМСТВО В АЭРОПОРТУ
- Вылет самолета рейсом до Москвы задерживается до 18.00 в связи с метеоусловиями города Москвы... - после звука зуммера, сообщил приятный женский голос.
- Ну вот, опять откладывается! Сколько можно ждать! Надо было ехать на поезде. Тише едешь, давно на месте будешь, - сетовала женщина, сидевшая рядом со мной. Спицы, повинуясь воли её рук, методично постукивали - путая шерстяную пряжу в замысловатый узор.
- Действительно, ожидание затянулось. Я должна была улететь ещё вчера вечером, а сейчас уже обед, и я все ещё сижу здесь, в аэропорту, вместе с кучей народа, - думала я про себя.
- Как по вашему, мы улетим в 18.00? - спросила меня женщина, продолжая свое вязание.
- Не знаю, это не от нас зависит.
- А от кого же?
- От неба, - и я показала пальцем в потолок, за которым находилось это капризное небо.
- О-о-о! Как мне это надоело, я сейчас взорвусь от злости! - сама себя распаляла женщина, - ещё этот человек перед нами все время посапывает, будто его ничто не волнует. А эти его карманы? Они меня просто бесят! Посмотрите, сколько их у него! Большие, маленькие, круглые, квадратные. Один карман нашит на другой. Они даже на кепке и на башмаках!
- Пожалуйста, тише. Вы его разбудите, - попросила я, поглядывая на мужчину. Я сама давно с интересом наблюдала за этим странным человеком. Вся его одежда была обшита карманами. Все они были чем-то до отказа набиты, поэтому топорщились и делали мужчину невероятно толстым. Иногда толстяк вскакивал и куда-то убегал, а затем, возвращаясь, опять засыпал в красном казенном кресле аэропорта.
Стрелки часов медленно ползли по циферблату. Смотреть телевизор надоело, интерес к мужчине тоже пропал. Женщина, немного успокоившись, продолжала колдовать над вязанием. Мне стало совсем скучно. Опершись руками на перила балкона второго этажа, я стала наблюдать за суетившейся внизу толпой: кто-то протягивал паспорт с билетом дежурному аэропорта, доказывая, что ему необходимо улететь именно сейчас и немедленно; кто-то тащил тяжелый чемодан; кто-то, равнодушно потягивая холодный кофе, созерцал все это. Мои мысли прервал звук зуммера, после которого диктор объявил:
- Внимание! Самолет, выполняющий рейс "Дели-Москва", совершает вынужденную посадку.
- Очень, очень хорошо, - проговорил кто-то рядом со мной. Это был тот самый человек с карманами.
- А что в этом хорошего? - поинтересовалась я.
- А-а-а, это ты, Сания? - откликнулся мужчина, чем очень сильно удивил меня.
- Вам известно мое имя?
- Я не только имя знаю. Я про тебя знаю все.
- Но откуда?
- Не откуда, а почему...
- Хорошо. Почему?
- Потому что ты должна участвовать в моей сказке. А я всегда стараюсь познакомиться со своими героями заранее.
- Вы шутите?
- Ничуть.
- Кто вы?
- Я - Карманкул. Ты, наверное, заметила, что у меня на одежде очень много карманов. Все они заполнены вещами из сказок. Посмотри: вот это - мольберт из Страны Пластмасс, а вот это - кусочек мыла из сказки о мыльном гномике.
Карманкул вытащил из кармана маленький мольберт с кистями, а затем и кусочек мыла, который он аккуратно придерживал только двумя пальцами.
- О каждой вещи из своих карманов могу рассказать по сказке, - сказал он. Заметив мой удивленный вопросительный взгляд он продолжил. - Я понимаю, что в век технического прогресса и царствования компьютеров - в это тяжело поверить. Кажется, что сказка - это вымысел. Но я уверяю, что она вокруг нас, надо только обратить на неё свой взор - заметить. Каждый из нас участвовал, участвует или будет участвовать хотя бы в одной из сказок. Невероятные истории, сверхъестественные события, волшебные случаи - во всем этом мы присутствуем, иногда помимо нашей воли. Я вижу, что ты мне не веришь. Действительно, взрослому человеку, инженеру, пытаются доказать существование сказок. Ты думаешь, что я сумасшедший? Но это не так. Прошу тебя, обрати внимание вон на того респектабельного молодого человека с кейсом в руке.
Карманкул указал на высокого, красивого мужчину, который нетерпеливо топтался у стойки регистрации пассажиров.
- Подожди минутку, я сейчас, - сказал толстяк и быстро, словно мячик, покатился вниз, на первый этаж. Он немного постоял около красавчика с дипломатом в руках и вскоре вернулся обратно.
- Вот, я взял его паспорт, - довольно похвастался Карманкул.
- Как Вам не стыдно!
- Ну, ну, не кипятись. Я верну, как только сказка закончится.
- Надоели мне ваши разговоры про сказки.
- Все правильно. Умный, рассудительный человек никогда не должен верить всяким пройдохам. Ведь ты так обо мне думаешь? И правильно сделаешь. Но тебе все-таки придется мне поверить, - закончил он свою тираду.
Я была в растерянности. Во мне боролись противоречивые мысли: "Верить или не верить? Ерунда какая-то, мистика, глупость. Ну да ладно. Посмотрим, что будет дальше, что из этого получится? Хоть какое-то развлечение..."
- Вот, обрати внимание вон туда, - и Карманкул показал рукой направление.
Я увидела уже другого молодого человека, который медленно шел между кресел пассажиров. Когда юноша проходил мимо старушки, Карманкул зашептал на ухо:
- Смотри, сейчас произойдет самое интересное.
Неожиданно старушка встала и уронила платочек и клюку. Юноша услышал стук падающей деревяшки, приостановился, заметил платочек и, видимо, в его голове мелькнула какая-то странная мысль. Он на секунду замешкался и двинулся дальше. Старушка глубоко вздохнула, нагнулась и сама подобрала и платочек, и клюку.
- Жаль, - сказал Карманкул.
- Что жаль? - поинтересовалась я. Мне и раньше приходилось видеть такие случаи.
- Этот молодой человек рожден совершить великое открытие в физике, которое ослабит угрозу экологической катастрофы. Но для этого ему обязательно надо было воспользоваться случаем. Элементарный поклон старушке-судьбе - и она отблагодарила бы его за такое внимание.
- А что же будет теперь? - спросила я.
- Ну, наверное, она ещё раз попытается что-нибудь сделать. Но если юноша так и останется черствым, то судьба будет ждать рождения другого гения.
- Смотрите, старушка опять уронила платочек.
- Не может быть, она редко это делает, - запротестовал толстяк и внимательно вгляделся в лицо девушки, которая, подняв платочек, уже передала его в руки старушки.
- О-о-о, эта девушка станет великим биологом. Как она здесь оказалась? - и толстяк стал листать свой блокнот. - Все ясно. Метеоусловия. Она летела в Москву, а Москва не принимает. Ну что ж, пусть будет так.
- А что, много на свете талантливых людей?
- Все люди на земле по-своему талантливы.
- Но как же так?
- Да, да. Посмотри на любого человека! Вон видишь того дедушку? Он единственный человек в мире, кто может прочитать древнейшую рукопись галиоскопов. А вон та девочка будет любить так, что величие той любви не даст покоя ни поэту, ни музыканту. Эта женщина может перекричать гул самолета - это тоже своего рода талант и уникальность. Только их талант не всегда проявляется. Этот дедушка не знает о существовании такой книги древних галиоскопов, та девочка пока не встретила своего единственного, а женщине не приходила в голову мысль соревноваться с самолетом. Мы им помогаем.
- Кто это мы?
- Нас много. Сегодня в аэропорту мы работаем втроем. Конечно, такое бывает редко, но погода внесла свои поправки в наши планы. Поэтому здесь нас трое ваш покорный слуга, старушка, вы имели честь её созерцать, и вон тот нищий, Карманкул указал на старца, который сидел около входа.
- А что он делает?
- Собирает милостыню, - пожал плечами толстяк, - это просто стиль его работы: если ты дашь ему монету, у тебя тут же появится сто монет...
Звякнув зуммером, диктор объявила:
- Самолет "Дели-Москва" совершил посадку в аэропорту нашего города.
- Ну вот, все готово: самолет сел, индийский принц прилетел, девушка тоже здесь. Сказка продолжается. Извините меня, милый друг, но мне пора на работу. Если будете терпеливы, то я скоро вернусь и расскажу Вам эту сказку и много других сказочных историй.
И действительно, вскоре Карманкул вернулся и выполнил свое обещание, рассказав мне много удивительных сказочных историй, которые я для вас записала.
Глава вторая
СТРАННЫЙ МУЖЧИНА
Аяз был скромным учеником пятого класса. Круглое лицо, светлый ежик волос с пучком торчащей челки. Веснушчатый нос блинчиком, серые глаза прикрытые мешковатыми припухлыми веками. Помятый школьный костюм, с галстуком в кармане, белая рубашка, однажды одетая наизнанку. Успеваемость в школе была средней. Пятерки-редкие гости его дневника, в отличие от троек и двоек. Аяз, конечно же, расстраивался по поводу оценок, но его успокаивал друг Даут, с которым они дружили ещё с детского сада.
Даут никогда не унывал. Огромные стрекозьи зеленовато сияющие глаза под охраной длинных, бархатных ресниц, в ансамбле с белоснежными зубами в улыбке ромашки - визитной карточкой Даута, безупречным аргументом при любой беседе, особенно с девочками. Однажды в школе на Новый год ему даже вручили грамоту как самому обаятельному ученику. Даут очень умело пользовался этим даром и, благодаря своему компромиссному характеру, деловой хватке, безупречной внешности - помогал другу Аязу справиться с унынием и другими мелкими неприятностями.
- Не тушуйся, старик, - хлопал Даут Аяза по плечу, приветствуя и провожая взглядом одноклассниц. Он уже давно знал всех девочек школы по имени, когда Аяз при виде хоть одной из них терялся и пытался скрыться в ближайшее укрытие.
Вот и сегодня Комарова из седьмого класса засмеялась над ним, когда тот, заикаясь, не смог выговорить свое имя;
- Вот скажи, чем отличается бабочка от мухи?
Как всегда на помощь пришел Даут, защитив друга грудью, он весело произнес:
- Это знают даже первоклассники, - и потащил друга в раздевалку.
- Ну чем? - не отставала Комарова.
- Запахом! - воскликнул Даут, хлопнув дверью мальчишеской раздевалки.
Аяз пришел домой, бросил дипломат, подарок тетки, в дальний угол. Развалившись на софе, он включил телевизор, чтобы заглушить смех Комаровой, до сих пор стоявший в ушах.
Телевизор надрывался простуженным дикторским голосом, славя представителя самой богатой страны мира - Хоринотрундии. После рекламы жевательной резинки Диро-биро-зуба на экране, в обществе очаровательной молодой дикторши появился респектабельный человек.
Звонко-томно хлопая ресницами, стреляя огромными глазами в сторону молодого работника посольства Хоринотрундии, крашеная блондинка с вечной улыбкой на устах объясняла:
- Они приехали поделиться опытом - как нам вылезти из кризисной ямы, причем ничего не делать, и жить богато. - Поерзав на стуле, красавица продолжала. - Господин Джонсон Всенам любезно согласился встретиться с телезрителями и ответить на наши-ваши вопросы...
Она хотела ещё что-то сказать, но изображение запрыгало, задергалось и исчезло.
- Ну вот, - разочарованно протянул Аяз. - Ворона!!! - оглядевшись, повторил он: - Ворона... ну, Ворона... где ты? Отремонтируй, пожалуйста, телевизор, просил мальчик, заглядывая под софу. - Ворона, кис, кис...
В дверном проеме появилась черная кошка. Изогнувшись и мяукнув, она подошла к софе.
- Ворона, кисонька, птичка моя, будь другом, настрой телевизор, - жалобно повторил Аяз.
Облизнув лапку, кошка вскочила на тумбочку с телевизором. Обойдя телевизор со всех сторон, она принюхалась и, зевнув, мягко ударила хвостом в правый угол.
Экран замигал, зашуршал, и на нем совершенно неожиданно появился полный мужчина в странном костюме. Кепочка, куртка - все было обшито карманами разнообразной формы, величины и объема. Они топорщились, висели, отчего мужчина выглядел ещё толще.
- Аяз! - обратился мужчина с телеэкрана. Аяз, поправив подушку, устроился поудобнее, решив, что начинается один из жевательных сериалов.
- Ты готов? - вопрошал мужчина.
- Странный мужик, - подумал Аяз, когда тот стал нести бред о каких-то уроках.
- Аяз! - снова повторил толстяк.
- Это вы мне? - наконец-то сообразил мальчик.
- Да, тебе! - улыбнулся толстяк, заметив округлившиеся глаза мальчика.
- А я разве с вами знаком? - заикаясь, промямлил Аяз.
- Сейчас познакомимся, - ответил толстяк, - готов?
- К чему готов? - удивился мальчик.
- К знакомству.
- А... да!
- Ну что, будем знакомиться? - спросил мужчина с экрана телевизора.
- Будем, - неуверенно ответил Аяз.
- Здравствуй, меня зовут Карманкул, - улыбнулся толстяк. - А как тебя?
- Аяз.
- О, какое прекрасное имя! - восхищенно воскликнул толстяк. - Как много в этом слове... так, кажется, похвалил. А теперь? Значит так: теперь я буду следить за твоим воспитанием.
- Это что, тамагоча наоборот, - наконец-то сообразил Аяз, - папины электронные штучки.
Вздернув плечами, Карманкул возразил:
- Я не знаком ни с Тамой, ни с Гочей... - он ещё что-то хотел сказать, но вдруг передумал и выпалил: - А уроки ты сделал?
- Сделал, - съехидничал Аяз, ему сразу же не понравился вопрос толстяка.
- Точно? - допытывался тот.
- Совершенно, - отозвался мальчик
- Странно, а в дипломат сложил? - забеспокоился толстяк.
- А... утром сложу, - отмахнулся мальчик.
- Уф, испугал.
- Чего испугались? Того, что я уроки сделал?
- Нет, я испугался, что дипломат принял твои ответы.
- Что? И дипломат будет за мной следить, - возмутился Аяз. - За что?
- Не за тобой... а за правильностью твоих решений. Это мой тебе подарок.
- Лучше бы скейтборд мне подарили. Я бы спортом занялся. Это правильное решение?
Тут изображение дернулось, подпрыгнуло, и на экране появился элегантный работник посольства Джонсон Всенам.
- ...ощень большой кредит... отдайт, когда можно мы хотейть, - улыбался на экране информационной коробочки переносчик мобильного телефона.
- Ничего не понимаю, - засопел Аяз, пощелкав кнопочками пульта переключения каналов. Не найдя мультиков, он выключил телевизор.
Поиграв с Вороной, пообедав, Аяз принялся за уроки. С трудом найдя свой обтертый по углам дипломат, мальчик вытащил учебники. Сев за стол, он сразу заскучал. Почему-то вспомнился господин Джонсон Всенам, красавица с вечной улыбкой, да ещё что-то... Аяз засыпал, удобно уложив голову на переплетенье рук. "Чуток посплю, а потом сделаю уроки", - успокаивал он себя, проваливаясь в бездну сна...
- Аяз! Аяз! Ну... - сквозь сон услышал Аяз голос друга. - Аяз! Просыпайся, - тряс его за плечо Даут. Он уже пять минут пытался разбудить своего одноклассника: - Приходи, мол, компашки послушаем, - передразнивая Аяза, говорил Даут, - а сам дрыхнешь.
Аяз, открыв глаза, недоверчиво уставился на друга.
- Ты чего? - удивился тот.
Стряхнув с себя последние остатки сна, тяжело вздохнув, Аяз спросил:
- А ты как сюда зашел?
- В дверь, она была открыта, - ответил Даут.
- Я точно помню, как её закрывал, чтобы Ворона не убежала... - сказал Аяз, вспоминая сон, толстяка в одежде с набитыми карманами. - Впрочем, да, да, толстяк вышел через дверь и не закрыл её, я это точно помню, - немного помолчав, пробубнил Аяз... Пощупав голову, оглядел комнату, задумался.
- Ты чего? - повторил вопрос Даут.
- Даут, ты не заметил ничего подозрительного, когда шел ко мне, и когда зашел в квартиру?
- А что я должен был заметить? - удивился друг.
- Да так, всякую мелочь. Ну, например, толстяка с карманами.
- Нет, ни с карманами, ни без карманов я толстяка не видел, зато я вижу тебя опухшего ото сна.
Не обратив внимания на колкость, Аяз сказал:
- Сон приснился. Будто пришел ко мне толстяк, сложил ладонь в ладонь, низко поклонился и говорит: "О, Великий Аяз, в своих руках имеешь ты огромное богатство, оно дороже денег, драгоценностей. Береги свой школьный дипломат, подарок родной тетки. Его великая сила заключается в правильности ответа. О, всемогущий Аяз, воспользуйся даром, посланным тебе свыше, для истины. Если ты впадешь в сомнение, дипломат подскажет тебе правильное решение". И, прикоснувшись ладонью ко лбу и груди в низком поклоне, толстяк удалился через дверь. Ты что-нибудь понял?
- Да ну тебя... дар, посланный свыше... - отмахнулся Даут от друга. - Мама была права, когда говорила: "Сон от пяти до шести часов вечера вреден".
- Время ещё только два часа дня.
- Ну и что, все равно через три-четыре часа я буду прав.
- Что бы это значило?! - не переставал сомневаться Аяз. - Надо сонник Миллера посмотреть, кажется, у мамы он есть.
- Не позорься, - воскликнул Даут, - это пишут только для девчонок, не выдумывай, давай лучше компашки послушаем.
Глава третья
СОН СБЫВАЕТСЯ
- Даут!.. Аяз!.. - кричала мама, пытаясь перекрыть грохот не понимаемой ею музыки тяжелого рока. - Сделайте потише. Вы подготовили уроки? - все ещё кричала она во внезапно наступившей тишине.
- Мам, ну зачем так кричать, сейчас все уладим, мы уже готовим уроки. Вот видишь, я сел за стол, открыл учебник, читаю, думаю, а ты кричишь, - ласково хитрил сын.
Готовить уроки скучно, неинтересно, но Аяз с Даутом чистосердечно корпели над задачей:
- По-моему, сейчас все правильно, давай переписывай, и закругляемся, а то вдруг понравится делать уроки, - решил Аяз. Он собрал учебники, ручки, дневник и все сложил в дипломат. - Кажется, все... Ах, да, тетрадь по математике... Ну, все переписал?..
Аяз захлопнул тетрадь и положил её в разинутую бегемотовую пасть кейса. Но тут произошло то, что очень напугало ребят. Крышка дипломата неожиданно открылась, и оттуда вылетела тетрадь по математике, словно её кто-то выплюнул. Взглянув на друга, Аяз поднял её и быстро засунул обратно в дипломат. Все повторилось: тетрадь, вылетев и описав дугу, снова приземлилась у ног Аяза.
- Ай, - взвизгнул он и вскочил на диван.
Теперь уже Даут, схватив тетрадь и сунув её в кейс, уселся на крышку дипломата. Часы монотонно тикали отсчитывая секунды, напоминая минуты. Ребята уже хотели, было обрадоваться, но тут крышка поднатужившись скрипнула, затем откинулась, прижав Даута к спинке софы. Болтая ногами мальчик пытался освободиться из невольного плена. Такое обстоятельство явно раздосадовало и разозлило друзей. Приглядевшись и пошушукавшись, они разом пришли к единому мнению.
- Я все равно с тобой справлюсь, вреднюга, - сказал Аяз и, всунув тетрадь в дипломат, стал завязывать его своим кожаным ремнем, затем ремнем Даута, дальше в дело пошел письменный стол, которым придавили дипломат. Вскоре над столом возвышалась куча книг, две папины гантели, и всю пирамиду завершали довольные друзья, усевшиеся на её вершине.
- Мальчики! Что с вами? - спросила мама, заглянув в комнату.
- А мы склеиваем детали, - растерявшись, соврал Даут.
- Странно, - сказала она, - а уроки-то сделали?
Друзья утвердительно закивали. Как только дверь за мамой закрылась и мальчики облегченно вздохнули, конструкция под ними зашаталась и вмиг рассыпалась, произведя грохот огромнейшей силы.
- Мальчики! Что с вами? - снова заглянула мама.
- Да что-то у нас не клеится, - буркнул Аяз, потирая ушибленное место.
- Странно, - сказала она, может стоит попробовать другой метод.
- Наверно, - грустно согласился сын, поднимая тетрадь, вылетевшую из дипломата.
Как только мама закрыла за собой дверь, Аяз тотчас спросил у Даута:
- Ты что-нибудь понял?
- ?
- И я нет...
- Что... он расплевался? - недоумевал Даут. - И давно это с ним?
Аяз, немного подумав и схватив учебник с тетрадью по математике, скрылся за дверью. Вернувшись через десять минут, он протянул тетрадь другу.
- Мама сказала, что задача решена неправильно. Помнишь сон, ну я тебе рассказывал про толстяка с карманами, - увидев округленные глаза Даута, Аяз раздраженно продолжал, - ну он говорил, что дипломат принимает правильные решения и подсказывает... ну что-то в этом роде...
- Нда... - почесав в затылке, задумался Даут, - Слушай, а зачем он нам нужен? Ну, неправильно решена задача, теперь её надо переделывать, - косо взглянув на черную обтертую по углам вещь, огорченно фыркнул он, - кто его просил лезть со своей правильностью...
- Да ты что?! Теперь мы станем отличниками, - заликовал Аяз, - ни одной ошибки. Вот это да!
- Ну и что, подумаешь, отличник, толку-то? Твой отец институт с красным дипломом закончил, кандидатскую диссертацию защитил, а велосипед тебе купить не может.
- Ты моего отца не трогай, - обиделся Аяз.
- Ну и что, я могу и своего тронуть.
- Вот своего и трогай!
- А трогай не трогай, все равно в кармане-то пусто. Вон у Меньки Ковалева братан с восьмиклассным образованием, зато дома компьютер, приставка, во дворе Мерседес стоит, да и каждое лето отдых на Канарских островах.
- Что ты предлагаешь, вообще не учиться? - спросил Аяз.
- Почему? Учиться надо, - тут же скис Даут, - и все равно, - не сдавался он, - твой волшебный дипломат - это ерунда. Он только определяет правильность ответа. А как сделать правильно, он не подсказывает. Твой дипломат может посоветовать: как надо решить задачу?
- Нет, не может. Но нам даже и этого достаточно, - парировал Аяз. - Давай исправлять задачу.
Только к позднему вечеру друзья справились с замысловатым решением. Предложив дипломату уже пятый вариант ответа, Аяз с Даутом, затаив дыхание, стали ждать реакцию плоской коробки. Прошла секунда, другая, а дипломат безмолвствовал. Мальчики облегченно вздохнули, так как им уже надоела летающая тетрадка, норовящая попасть прямо в лоб. Клацанье защелок дипломата приводило их в трепет. Так что наступившая долгожданная тишина вызвала в них успокоение и удовлетворение.
- Я, наверно, пойду, - вытирая пот со лба, вздохнул Даут, - ещё пара таких задач, и я уже стану гением. Может, Аяз, ты подумаешь насчет другой сумочки, скажем, более простой. Я не стану смеяться, если даже это будет бабушкина сетка-авоська.
- Я подумаю над твоим предложением, - заулыбался Аяз. - Пока! Завтра встретимся, - попрощался он, закрывая за другом дверь.
Глава четвертая
ГОСПОДИН ДЖОНСОН ВСЕНАМ
Утром перед школой Даут зашел за Аязом:
- Привет! Как дела?
- Привет! У меня эта история с дипломатом не выходит из головы, пожаловался Аяз.
- А ты знаешь, сколько всего я придумал? - и Даут, мечтательно прикрыв глаза, стал засыпать друга идеями.
Друзья брели по аллее, перебивая друг друга своими рассказами-фантазиями. Только и было слышно: "А вот это... да ну?... а если так!"
- Откроем фирму "Правильный ответ", - ликовал Аяз, - представляешь, мы все верные ответы знаем, нам за это бизнесмены огромные деньги платить будут...
- А еще... - захлебываясь, вторил Даут, - еще, еще... - но в голове было пусто насчет "еще".
Ребята так увлеклись планами на будущее, перспективами денежного успеха, что не сразу обратили внимание на пронзительный визг тормозов. Невидимая сила приподняла их за шиворот. Ошалевшие от неожиданности, друзья, повиснув в воздухе, болтали ногами, пытаясь вырваться. Аяз, оглядевшись, заметил, что они находятся посередине дороги, перед сверкающим капотом черного автомобиля. Опустив правое заднее стекло, из окна автомобиля выглянул молодой человек с очаровательной улыбкой.
"Где-то я его видел", - подумал Аяз. Но мохнатая рука, трясшая мальчиков за шиворот, словно вытряхивая из детских голов остатки мыслей, не давала сосредоточиться.
- Я вам покажу, как шастать по дороге, - рычал кто-то сзади.
- Не надо показывать, я и сам умею, - возмутился в душе Аяз.
- О, пожалуйста, отпускайть этот детка, - вежливо сказал молодой человек, повелительно махнув рукой детине и одновременно подумав: "Да брось ты их, ехать надо".
И тут Аяза осенило: "Ну, конечно же, это тот дипломат какой-то страны, то ли хорошей, то ли трудной, господин... а как зовут его... кажется, что-то с карманами связано... Ой, да перестань ты меня трясти!"
Но не успел Аяз ничего додумать, как под ногами почувствовал твердую почву. Оказывается, так приятно крепко стоять на своих ногах, а не болтаться между небом и землей, подчиняясь чьей-то силе.
- Что вы хватаете детей посередине дороги, - возмущался Даут, поправляя измятый пиджак.
- Чтой такой сложный проблема, я есть помогайт вам? - улыбался Дипломат, подумав: "Навязались на мою голову". - Что вы есть, как это сказать... ах да, обсуждайт? Вы чуть есть попадайт автокатастрофа, - подумав: "Хоть бы милиция не заметила, а то начнутся разборки, а у меня только кредитная карточка".
- А мы... - замялись ребята, - а мы спорили о домашнем задании по математике, - вывернулся Даут.
Внимательно взглянув на ребят, Всенам промолвил:
- Понимайт, понимайт, у вас свой тайна, я есть уважай чужой тайна, - и подумал "Здесь даже дети вечно врут".
- До свидания, извините, мы опаздываем в школу, - вежливо откланялся Аяз. - А где дипломат? - вдруг вспомнил он.
- О, я и есть Дипломат великой страны Хоринотрундии, - сказал Джонсон Всенам и подумал (он всегда так делал): "Зачем этим пацанам Великий Дипломат страны Хоринотрундии?"
- Нет, нам нужен наш дипломат, - возразил Аяз.
- О!.. Ваша страна Дипломат! Я хорошо знаком с ним... - сказал Всенам, подумав: "Зачем им этот Рыжий?"
- Фу ты, нет, нам нужен наш дипломат, то есть сумка, портфель, мы туда кладем ручки, тетради, учебники.
- А-а-а... я есть понимайт, это есть кейс, - подав сигнал охраннику, Джонсон продолжил, - сей секунда, ваш кейс найдут. - Сам же продолжал думать: "Надо было ехать по трассе, а не по аллее, свежего воздуха захотелось!.. Плюнуть бы на все это, но имидж..."
Ребята вместе с охранником принялись за поиски. Они облазили все кусты вокруг, охранник даже заглянул в канализационный люк, но кейса нигде не было. И напоследок, в десятый раз, заглянув под машину, Аяз заметил там что-то темное.
- Может, это он? - с надеждой обратился он к охраннику. У машины была низкая посадка, поэтому разглядеть внимательно, что находится под ней было очень трудно, тем более достать. Как охранник с ребятами ни пытались, но вытащить оттуда кейс оказалось практически невозможно.
- А ну-ка, пацаны, отвалите, - и охранник, присев и схватившись за бампер автомобиля, приподнял правое заднее колесо, - а ну-ка быстрей вытаскивайте свое барахло, - зарычал он, краснея от натуги.
Аяз, не теряя времени, выхватил оттуда свой чудо-дипломат, а через секунду машина грохнулась на свое место, жалобно скрипнув амортизаторами.
- Когда Бог раздавал мозги, тогда он, наверное, стоял в очереди за силой, - заворчал посол Хоринотрундии, потирая ушибленное плечо. Буквально за минуту до этого, вычеркнув детей из памяти, удобно устроившись на кожаном сиденье, Всенам налил себе кофе и раскрыл деловые документы. Взлет правого крыла автомобиля повлек за собой следующее: пролитый кофе на деловые документы, разбитую чашку, отлетевший и ударившийся о левую дверцу правым плечом Джонсон Всенам, шофер с расквашенным носом и паутина треснувшего лобового стекла...
Вылезая из автомобиля, Джонсон Всенам готов был разорвать охранника на кусочки, но имидж доброжелательного, отзывчивого человека и учеба в разведшколе не позволяли расслабляться и поддаваться эмоциям. Как бы приклеив улыбку к лицу, Джонсон обратил внимание на мальчика, пытающегося привести свой кейс в порядок.
- Жаль, - вздохнул Аяз, стараясь приставить отодранный кусок дерматиновой кожи на место. Ручка деформировалась и сошла с места, а один замок не закрывался.
- Какой жалость, - пропел Джонсон, - "Все это ради этой дряни?" - подумал он.
- Слышь, Аяз, нам пора в школу, мы опаздываем, - толкнув друга в бок, прошептал Даут.
Посол уже хотел было облегченно вздохнуть, как вдруг заметил автомобиль с мигалкой, показавшийся вдалеке.
- Вы есть учиться в какой школа? - спросил он у друзей.
- В 20-ой.
Затем он спросил что-то у шофера с расквашенным носом на хоринотрундийском языке, и, получив ответ, обратился к ребятам:
- Мы есть ехайт попутчик, можно взять вас... - подумав при этом: "Теперь придется сделать крюк, как это все некстати".
- Ух ты! - вздохнули друзья. Прокатиться на столь шикарном автомобиле было пределом их мечтаний.
- Вот Менька взвизгнет от зависти, если увидит, что мы выходим из такой классной штуки аж самого посла Хоринотрундии, - полюбовался Даут на свое отражение, которое послушно перекатывалось по ослепительно зеркальной поверхности автомобиля, повинуясь движению мальчика.
Утонув в коже сиденья, Даут восторженно наблюдал за панорамой города. Все было давно знакомо: улицы, автобусы, магазины, но сейчас сквозь тонированные стекла и под плавное движение колес все казалось сказочным и загадочным.
Только Аяз иногда вздыхал, поглядывая на свой дипломат, и в очередной раз пытаясь вернуть непослушный кусочек обшивки на место. Заметив его взгляд, посол Хоринотрундии объявил:
- Молодой человек расстроен потеря? О да, да, наша страна есть дарить вам великолепный новый кейс, - и Джонсон вытряхнул из своего шикарного кожаного новенького кейса все содержимое. Щелкнув золотистыми кодовыми замками, он протянул Аязу подарок, и, мысленно погладив себя по голове, подумал: "Какой я добрый!"
- Вот это да, - охнул Даут, - везет же... вот Менька взвизгнет от восторга!
- Нда, - только и сказал Аяз, и руки сами потянулись за подарком, так что он тут же забыл о своем растерзанном старом дипломате.
Пока ребята восторгались обновкой, Джонсон Всенам пытался найти место своим деловым бумагам. Но даже сигарам не находилось укромного уголка. Тут его взгляд упал на брошенный на пол старый кейс Аяза. Тихонько вздохнув и брезгливо подняв сумку, посол стал складывать в него свои вещи. Аккуратно уложив документы, калькулятор и многое другое, Джонсон захлопнул крышку.
То, что произошло через секунду, страшно удивило и испугало всех находившихся в салоне. Из приоткрытой крышки дипломата со свистом петард стали вылетать все деловые бумаги, затем сумка стала выплевывать сигары и, наконец освободившись от блока жевательной резинки и какого-то пакетика с белым порошком, крышка, протяжно вздохнув, захлопнулась.
- Что это? - охнул посол, защищаясь от пулеметной очереди сигар, увертываясь от жвачек.
- Мы и забыли, - вскрикнули ребята, - это наш волшебный дипломат, он дает правильные ответы.
Скидывая с лица лист бумаги, Аяз сказал:
- Все ваши документы неправильны, вот дипломат их и не принимает.
Посол хотел ещё что-то спросить, но тут машина, скрипнув тормозами, остановилась у ворот двадцатой школы.
Поблагодарив за все и схватив старый дипломат и учебники, ребята, хлопнув дверью машины, ринулись в школу. Новый кейс остался одиноко лежать на сиденье около ошалевшего посла. Занятый своими мыслями Джонсон не заметил дороги. Машина подрулила к парадному подъезду посольства Хоринотрундии. Выйдя из машины, он быстро, временами переходя на бег, проследовал в свои апартаменты в сопровождении охранника, кое-как успевшего собрать разбросанные в салоне автомобиля вещи.
Глава пятая
ПАРИ
За минуту до звонка друзья протиснулись в класс. Даут приземлился на соседнюю парту, хлопнув по спине лопоухого одноклассника Меньку Ковалева.
В Менькиных карманах всегда водились деньги, иногда там шуршали и крутобаны, чем он очень гордился. Менька никогда не тратил свои деньги. Да ему это было и не нужно, потому что благодаря своему брату, он имел практически все, о чем мог мечтать любой пацан его возраста. Менькин брат, казалось, ничем не занимался, но имел огромный доход.
- Хочешь, пари? - шепнул на ухо Меньке Даут.
- Хочу. А какое? - встрепенулся он, заядлый любитель всевозможных споров.
- Аяз получит целых три пятерки, - улыбнулся Даут.
- За год? - спросил Менька.
- Нет! - гордо покачал головой Даут.
- За четверть? - встрепенулся Ковалев.
- Нет же!
- Неужели за месяц? - не поверил Менька.
- Эх ты, лопух! - и щелкнув Меньку по уху, гордо произнес, - за день.
- Не может быть, - забыв об ухе, удивился он, - все, спорим. А на что? Ему хотелось заключить выгодную сделку, так как он не сомневался в выигрыше.
- На лазер!
- У меня уже есть лазер. Нет, не буду спорить на лазер, - разочарованно протянул Менька.
- Ха, струсил, - восхитился Даут.
- Нет, я просто знаю, что у тебя нет лазера. Как ты можешь проиграть то, чего у тебя нет?
- Вот поэтому я и спорю. У тебя же есть. Был твоим, стал моим.
Этот спор не остался без внимания одноклассников. Поведение Меньки показывало, что наступают чрезвычайные события. Девочки затихли, навострив уши, ребята на миг забыли о делах. Только Аяз ничего не замечал, углубившись в свои мысли.
Тут прозвенел звонок. В класс вошел учитель истории Фель Менович. Не спуская глаз с учителя, Менька, наклонясь к Дауту, зашипел:
- Я согласен, по рукам!
У Феля Меновича, учителя истории с сорокалетним стажем, было прекрасное настроение. Сегодня его любимая тема: Казанский Кремль. О нем он знал все. Когда-то давно, будучи студентом, он работал на археологических раскопках, проводившихся на территории Казанского Кремля.
- Башня любви... Спасская башня... Иван Грозный... - зачарованно рассказывал учитель. Он так увлекся, что не заметил, как урок стал подходить к концу.
- Я, кажется, забыл спросить домашнее задание, - вдруг вспомнил он и, немного подумав, решил: - А давайте проведем викторину по пройденному материалу. Я вам задаю вопрос, предлагаю три варианта ответов на вопрос, а вы выбираете правильный. Итак! Первый вопрос: Сколько лет Казанскому Кремлю? Кто внимательно меня слушал, с ответом не затруднится. Первый ответ - 500, второй - 800, третий - около 1000 лет.
- Вот он - долгожданный момент триумфа, - понял Аяз. Он быстро написал на одной бумажке 500 лет, а на другой - 800, пока Даут выводил на третьей бумажке 1000 лет. Завернув и сложив бумажки в дипломат, Аяз хлопнул крышкой. Через мгновение крышка откинулась, и к ногам Феля Меновича вылетело две записки.
Учитель, пожав плечами, произнес:
- Оригинальный способ ответа, вообще-то раньше ученики поднимали руки и делились своими мыслями и предположениями, а теперь...
Подняв записки, учитель развернул одну из них и прочитал: 500 лет, на второй записке значилась дата 800 лет.
- Так, какая же все-таки цифра правильна? - спросил Фель Менович.
- Около 1000 лет, - в один голос закричали Аяз с Даутом.

Читать книгу дальше: Андреева Софья - Волшебный дипломат