ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

 Дансени Лорд - 51 рассказ - 5. Курица - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Лейтем Джулия

Лига клинка - 2. Мой единственный рыцарь


 

Здесь выложена электронная книга Лига клинка - 2. Мой единственный рыцарь автора, которого зовут Лейтем Джулия. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Лейтем Джулия - Лига клинка - 2. Мой единственный рыцарь.

Размер файла: 201.9 KB

Скачать бесплатно книгу: Лейтем Джулия - Лига клинка - 2. Мой единственный рыцарь



Лига клинка – 2

OCR: Dinny; Spellcheck: ANGELUS
«Мой единственный рыцарь»: АСТ, АСТ Москва; Москва; 2009
ISBN 978-5-17-056529-0, 978-5-403-00139-7
Аннотация
Прекрасная и смелая воительница Анна Кендалл намерена совершить невозможное – вступить в Лигу клинка, тайное общество рыцарей. И ради этого готова не задумываясь противостоять любой опасности.
Однако опасность приходит к Анне с весьма неожиданной стороны, и имя ей – сэр Филипп Клиффорд. Этого мужчину она когда-то полюбила со всем пылом первой страсти, но потом решительно вырвала из своего сердца
Напрасно Анна клянется, что сэр Филипп никогда больше не одурманит ее нежными речами и сладостными поцелуями.
Страсть, казалось бы, забытая, вспыхивает вновь…
Джулия Лейтем
Мой единственный рыцарь
Посвящается Джанни Обертайн, коллеге и подруге на все времена. Большое тебе спасибо за мудрость и за вдохновивший меня блистательный пример женщины, резко изменившей жизнь, чтобы обрести лучшую судьбу.
Я просто восхищаюсь тобой!
Глава 1
Йоркшир, I486 год
В последний раз Анна Кендалл изображала знатную даму в спальной комнате крепостной башни, где ей пришлось играть свою роль всего лишь для одного человека. Сейчас же, когда она в дорогом наряде, излучая уверенность влиятельной женщины, ехала верхом по заросшему густой травой парку мимо красочных палаток участников турнира, она играла роль леди Розамонд Уолсингем, дочери герцога и вдовы графа. Эту роль Анне приходилось играть потому, что леди Розамонд знала слишком много и ее хотели убить.
Анна прекрасно знала, какому риску подвергается, поэтому постоянно проявляла предельную бдительность. Охранял же Анну небольшой отряд рыцарей, сопровождавший ее повсюду. С отрядом ехала служанка леди Розамонд, которая должна была помочь Анне в этом опасном маскараде. Все сопровождающие окружили ее, когда она начала пробираться сквозь толпу рыцарей, оруженосцев и слуг. В данный момент Анна направлялась к городу, чтобы попасть в гостиницу, где их уже ждали.
Анна уже провела неделю под именем леди Розамонд, проверяя свое искусство перевоплощения, после чего отправилась в путешествие по замкам, владельцы которых были в числе возможных претендентов на руку леди. Путешествие должно было завершиться в Лондоне. Леди Розамонд надеялась, что все взгляды будут прикованы к Анне, так что сама она сможет беспрепятственно добраться до Лондона вместе со своим собственным отрядом.
Но в этот тщательно продуманный план внезапно вмешался рыцарский турнир. На нем могли быть люди, которые знали графиню и легко могли разоблачить Анну. И потому Анна уступила просьбам своих охранников и прикрепила к прическе вуаль, скрывающую лицо. Анна совсем не хотела наблюдать за турниром, но когда ее отряд ехал мимо поля, окруженного приветствовавшей рыцарей толпой, она заметила двух воинов в латах, скрестивших мечи. Поединок казался слишком уж горячим, подходящим скорее для поля боя. Внезапно один из сражавшихся потерял свой шлем после сильного удара соперника и, отскочив на шаг, откинул со лба каштановые волосы – почти рыжие в отблесках заходящего солнца. Весело рассмеявшись, рыцарь продолжил сражаться без шлема; он великолепно владел мечом и, казалось, совершенно не думал об осторожности.
Анна вдруг почувствовала, что по спине ее пробежал холодок – она узнала в рыцаре сэра Филиппа Клиффорда, а это значило, что на турнире был человек, который мог ее узнать и окликнуть по имени.
Поспешно отвернувшись, Анна пришпорила свою лошадь – сейчас ей хотелось как можно быстрее добраться до города. И в то же время она чувствовала, что в груди у нее разливается тепло. Она проклинала свою слабость к Филиппу, однако ничего не могла с собой поделать, никак не могла выбросить его из головы из-за нахлынувших на нее воспоминаний и того гнева, который эти воспоминания вызывали.
* * *
Первый этаж таверны был переполнен громко кричавшими и смеявшимися мужчинами и женщинами. Здесь пили и веселились, и Филипп Клиффорд не хотел упускать ни одной минуты праздничного застолья. Сегодня он превзошел всех рыцарей в бою на мечах и часть своего выигрыша отдал на то, чтобы эти люди отпраздновали его победу. Ему хотелось, чтобы его имя узнали во всей Англии и если его победы продолжатся, то о нем наверняка услышит и король Генрих. Филипп надеялся поступить к королю на службу и, возможно, стать лучшим из его рыцарей, что позволило бы жить при дворе и заключить выгодный брак. Король Генрих пришел к власти только в прошлом году, когда победил в сражении короля Ричарда. Не может быть, чтобы такой человек не искал хороших и надежных рыцарей. И он, Филипп, вполне мог бы стать таким человеком.
Однако стремление угодить какому-нибудь монарху не всегда было его целью. Раньше он надеялся стать членом Лиги клинка – тайного сообщества, боровшегося со злом.
Сделав глоток из своей кружки, Филипп ухватил за юбку проходящую мимо светловолосую служанку. Оглянувшись, она хихикнула и подмигнула ему. Филипп обычно придерживался строгой морали, поскольку хотел стать членом Лиги. Еще мальчишкой он часто слушал рассказы матери о величии Лиги и о подвигах ее членов.
Но попасть в Лигу ему так и не удалось. После всего того, что он совершил на службе у своего друга Джона Рассела, недавно женившегося и получившего титул графа Олдерли, Филипп все еще не получил приглашение в Лигу, хотя Джон такое приглашение получил. И Филипп решил, что должен поставить перед собой другую цель. Он отправился в путь по дорогам Англии в поисках какой-нибудь возможности показать свои таланты, заработать призовые деньги и привлечь внимание короля.
Во время своих странствий он иногда чувствовал себя очень одиноким. Раньше у него всегда имелась хорошая мужская компания – и когда он был простым воином, и когда стал рыцарем. Но сейчас он был сам по себе и потому отчаянно скучал. Несколько раз по ночам его одиночество скрашивали прекрасные дамы, но даже при этом одиночество и скука начинали все больше тяготить, а Филипп никак не мог найти себе какое-нибудь подходящее дело.
Вскоре светловолосая служанка снова прошла мимо, обворожительно улыбнувшись ему при этом. Он улыбнулся ей в ответ, но никак не отреагировал на ее приглашение. Когда же мимо, чуть задевая его локтями, прошли несколько женщин, – среди них была даже жена какого-то торговца, – он сделал вид, что устремился за ними, но потом рассмеялся и опять опустился на свое место.
Прошло еще какое-то время, и его вновь задела проходившая мимо женщина, на сей раз явно случайно; однако он обхватил даму рукой и попытался заглянуть своей пленнице в лицо, но с удивлением обнаружил, что лицо ее закрывала вуаль.
Филипп уже собрался отпустить незнакомку, но в следующее мгновение замер в изумлении – он вдруг узнал эти огромные черные глаза, смотревшие на него сквозь тонкую полупрозрачную ткань.
Да-да, конечно же, это была она, Анна Кендалл! Он не видел ее уже много дней, однако не раз о ней вспоминал – не мог не вспоминать. Когда он встретил ее в первый раз, то решил, что перед ним леди Элизабет Хаттон. Анна тогда была одета столь же пышно, как и сейчас, – в длинные шелковые юбки. Он прекрасно помнил, как обнимал ее, обнимал с такой уверенностью, словно являлся ее возлюбленным. Узнав, что Анна была всего лишь служанкой, Филипп очень удивился и даже не сразу в это поверил. Но что же она сейчас делала в таверне?
Филипп уже хотел об этом спросить, но тут Анна приложила к губам палец и с дерзкой улыбкой сказала:
– Сэр рыцарь, вы схватили меня, чтобы затащить в постель?
Он взглянул на нее с удивлением, однако ответить не успел – какой-то человек вдруг стащил Анну с его коленей и тотчас же приставил к горлу Филиппа лезвие кинжала.
Филипп улыбнулся и вскинул вверх руки, давая понять, что у него нет оружия.
– Я не ссорился с тобой, дружище.
– Попридержи свои руки, – буркнул незнакомец; он был средних лет, с могучей грудью и широкими плечами. – Эта дама не для таких, как ты.
– А может, она захотела бы выбрать меня? – ответил Филипп и тут же услышал за спиной смех и крики одобрения.
Он внимательно посмотрел на Анну, но она только улыбнулась и покачала головой. И тот час же два вооруженных человека вывели ее из зала. Незнакомец же, угрожавший Филиппу, вложил кинжал в ножны и окинул взглядом таверну. Гуляки, глядя на него, притихли.
– Теперь она упустила свой шанс! – раздался вдруг чей-то голос.
Все громко расхохотались. Рассмеялся и хмурый воин, но его смех был невеселым.
Сэр Питер, один из участников турнира, внезапно выкрикнул:
– Она должна знать толк в этом деле! Я слышал, что эта женщина – вдова. Ее зовут леди Розамонд.
Филипп с улыбкой повернулся к сэру Питеру:
– А кто был ее муж?
– Граф Уолсингем. Трагическая случайность. Он был совсем молодым. Однако ее достоинства вовсе не в покойном муже. У нее есть собственные. Я слышал, что она совершает путешествие, чтобы подыскать себе нового супруга.
Филипп посмотрел на дверь, за которой исчезла Анна. Во что же ее втянули?.. Почему она выдает себя за другую?
Войдя в свою спальную комнату, Анна сразу же увидела Маргарет, служанку леди Розамонд. Та выложила на кровать ночные рубашки Анны. Худенькая и веснушчатая, со светло-каштановыми волосами, служанка с беспокойством посмотрела на Анну. Увидев, что ее сопровождают вооруженные мужчины, Маргарет поспешно спрятала рубашки за спину.
Анна попыталась улыбнуться, но улыбка ее тут же померкла, едва она взглянула на хмурого сэра Уолтера, начальника ее небольшого отряда. Комнатка была совсем небольшая – и в ней помещались лишь кровать, сундук для постельного белья, а также камин, – и казалось, что сэр Уолтер занимал все свободное место. Было довольно странно, что этот человек, еще не старый, постоянно хмурился – хмурился даже в тех случаях, когда для этого, казалось бы, не имелось причин. У Уолтера были короткие седеющие волосы, а щеки его почти всегда покрывала щетина. Крепкий и широкоплечий, он, судя по всему, был настоящим воином, и Анна не раз задумывалась о том, какую жизнь он вел, когда не выполнял свои обязанности в Лиге клинка. Да и кто он, собственно, такой?
Этого Анна не знала, так как не знала полных имен рыцарей своего отряда – члены Лиги предпочитали их не сообщать.
– Вам следует проявлять осторожность в подобных местах, – проворчал сэр Уолтер и еще больше помрачнел.
Молча кивнув, сэр Дэвид и сэр Джозеф сели на стулья по обеим сторонам двери и, скрестив руки на груди, постарались принять столь же суровый вид.
– Сэр Уолтер, – тихо проговорила Анна, – чего вы от меня хотите? Я ведь играла свою роль… И я знаю, что мы должны были проехать мимо Йорка, но сильные дожди заставили нас остановиться.
– Дело в том, что турнир…
– При чем здесь турнир? – перебила Анна. – Я надену подходящую вуаль, и утром мы снова отправимся в дорогу.
Ей вдруг захотелось рассказать о встрече с Филиппом, но, немного подумав, она решила этого не делать. Возможно, он даже не узнал ее. Во всяком случае, ей очень хотелось в это верить.
Вскоре по ее распоряжению пажи принесли бочку для мытья и горячую воду. Улыбнувшись юношам, Анна дала им по монете и попросила не появляться до утра.
Тут же рыцари поднялись на ноги, чтобы удалиться в свои спальные комнаты, располагавшиеся по обеим сторонам от спальни Анны, и сэр Дэвид, уже проходя в дверь, произнес:
– Леди Розамонд, вы ведь помните, что вам следует застраховать себя от неожиданностей?
Анна осмотрелась и, кивнув на сундук, сказала:
– Обещаю подтащить этот сундук к двери.
– Очень хорошо.
Сэр Дэвид редко улыбался; как и все остальные рыцари, он чрезвычайно серьезно относился к своим обязанностям. Анна так и не смогла узнать что-либо о своих спутниках, поскольку те неизменно отделывались любезными, ничего не значившими фразами. Должно быть, Лига обязывала своих членов не отвлекаться от основной задачи и не связывать себя доверительными отношениями с кем-либо. От этих людей нельзя было услышать шуток, завязать дружбу. «Что ж, может, это и к лучшему», – подумала Анна.
Едва дверь за сэром Дэвидом закрылась, Анна снова вспомнила о Филиппе. Он находился неподалеку, в какой-то таверне. Когда они виделись последний раз, она чувствовала себя очень одинокой и была не способна принимать разумные решения.
Маргарет помогла ей снять плащи спросила:
– Вам не помочь еще в чем-нибудь, миледи, пока я не ушла к себе в комнату?
Маргарет была молчаливой и неулыбчивой, однако весьма услужливой, поскольку девушка прекрасно знала: этим своим путешествием оказывает серьезную услугу ее хозяйке, леди Розамонд. Поначалу ей было трудно называть Анну «миледи», но постепенно она привыкла к этому. Однако понимала, что для Маргарет она всего лишь бледная тень ее госпожи.
В обмен на свои услуги Маргарет попросила, чтобы у нее была отдельная спальня. В конце концов, и она, и Анна относились к слугам и были равными по положению. Сопровождавшие их рыцари пусть неохотно, но все же согласились выполнить это требование.
– Что ж, Маргарет, можешь отправляться спать, – сказала Анна. – Спасибо тебе за помощь.
Когда девушка ушла, Анна, как и обещала сэру Дэвиду, придвинула к двери тяжелый сундук. Она ужасно сердилась на себя из-за того, что в сердце ее после сегодняшней случайной встречи закралось смятение. Нет, она не должна думать о Филиппе. Он был связан с ее прошлым, со временем, когда она поняла, что может нравиться мужчинам и когда она помогла Элизабет уклониться от нежелательного брака. Теперь в ней снова настала нужда, и ее призвали на помощь. Что ж, она готова была выполнить и это задание, а что касается Филиппа Клиффорда.
Когда-то она думала, что Филипп в ней нуждается. С ним она разделила внезапно вспыхнувшую страсть, не обращая внимания на голос рассудка. «Но сейчас все это в прошлом», – напомнила себе Анна. Да, она должна забыть про Филиппа. По крайней мере ей не следует о нем думать.
Бочка для омовений оказалась довольно просторной и высокой; женщина могла сесть в эту бочку – вода накрывала ее с головой. К тому же пажи на воду не поскупились.
Анна разделась и, погрузившись в воду, неторопливо намылилась. Потом откинулась назад, чтобы насладиться теплом, пока вода не остыла. Закрыв глаза, она тихонько вздохнула и расслабилась.
Внезапно задребезжали ставни на окнах, и Анна, вздрогнув, открыла глаза. В следующее мгновение она увидела, как один ставень начал медленно открываться. А затем на подоконник ступила чья-то нога.
Раскрыв рот от удивления, Анна приподнялась и, схватив лежавшую рядом с бочкой тряпицу, прижала ее к груди. Подобное с ней как-то раз уже случилось, и сейчас Анна не на шутку разозлилась. «Что за дерзость?!» – хотелось ей закричать.
Тут же на подоконник ступила и вторая нога, а затем в верхней части окна возникло чье-то лицо. Хотя свет от свечи почти не доходил до окна, Анна сразу же поняла, кто перед ней. И сердце ее гулко застучало в груди.
Филипп Клиффорд!
Филипп присел на корточки и внимательно посмотрел на нее. Потом, улыбнувшись, произнес:
– Я могу войти? Ты ведь не возражаешь?
Анна нахмурилась и прошипела:
– Мог бы просто постучать в дверь!
Она снова погрузилась в воду, так что над поверхностью осталась только ее голова. Но даже в воде она чувствовала себя совершенно беззащитной.
– Но последний раз я не стучал в дверь, – возразил Филипп.
– Последний раз я была пленницей, и мне отчаянно хотелось… хоть с кем-то пообщаться. И я тогда не мылась в бочке! А сейчас моюсь!
Он спрыгнул на пол, но не двинулся дальше, за что Анна мысленно его поблагодарила.
– Именно поэтому я здесь и появился. Не из-за того, конечно, что ты моешься в бочке, хотя и это очень интересная подробность.
Тут Филипп вдруг стал пристально вглядываться в ее лицо. «Почему он меня так разглядывает?» – подумала Анна в недоумении.
– Я здесь потому, что ты, похоже, снова стала пленницей. Почему тебя называют леди Розамонд?
В его голосе слышалось то ли подозрение, то ли беспокойство. Анна слишком плохо его знала, чтобы точно определить интонации. Зато вкус его поцелуев она прекрасно знала. Как и жар его объятий.
Сделав глубокий вдох, Анна постаралась взять себя в руки и избавиться от воспоминаний.
– Я здесь по своей воле, – заявила она.
– Когда ты в прошлый раз оказалась в заключении, это тоже произошло по твоей воле.
– Рыцари – это моя охрана, а не похитители. Спасибо за твою заботу, сэр Филипп, но тебе сейчас следует уйти.
Однако Филипп не собирался ее покидать. Он двинулся в глубину комнаты, к свету свечи. И теперь Анна стала лучше видеть его лицо – лицо, состоявшее из углов: у него были резко очерченные скулы, квадратная челюсть и высокий выпуклый лоб. Черты его трудно было назвать красивыми, зато он был прекрасно сложен – высокий, широкоплечий, мускулистый. «Да, у него очень правильная фигура, – а не в виде бочки, как у некоторых мужчин, – подумала Анна. – Хотя многие мужчины с большим весом, наверное, полагают, что имели бы над ним преимущество в поединке». Анна покраснела, вспомнив, как Филипп подхватил ее на руки и усадил к себе на колени перед всей таверной.
И ей тотчас же вспомнилось, как они проводили дни в замке Олдерли, когда она наконец освободилась от заключения. Как играли в интереснейшую игру, от которой у нее не было сил отказаться…
А сейчас он смотрел на нее пытливым взглядом, его ярко-зеленые глаза напоминали цветом травянистое поле под солнечным небом. Почему же он внушает ей такой страх? Может, потому, что он считает ее… просто развлечением? Хотя очень может быть, что ему хотелось бы иметь с ней постоянные отношения.
Ах, она ведь сидит перед ним совершенно обнаженная, пусть и в бочке с водой. Не захочет ли он воспользоваться этим? Она вспомнила о характере Филиппа, о его решительности и настойчивости. Элизабет Хаттон – дама, у которой Анна была служанкой, – говорила, что Филипп не получал приглашение присоединиться к Лиге клинка, хотя лорд Олдерли получил такое приглашение.
И тут Анна вдруг почувствовала: что-то в характере Филиппа изменилось – словно нежелание рыцарей видеть его в Лиге как-то на него повлияло. Интересно, что бы он сказал, если бы узнал, что даже ее, Анну, попросили оказать услугу рыцарям для Лиги?
Конечно, она не являлась членом Лиги, но после завершения своей миссии вполне могла стать. Анна очень надеялась, что сумеет уговорить рыцарей, сумеет убедить их в том, что она достойна стать первой женщиной, принятой в их ряды.
Однако она не могла сказать Филиппу о Лиге и о своей миссии, поскольку поклялась хранить в тайне секрет леди Розамонд.
Тут Филипп вдруг шагнул к бочке и, упершись обеими руками в ее края, пристально посмотрел на нее. Анна невольно вздрогнула и снова покраснела. Конечно, Филипп сейчас видел только ее колени, поднимавшиеся над мыльной пеной, но он прекрасно знал и другие части ее тела, поскольку их не раз касались его губы, когда он покрывал ее интимными поцелуями. Анна до сих пор вздрагивала, вспоминая об этом, и теперь… Ах, теперь ее пронзили те же сладостные ощущения.
Сделав над собой усилие, Анна с холодком в голосе проговорила:
– Почему бы тебе не удалиться?
– Знаешь, я не могу тебя сейчас покинуть. Ведь ты затеяла какую-то игру с переодеванием.
– Я не…
– Не думайте, что я ничего не понимаю, графиня. Именно графиню ты из себя изображаешь, верно? – Он указал на ее платье, висевшее на вешалке на стене. – Этот богатый наряд – не твой.
Анна поджала губы и прищурилась. Что он будет делать, если ему не рассказать всей правды? Не может ли он по неосторожности загубить ее миссию и тем самым подвести леди Розамонд? Если враги леди Розамонд узнают о подмене, графиня окажется в большой опасности. Впрочем, возможно, он удовлетворится частью правды.
Постаравшись придать своему взгляду выражение искренности, Анна проговорила:
– Ты прав. Это платье принадлежит другой женщине – леди Розамонд Уолсингем.
Филипп утвердительно кивнул:
– Да, мне назвали именно это имя.
– Кто-то из сидевших в таверне знаком с ней? – спросила Анна с беспокойством. – Здесь никто не должен был о ней знать.
Филипп пристально посмотрел ей в глаза.
– Ты выбрала Йорк намеренно?
– Не я, а… – Анна в смущении умолкла.
– А Джон… то есть лорд Олдерли, он знает об этом?
Анна медлила с ответом. «Похоже, я и так выболтала слишком много», – думала она в досаде.
Филипп явно заметил изменение в ее настроении. Наклонившись над ней, он прошептал:
– Я позволю тебе выбраться из бочки, если ты все мне расскажешь.
– Думаешь, я без твоего разрешения не осмелюсь встать? – сказала Анна с вызовом в голосе.
Уперевшись ладонями в края бочки, она поднялась на ноги. Это была смелая игра, но, в конце концов, ей нечего было терять. У нее не было наследства, а ее будущее казалось весьма неопределенным, поскольку она была всего лишь служанкой, пусть даже и изображавшей графиню.
Филипп отступил на шаг и проворчал:
– В этой игре ты рискуешь жизнью. Неужели не понимаешь?
– Ну, это потому…
Он снова посмотрел ей в глаза.
– Если я дам слово молчать, расскажешь мне правду?
– Пожалуй, – кивнула Анна.
«Кое-что из правды», – добавила она про себя.
Глава 2
Филипп стоял в шаге от бочки, внимательно глядя на Анну, покрытую мыльной пеной. Казалось, оба застыли навечно. Она сжимала пальцами края бочки, и капли скатывались с плеч в воду, в которой виднелись ее груди. «Похоже, она не понимает, что я вижу почти все», – промелькнуло у Филиппа. Однако он решил, что не стоит говорить ей об этом. Он на мгновение перевел взгляд пониже, туда, где смутно темнел между ног девушки интимнейший треугольник. Когда-то он поглаживал его и даже разводил в стороны ее стройные ноги, но тогда соображения чести вовремя его остановили. Однако с того времени желание обладать этой женщиной никогда его не покидало – оно лишь отступало на время, а потом снова возвращалось.
– Тебе лучше бы отвернуться, – сказала Анна, пристально взглянув в глаза Филиппу.
Он немного помедлил, потом все же заставил себя отойти к окну. Глядя на темный двор конюшни, кое-где освещаемый факелами, он слышал, как Анна выбралась из бочки с водой и перешла на другое место. Через некоторое время послышался шорох – она начала одеваться.
– Все, я готова, – раздался наконец ее голос.
Отвернувшись от окна, Филипп увидел ее на стуле перед камином. На ней был шелковый халат, а в руке она держала гребень, которым расчесывала свои густые волнистые волосы. Филипп никогда прежде не видел Анну с распущенными волосами, хотя не раз пытался представить ее в таком виде. Но она была служанкой, и ей следовало убирать волосы вверх – чтобы не мешали работать.
Глядя на нее сейчас, он мысленно восхищался цветом ее волос – они были черные как ночь, пожалуй, чуть синеватые в свете свечи. Волосы вполне соответствовали глазам, таким же темным и словно хранившим в своих глубинах какую-то тайну. Лицо же было очень бледное, но с розовыми щеками и губами. С замечательными губами…
– Ты так и будешь молча смотреть на меня? – тихо спросила Анна.
– Я думаю, чему в твоих словах можно верить.
– Но я никогда не лгала…
Анна осеклась, заметив, что он усмехнулся. Вспыхнув, она отвела глаза и снова принялась расчесывать волосы. На Филиппа же эти ее движения действовали необыкновенно – он почувствовал, что все больше возбуждается, и ничего не мог с этим поделать.
– Да, я лгала, – продолжала Анна. – Но это была ложь во благо. Я спасла жизнь своей госпожи. Спасла тем, что играла ее роль. Меня заперли в башне, а моя госпожа тем временем сумела спастись. И я помогла лорду Олдерли – ее жениху, твоему другу. Разве не так? К тому же и ты иногда говорил неправду.
– Да, мы оба лгал и, если это требовалось нашим друзьям, – согласился Филипп.
– Ты изображал того, кем вовсе не являешься, – заметила Анна с улыбкой.
Филипп невольно залюбовался ею. Она всегда прекрасно владела собой и умела справляться с волнением. Интересно, кто ее этому обучал? Кто научил служанку столь правдоподобно изображать знатную даму? Конечно, Анна с Элизабет вместе выросли, и они были скорее подругами, а не служанкой и госпожой, но все же… Анна абсолютно во всем походила на знатную леди, и Филипп непременно поверил бы, что она таковой и является, если бы не знал, кто она такая на самом деле.
Он медленно к ней приблизился. Анна по-прежнему проводила гребнем по волосам, и теперь он чувствовал запах мыла, которым она пользовалась. Внезапно Филипп сообразил, что забыл вопрос, который хотел ей задать.
А может, она этого и добивалась?
Опершись рукой на камин, он внимательно посмотрел на нее:
– Итак, почему же ты изображаешь из себя леди Розамонд?
– Потому что она попросила меня об этом.
– Ты хорошо с ней знакома?
– Она была фрейлиной у матери Элизабет, когда я жила в замке Олдерли.
– Но почему? Зачем ей это потребовалось? – спросил Филипп.
Анна упорно смотрела в сторону, и это вызывало подозрения.
– У нее имелись на это причины, – ответила она наконец. – А мне поручили совершить путешествие в Лондон, встречаясь по пути с возможными женихами леди Розамонд.
– Встречаясь с возможными женихами? – с усмешкой переспросил Филипп. – Но ведь ты не можешь знать наверняка, какие из них понравятся леди Розамонд.
– Она дала мне список.
– Я думаю, от тебя что-то скрывают. Полагаю, Джон точно знает, какая преследуется цель.
Анна бросила на него быстрый взгляд и снова отвела глаза.
– Почему ты считаешь, что в этом деле замешан лорд Олдерли?
– Видишь ли, когда я спросил тебя, знает ли он что-нибудь об этом деле, ты смутилась. Полагаю, он должен знать все. Даже и в том случае, если это дело каким-то образом связано с Лигой клинка, членом которой он недавно стал.
При упоминании о Лиге между ними возникло какое-то напряжение, которого раньше почти не чувствовалось. И хотя Анна отрицательно покачала головой, Филипп решил, что он на пути к разгадке.
– Лига клинка?.. – Она изобразила удивление.
Филипп посмотрел на нее с неподдельным восхищением. Действительно, нельзя было не восхититься ее искусством притворства.
– Да, Лига клинка, – ответил он. – В ней наверняка знают, что ты когда-то изображала леди Элизабет. Кто-нибудь спрашивал тебя о той твоей задаче?
– Элизабет сказала леди Розамонд…
– Нет-нет, леди Элизабет никогда не позволила бы втянуть тебя в такое опасное дело. Уверен, что кто-то другой попросил тебя в нем участвовать, а ты согласилась, верно?
– Ты шутишь! – воскликнула Анна. – В этом деле нет ничего опасного.
– Тогда почему за тобой всегда следуют вооруженные люди? Кстати, где они сейчас?
Анна с вызовом вскинула подбородок:
– Полагаю, это не твое дело, но… Их комнаты рядом. По обеим сторонам от моей.
– И эти прославленные рыцари Лиги не услышали, как я проник в твою спальню?
– Кто мог подумать, что кто-то спустится с такой высокой крыши?
Филипп улыбнулся, вспомнив о прежних их встречах, и Анна поспешно добавила:
– Я имею в виду охранников.
– Лиги клинка?
Когда Лига клинка отказала ему в доверии, Филипп долго чувствовал странную пустоту в груди. А вот Анна… Они обратились к ней за помощью, но он ей не завидовал. Впрочем, он недавно наконец-то познакомился с некоторыми членами Лиги клинка и даже принимал участие в некоторых предприятиях. Он полагал, что неплохо проявил себя, однако они не пригласили его к себе, не предложили стать членом Лиги. А вот его друг граф Олдерли получил такое приглашение. В конце концов Филипп решил отказаться от своей мечты, решил, что больше не станет понапрасну тратить время и займется другими делами.
Но во что же втянули Анну? Что именно поручили ей рыцари Лиги? Скорее всего это очень опасное задание…
– Итак, люди из Лиги должны охранять тебя во время твоего путешествия в поисках женихов? Я правильно понял?
Анна молча кивнула и продолжила расчесывать волосы.
– И ты должна изображать леди Розамонд, поскольку сама она не может отправиться в это путешествие. Верно?
Анна снова кивнула.
– Ох, не могу поверить, что ты позволила вовлечь тебя в такое дело. Ведь ты же ничего об этом не знаешь.
Филипп опустился перед Анной на колени и заглянул ей в глаза. Когда же он положил руки ей на колени, у нее перехватило дыхание. Она по-прежнему молчала, и Филипп спросил:
– Что происходит, Анна? Ты же знаешь, что я не оставлю тебя… в такой странной истории. Я очень многим обязан Элизабет и Джону, но все же… Я никак не могу понять, почему ты взяла на себя столь большой риск. Когда люди, которых ты обманешь, обнаружат, что их провели, они примут это за оскорбление.
Анна решительно покачала головой:
– Нет, они ничего не обнаружат. Я провела с леди Розамонд много дней, изучая ее манеры и особенности ее поведения.
– И ты думаешь, столь долгое обучение потребовалось ради шутки?
Анна молча потупилась. Филипп взял ее за руки и тут же почувствовал, как пальцы ее сжались в кулаки.
– А как насчет тех, кто решит приударить за опытной вдовой? Как ты с ними будешь общаться?
Анна высвободила руки и тихо сказала:
– Я никому не позволю никаких вольностей.
– Как мне когда-то? – спросил Филипп с ухмылкой.
Метнув в него гневный взгляд, Анна процедила сквозь зубы:
– Как ты посмел?.. – Сделав глубокий вдох, она добавила: – В качестве женихов леди Розамонд выбрала людей, которые с ней не знакомы.
– А она может предсказать, как эти незнакомые люди будут к тебе относиться?
– Филипп, прекрати, – прошептала Анна. – Ты не отговоришь меня от этого дела. Оно очень важное, и без меня леди Розамонд никак не обойдется. Только я могу это сделать.
– Что сделать? – Филипп взял ее лицо в ладони и снова заглянул ей в глаза. Он чувствовал, что должен во что бы то ни стало узнать правду и оградить Анну от неприятностей. «Мне надо выяснить это ради Джона и Элизабет», – говорил себе Филипп, но в глубине души понимал, что преследует свои личные цели. Он очень беспокоился за Анну, боялся, что какой-нибудь мужчина воспользуется ее слабостью, как он сам едва не воспользовался.
Какое-то время они молча смотрели прямо друг другу в глаза. Филипп чувствовал, как у него под пальцами бьется ее пульс; было очевидно, что она очень волновалась, хотя и старалась скрыть волнение. Наконец, чуть отстранившись от него, Анна хрипло прошептала:
– Но ты не должен никому это говорить. – Он кивнул, и она добавила: – Речь идет о жизни короля.
Ошеломленный этим сообщением, Филипп шумно выдохнул; он не мог вымолвить ни слова.
Коснувшись его плеча, Анна продолжила:
– Мне нужна твоя клятва, Филипп. Все, что я сейчас скажу, должно остаться между нами.
– Клянусь, что буду молчать, – произнес он торжественно.
Собравшись с духом, Анна вновь заговорила:
– Несколько недель назад, на турнире в Дареме, леди Розамонд услышала, как трое мужчин обсуждали заговор против короля Генриха.
– Это были люди короля Ричарда? Хотя Генрих убил многих из них в сражении, остались живы те, кто считает Ричарда законным наследником.
– Леди Розамонд не поняла, кто они такие. Она с ними не знакома, но запомнила их лица.
Поднявшись со стула, Анна медленно прошлась по комнате.
Проследив за ее движениями, Филипп выпрямился и невольно нахмурился; он вдруг понял, что, глядя на Анну, не может собраться с мыслями, – может только любоваться ее изящной походкой, ее чудесной фигурой, достоинства которой не скрывал даже халат.
Чтобы сосредоточиться на своих мыслях, Филипп отвернулся.
– Как я понимаю, леди Розамонд решила сообщить об этих людях королю.
– Да, конечно. Поскольку же только она видела этих людей, то именно она и должна их найти.
– Наверное, это очень опасно, если они ее тоже видели, – пробормотал Филипп. Взглянув на девушку, он спросил: – Выходит, тебя используют для того, чтобы выманить этих заговорщиков?
– Нет, Филипп, нет! – Она остановилась и посмотрела на него округлившимися глазами. – Они не стали бы подвергать меня такой опасности. Леди Розамонд уверена, что заговорщики ее не видели. Они не знают, что она их подслушала. Но в Лиге не хотят рисковать, поэтому ее везут в Лондон в большой тайне. Однако исчезновение леди Розамонд выглядело бы странно особенно после того, как она объявила, что хочет подыскать себе нового супруга.
– И поэтому они обратились к тебе за помощью?
Анна кивнула и едва заметно улыбнулась:
– Да, поэтому.
– Знаешь, Анна… – пробормотал Филипп, подходя к ней поближе. – Мне кажется, ты очень обрадовалась, когда они к тебе обратились. Вероятно, ты решила, что на них произвели впечатление твои таланты.
В глазах девушки промелькнула тревога.
– Но разве ты не понимаешь, как это опасно? – продолжал Филипп. – Ты у всех на виду, в то время как леди Розамонд может прятаться. Ты не знаешь, что на уме у заговорщиков. Даже я мог бы оказаться одним из них. Я влез сюда через окно, и никто меня не остановил.
– Ты ошибаешься, Филипп. Я здесь для того, чтобы люди не заметили исчезновения леди Розамонд.
– Они даже не дали тебе более многочисленной охраны, чтобы надежно защитить.
– Этого они никак не могли сделать. Большой отряд выглядел бы очень подозрительно и привлек бы внимание. Неужели не понимаешь?
– Но всего три человека?.. Думаю, маловато.
– Да, три рыцаря, но зато получившие обучение в Лиге клинка. Их было четверо, однако один при падении с лошади сломал ногу, и его пришлось отправить домой.
Анна замолчала, вспомнив, как расстроил сэра Уолтера этот неприятный случай. Он сказал, что искать замену будет слишком долго. Хотя сэр Уолтер старался скрыть свои чувства, Анна поняла, что он очень тревожится за ее безопасность.
А сейчас с ней рядом находился Филипп – настоящий воин, который уже выполнял кое-какие поручения Лиги.
Но при мысли о том, что ей придется проводить с ним каждый день, Анна чуть не застонала. Она помнила, как из-за него едва не потеряла голову в Олдерли, как забыла обо всем на свете… Нет, она не станет говорить сэру Уолтеру про Филиппа и будет думать только о своей миссии и о том, как стать членом Лиги. А глупое желание видеть возле себя Филиппа может ей только помешать.
А вдруг из-за недостатка охранников кого-то ранят или убьют?..
Анна вздохнула. Вероятно, ей все-таки придется сказать сэру Уолтеру о визите Филиппа, и пусть он сам принимает решение. Это будет правильный поступок женщины, которая стремится быть беспристрастной. Но Боже, как бы ей хотелось, чтобы сэр Уолтер отказал! Ведь если Филипп будет в ее свите, то он непременно узнает, что она стремится вступить в Лигу. Не начнет ли он ей тогда мешать?
– Филипп, я уверена, что поступаю правильно.
– И я должен забыть то, что узнал? – Она положила руку ему на плечо. – Ты же дал клятву. Значит, хочешь нарушить свое слово? Неужели она в нем ошиблась?
– Нет-нет, конечно, я сдержу слово. Но я беспокоюсь за тебя. Я не могу сейчас уйти, не могу оставить тебя в такой ситуации. – Пытаясь когда-то ее соблазнить, он не очень-то за нее беспокоился.
– Ты остановился в этой же гостинице? – спросила Анна.
Он кивнул:
– Да, в этой. И пробуду здесь еще несколько дней.
– Тогда обещаю, что дам тебе знать, если ты мне понадобишься.
Взяв его за руку, она подвела его к окну. Он пристально посмотрел ей в глаза и тихо проговорил:

Читать книгу дальше: Лейтем Джулия - Лига клинка - 2. Мой единственный рыцарь

 Вдали от всех http://litkafe.ru/writer/4417/books/12620/bloh_robert_albert/vdali_ot_vseh