ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бушков Александр Александрович

Серый Ферзь - 3. Это и моя война


 

Здесь выложена электронная книга Серый Ферзь - 3. Это и моя война автора, которого зовут Бушков Александр Александрович. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Бушков Александр Александрович - Серый Ферзь - 3. Это и моя война.

Размер файла: 190.59 KB

Скачать бесплатно книгу: Бушков Александр Александрович - Серый Ферзь - 3. Это и моя война



Серый Ферзь - 3


Александр БУШКОВ
ЭТО И МОЯ ВОЙНА
Сериал «СЕРЫЙ ФЕРЗЬ»
Книга третья
Пролог
Таверна «Червивая груша». Из беседы 6ывшего матроса «Божьего любимчика» Ордина с тайным агентом лорда Гаудина, герцога Фергала, начальника Восьмого исследовательского департамента канцелярии земных дел:
- …Я как знал, что ничем хорошим это не кончится.
Виданное ли дело - бросать якорь посередке Хелльстада, чтоб подобрать с берега какою-то бродягу! Нечисть вокруг так и шныряет, того и гляди, копыта отбросим посреди реки… Да знаю я, что нечисть эта текущую воду на дух не переносит, но все же - чего без толку рисковать-то?
А пивко в этом заведении нажористое, не то что в снольдерских кабаках…
Короче, слушай дальше. Боцман Блай приказывает убирать паруса, становиться на якорь и высылать шлюпку - чтобы, значит, этого с берега на борт «Божьего любимчика» взять. Сечешь? Я уже тогда заподозрил неладное. Я так себе и сказал: Ордин, братишка, дело пахнет жареным. Нехорошо это - во время плавания подбирать всяких проходимцев.
Да и все это плавание с самого начала мне не нравилось. Ну, ходили мы раньше по морям, пиратствовали, там, понемногу, груз всякий разный перевозили туда-сюда, особо не интересуясь, откуда он и зачем, - лишь бы платили исправно за доставку… Не жизнь - сказка! А тут вдруг - приказ от капитана: по реке через Хелльстад в Фир Норт! А дальше пешедралом в Ямурлак!… Это ж, сечешь, самые гиблые места на всем Таларе! Про Глаза Сатаны знаешь? Жуть такая! Летит себе такой кирпич, а под ним глаз размером с конскую голову болтается, и на кого он посмотрит, тот… Ладно, извини, отвлекся я. Так о чем мы говорили? А, да.
И ведь главное что? Ни одна собака благородная нам, простым матросам, так и не растолковала, за каким хреном все это, то есть поход через Хелльстад и Ярмулак, нужно. Приказ, мол, и все. Благое дело, мол, нужно сделать, а кто в живых останется, тому заплатим сполна. Ну, я-то на такое фуфло не купился, я подслушал, о чем там капитан со штурманом Борном в каюте шепчутся. Оказывается, капитан Зо решил Самому, тьфу-тьфу, не к ночи помянут будет, на хвост соли насыпать. Сечешь, да? Он, капитан, значит, супротив самого Дья… гхм… - ну, ты понял… - решил выступить, а мы, простые матросы, значит, его задницу прикрывай. И поплохело мне еще больше. Но делать-то нечего! Мы уже под всеми парусами чешем к Хелльстаду, с корабля никуда не смыться. А тут этот бродяга на берегу.
Честно скажу: не по душе он мне пришелся, как только на палубу из шлюпки ступил. Сразу видать - из бла-ародньгх. Вроде нашего штурмана Борна. Если б под простого не косил - запросто сошел бы за лара. Ну этих, которые в летающих замках под облаками живут. Встречал я одного из них, из ларов, стало-ть, повелителей неба и земли, ети их в душу, герцогом Орком вроде кличут. Бестия продувная, ему в рот палец не клади, помню, однажды… Ладно-ладно, не отвлекаюсь.
Так вот этот, которого на борт взяли, с виду сущий лар. И собака при нем - ты не поверишь! Хелльстадский пес! Ну, слышал небось про этих тварей, которые ростом с лошадь и никаким оружием их не возьмешь… Да точно тебе говорю: дьяволово отродье, даром что в собачьем облике, в Хелльстаде их полно, а вот чтоб приручил кто - о таких я до сих пор не знал.
И ведь что интересно: повстречали мы бродягу этого явно случайно, а по всему выходит, что капитан Зо наш со штурманом Борном его знают как облупленного! Подозрительно, а? И не говори… Заперлись они, ну, капитан, штурман, боцман и этот, лар-нелар, в капитанской, значит, каюте, а я опять к замочной скважине - надо ж узнать, о чем они там балакают.
Стою, слушаю, и у меня, веришь, нет, глаза на лоб лезут. Бродяга люки раззявил и начинает грузить полные трюма гнилья насчет того, что он, дескать, никакой не лар, не граф и не лорд, похож просто, а попал сюда с другой планеты не по своей воле и знать ничегошеньки про нашу жизнь не знает. Дескать, вытянули его сюда ученые лбы-лары, да обмишурились: тянули-то они лорда Сварога какого-то, а вытянули его, бродягу.
Нет, ты сечешь, да? Ни единой буквы правды в этой декларации груза, а командиры наши уши развесили и верят каждому слову! И даже приглашают его прокатиться с ними за компанию в Ямурлак!
Я-то сразу понял: фуфло господин хороший гонит. И решил разузнать малость, как, что и куда. Забрался однажды в каюту к этому якобы лорду Сварогу - пошукать, может, что полезное для себя найду. И пес этот очень мне не понравился. Смотрит так, будто примеривается, куда зубы свои вонзить… Ни хрена не нашел. И по тупости своей решил в виде копманасции… кондерсации… как ее, заразу… Ну да, Я и хотел сказать - ком-пен-сации. Короче, решил я за труды свои вот этот перстенек стырить. А что? Не фиг оставлять на видном месте, правильно говорю? Видал, какая красотища? Такие даже Макаруз в своей лавке на витрине не выставляет…
И вот через эту-то безделушку я и пострадал. Так пострадал, что врагу не позавидуешь. Надеть-то я перстенек надел, а взад он не слазит. Застрял. Я думал, обойдется, да матросы, сучьи прихвостни, учуяли и капитану Зо нажаловались. А капитан, сволочь, меня за это на берег высадил. Сечешь, да? Я в команде «Божьего любимчика» уж, почитай, третий месяц плаваю, пиратствовали сколько вместе, а он меня на берег! В Хелльстаде-то! Из-за какого-то дворянина! Сволочью, короче, капитан Зо оказался.
Хочешь, расскажу, как я из Хелльстада выбрался? Это, брат, отдельная история. Может, потом книжку напишу и издам. Прославлюсь и разбогатею… Не хочешь? А чего хочешь? Знать, на кой черт «Божий любимчик» в Ямурлак шел? Ну, брат, это страшная тайна. Даже на казнь поведут - не расскажу… Но ты, я вижу, парень свой, тебе можно доверять. Проставь-ка еще кружечку, а то в горле пересохло.
Спасибо, друг. Душевный ты человек, как я погляжу. Ну так слушай…
Последняя ментограмма лорда Магара, барона Нарта, оставленная им самим, но никем не обнаруженная:
- Я умираю.
Это очень плохо. А главное, очень не вовремя.
Не смерти я боюсь, нет. Я боюсь, что под угрозой окажется все то, за что мы боролись.
В ходе операции, предпринятой совместно с людьми капитана Зо, и допроса головы колдуна Гарпага мне удалось узнать, что армию мертвецов-навьев собирает в Харлане герцогиня Мораг, которой руководят небезызвестные высшие силы, изначально враждебные человеку. Но что нам это дает?
В результате операции я - штурман Борн, я - лорд Магар, барон Нарт - умираю посреди Ямурлака. Капитан Зо и боцман Блай пропали. Некому доставить информацию о нашем открытии
адресату…
Есть только этот новичок, двойник лорда Сварога, графа Гэйра. Но он - лар. По крайней мере, его научили быть ларом. С одной стороны, это хорошо, а с другой… Не знаю…
Все же почему-то я доверяю ему. История о том, что он прибыл из другого мира и из другого времени, сомнительна в высшей степени, однако - очень уж он похож на нашего графа и… и героя из древнего пророчества. Черт, как все не вовремя! Почему мы встретили его только в Хелльстаде, почему не раньше? Раньше, возможно, я бы сумел разобраться, в чем дело, и, если это он, растолковать ему его предназначение.
А так я лишь успел сообщить ему о Сером Ферзе и игре в шакра-чатурандж. Он должен найти книгу об игре в моей библиотеке и все понять. Если, конечно, он - Серый Ферзь. Если же нет…
Я дал ему перстень, который подтвердит его полномочия. Рискованно, конечно, однако другого выбора у меня не было: «Божий любимчик» будет ждать в Фир Норте всего три дня…
Он должен дойти. Должен сообщить о войске мертвецов барону Дальгу, человеку лорда Гаудина на земле. А Гаудин должен принять меры. Не может не принять. Он борется за общее дело. Он очень умный человек, даром, что начальник тайной полиции ларов…
Но Сварог один. Совершенно один. И ничего в наших делах не смыслит… Хотя - у него есть амулет, который распознает нечисть под любой личиной. У него есть шаур, стреляющий серебряными звездочками. У него есть Доран-ан-Тег - топор, который разнесет в щепки любые преграды. У него есть непобедимый, прирученный им - непостижимо! - хелльстадский пес, который ждет хозяина на «Божьем любимчике».
Он обучен кое-каким магическим приемам. Поэтому он должен дойти.
И исполнить предначертанное…
Очень жаль, что я умираю. Что я не возьму его под свою опеку, не уберегу от ошибок, не направлю…
Хотя… Если он - Серый Ферзь, если он - Серый Рыцарь… то судьба сама подведет его к предначертанному… Единый Бог, сделай так… чтобы это оказался именно он… Тогда у нас… появляется шанс… в борьбе с Великим Мастером… а я… я ухожу туда, где…
Глава первая ДВОЕ В СЕДЛЕ
Сварог вышел из домика, встал спиной к двери. Вокруг царила оглушительная тишина - никаких птиц, белок, бурундуков, ни щебета, ни цоканья, ни жужжания насекомых, ничего живого. Только привязанные к покосившейся железной ограде отдохнувшие кони хрупают овес…
Оглянулся на каменный домик с пустыми оконными проемами.
Пора? Он заглянул в дверной проем. Никого. Только одежда, еще повторявшая очертания сидящего человека: кафтан из плотной ткани, прогнувшись в поясе, опирался на пыльные камни стены. Вот и все. Как не бывало хорошего человека, сгинувшего на маленькой неизвестной войне. И некогда горевать, да и не нужно это, если честно, никого еще не вернули на землю воплями и слезами…
Они могли бы стать крепкими приятелями - Сварог и Борн.
Лорд Сварог, граф Гэйр, - и лорд Магар, барон Нарт. Майор воздушно-десантных войск Станислав Сварог, черт знает какой силой выхваченный из братского гарнизончика, затерянного в Монголии образца тысяча девятьсот девяносто первого года, - и небожитель-лар, не принявший правила небожителей-ларов. Человек с Земли, не по собственной воле участвующий в чужой для него войне, - и обитатель Талара, сделавший войну своей профессией. Талара, отделенного от Земли сонмом тысячелетий и километров…
Они стали бы крепкими приятелями. Они присматривались друг к другу с того самого момента, как Сварог взошел на борт корабля «Божий любимчик» под командованием капитана Зо и впервые встретился глазами со штурманом Борном. Их встреча была случайной (хотя позже Борн говорил, что случайностей нет в природе) и для Сварога весьма удачной: если б не «Божий любимчик», неизвестно, сколько времени он бы еще мотался по Хелльстаду, ежеминутно рискуя попасть на обед к тамошней нечисти…
Оставалось надеяться, что из команды корабля кто-нибудь уцелел.
Ведь привидевшаяся Сварогу прошлой ночью тоненькая, в синем балахоне Лазурная Дева, фея смерти, поцеловала только Борна и матроса Чабу…
И оставалось выполнить заветы Борна.
Борн, обладавший магическими познаниями на несколько порядков выше Сварога, сделал так, чтобы после смерти его тело растворилось, растаяло, исчезло без следа - нелишняя предосторожность, потому как, Сварог успел в том убедиться, здесь магия способна и мертвеца заставить давать показания. Вот и остался после Борна один только костюм. На всякий случай Сварог и его уничтожил. Неизвестно, может ли какой-нибудь маг «разговорить» одежду, но - береженого Бог бережет. Как-никак еще на грешной Земле он успел поучаствовать в нескольких так называемых «региональных конфликтах» и заслужить несколько экзотических орденов, которые вручались не за красивые глазки. И этот благоприобретенный опыт лучше всех наставлений из учебников советовал Сварогу не оставлять следов.
Враг ему выпал отпетый, дотошный и ушлый. Вспомнить хотя бы, как их маленький отряд пытались взять в кольцо. Прижать, лишить мобильности, что в таких ситуациях неминуемо приводит к поражению. Тактика беспроигрышная. Так действовали каратели при стычках с белорусскими партизанами, американские коммандос при столкновении с вьетконговцами, советские спецназовцы при обнаружении групп моджахедов. Сбоку противник на какое-то время открыт для кинжального огня. И далее противника нетрудно «раскрутить», все время сдвигаясь и заставляя его разворачиваться и разворачиваться, теряя одного бойца за другим. И даже когда кой-кому из ребят капитана Зо удалось прорваться, враг не увлекся погоней за одиночками, а продолжал методично прочесывать затянутый туманом лес.
…Как завещал Борн, Сварог натянул вместо кафтана приказчика камзол из толстой кожи с нашитыми железными кольцами и пластинками. В камзоле ему было неловко. Камзол жал под мышками и топорщился на спине. Но даже эти огрехи наряда Сварог не рискнул исправлять магией, хотя подобных знаний на подобную портняжную операцию ему хватило бы. Во-первых, он боялся, что, убрав или сместив неудобный шов, он нарушит какое-нибудь неписаное, но неукоснительно исполняемое местными портными правило и станет выглядеть в лучшем случае белой вороной, сам о том не подозревая. Достаточно вспомнить, как его подчиненные из прежней жизни сержанты-десантники с радостью шли на десять суток «губы», лишь бы не ходить в неушитой робишке. Или еще - как нелепо выглядел доктор Зуев, нацепивший на смотр краповый берет, никоим боком не вяжущийся с «пьяной змеей» на погонах.
А во-вторых, слишком мало знал Сварог о переданной ему во владение магии, чтобы быть уверенным: он воспользуется заклинаниями, и этого никто вокруг не заметит. Вдруг у магии есть свое, не слышимое человеческим ухом эхо, расходящееся далеко по окрестностям? Ведь территория, на которой он сейчас находится, буквально нашпигована вражьими силами.
А если присовокупить, сколько шуму наделали бьющиеся маги - Борн и Ногудар, - то…
И тут же почудилось, что между дальних деревьев хрустнула веточка.
Нет, подсказывал опыт десантника: не почудилось. Если услышал - значит, действительно хрустнуло. Хотя после грохота недавней битвы до сих пор в голове звенит… Как в таком положении слуху доверять? Только нервы посадишь, как батарейку в фонарике… Правильнее будет просто поторопиться. Он разорвал купеческие документы, свои и Борна, сжег клочки. Остался лишь потрепанный лист пергамента с двумя печатями, круглой черной и овальной фиолетовой. Теперь он был капрал Улар Тагобер, уроженец и подданный княжества Горум, Вольный Топор.
Конечно, оставаться ларом было бы куда почетнее. А Сварог был ларом. Во всяком случае, пока из безвестности не явится подлинный граф Гэйр и не потребует вернуть титул, Сварог имел все права пользоваться родовым замком, обучаться премудростям магии в двух ненавидящих друг друга магических академиях - Магистериуме и Мистериоре - или волочиться за великосветскими шлюхами…
Вот только здесь, внизу, вдали от летающих островов и дворцовых гвардий, спокойнее было притворяться мелкой сошкой. Иначе к таинственным врагам прибавятся враги явные - из местного населения. Для кого-то лар-небожитель - почти бог. Для кого-то - распоследняя сволочь, обладающая всем тем, что недоступно простому смертному, и за это достойная казни. А для кого-то и сказочный гном, из которого, если хорошенько помучить, можно вытянуть информацию о местах, где хранятся несметные сокровища…
Здесь, на земле, давно додумались до удостоверяющих личность документов. Визы, правда, не в ходу. А документы не столь уж надежно удостоверяют личность из-за отсутствия фотографий и отпечатков пальцев. И потому подделывают их давно и с превеликой охотой, и высокий спрос естественным образом влечет за собой высокое качество подделки.
Вольные Топоры стояли вне сословий и гильдий. Собственно, они сами выли юридически не признанным, но де-факто существовавшим сословием - кондотьеры, личная стража мелких эрлов, купеческая охрана, колониальные войска. Свой социальный статус - пусть и невысокий. И попадал туда самый разный народ - от беглого крепостного крестьянина до дворянского сынка, нагрешившего в родных краях. Счастливчики, весьма немногочисленные, выходили в люди - ухватывали богатство, чины, даже дворянство. Другие ограничивались спокойной старостью в собственном трактирчике. Третьи служили до могилы - потому что слишком опасно им было возвращаться в нормальный мир.
С одной стороны, прикрытие было идеальное - Вольного Топора можно встретить в любом уголке Талара, а то и на Сильване. И если он дезертир, то это волнует не чиновников и полицию, а его собственную роту, имеющую к беглецу претензии, и никого другого. С другой же - обладатель такого документа, выданного в одном из Вольных Майоров, в глазах любого чиновника или полицейского более крупного государства представал личностью жалкой, ничтожной и совершенно бесправной. И гноить его в участке можно, пока не надоест. К тому же странствующий в одиночку Вольный Топор и в самом деле мог оказаться харланским шпионом, пробиравшимся в Снольдер, снольдерским шпионом, пробиравшимся в Ронеро, ронерским беглым каторжником, решившим податься за моря, морским пиратом, под чужим именем пробиравшимся домой, чтобы купить домик и зажить благонравно на склоне лет… Одно хорошо: даже если нечаянно наткнешься на «земляка», можно со спокойной совестью выдержать любую проверку - знай тверди, что лет двадцать скитался вдали от родины, вообще от твердой земли, а то и сидел безвылазно на Сильване и оттого представления не имеешь, что происходило на Харуме все эти годы…
Не обращая внимания, точнее, заставляя себя не обращать внимания на подозрительное похрустывание за пределами поляны, Сварог как следует перерыл седельную суму Борна - чтобы в случае чего избежать вполне естественного вопроса: «Как же это ты не знаешь, что у тебя во вьюке?» Пересыпал в карманы деньги, изучил карту, попытался восстановить в памяти дорогу, насколько удалось.
Перед ним стояло несколько задач, и все невыполнимые. Впрочем, не так давно он решил одну из них: остался жив после посещения Хелльстада и даже нашел там друга - щенка гарма, гигантского непобедимого хелльстадского пса по имени Акбар.
Ладно, оборвал бравурные мысли Сварог, не о том сейчас следует думать. Во-первых, надо было целым и невредимым выбраться из Ямурлака - местности немногим менее опасной, нежели Хелльстад. И гарпий летающих здесь в достатке, и прочей нечисти. Скорее всего, одна из этих тварей, привлеченная недавним грохотом, кружит сейчас над домом, не решаясь напасть. А кроме того, по следу рыщут таинственные воины, оседлавшие ящеров вместо коней и кутающиеся во флаги Горрота вместо плащей. А кроме того, дороги должны быть перекрыты конными разъездами и пешими засадами гвардейцев, держащих оружие во славу великой герцогини Харланской, чтоб ей провалиться… Так что приключений Сварогу отписано в избытке.
Но даже не это было самым главным. Все было гораздо сложнее. Помимо воли Сварог оказался в числе посвященных в тайну с созданием армии мертвецов. И вполне может статься, что он теперь единственный, кто знает имя стоящего за всем этим безобразием человека. Кто может помешать
герцогине в выполнении ее черных планов.
Нет, вдоволь навоевавшись в прежней жизни, сейчас он не спешил грудью бросаться на защиту чужих идеалов… Однако бывают такие ситуации, когда стоять в стороне - значит опозорить себя прежде всего в собственных глазах.
Он уставился на коней как-то по-новому, словно впервые видел такую диковину. Только сейчас понял, что значила лошадь для людей в эпохи, предшествовавшие пару, бензину и электричеству. Единственная возможность относительно быстро перемещаться по земле и убегать от многих опасностей. Вот только коней нужно кормить, поить, ухитриться не загнать, уберечь от самых разных неприятностей. Ни его прежняя память, ни новые знания помочь не могли. Он помнил заклинания, с помощью коих графы Гэйры ненадолго оживляли павших лошадей, но эти фамильные фокусы следует приберечь на самый черный день - неизвестно, как выглядит оживленная заклинаниями павшая лошадь и какие эмоции это зрелище вызовет у окружающих. Лошадь может потерять подкову и охрометь. В подкову ей может попасть камешек. Ее нельзя поить разгоряченную. Он добросовестно попытался вспомнить все читанные когда-то романы, где в качестве подсобного инвентаря выступали лошади. Увы… Все герои, каких он помнил, браво скакали на полном галопе, загоняли лошадей десятками и тут же покупали новых или в худшем случае крали. Не подходит. Лошадей тут не купишь да и не украдешь - нужно еще уметь украсть. Что еще? Кажется, лошадям нельзя жрать клевер. Или это коров касается? Атос как-то говорил д'Артаньяну, что лошадь может поесть из яслей после другой, сапной, и околеть. Но как такие ясли распознать, и что такое сап, и есть ли он здесь?
Посмотрев на коней с некоторым уважением, Сварог сел в седло, перекрестился и тихонько сказал:
– Ну, выносите, залетные, что ли…
Дороги здесь, естественно, не было. Вокруг стоял дремучий лес, так и норовящий хлестнуть всадника по лицу колючей веткой или ткнуть в глаз сухим сучком. Именно здесь на их отряд напали гарпии. Трупы птиц со старушечьими головами не сохранились, наверняка пошли на корм местному зверью, а вот пара выгоревших до пепла прогалин Сварогу попалась, и редкие угольки смачно похрустывали под копытами лошадей. Сварог старательно вертел головой, аж шея заныла - вдруг мерзкие отродья снова налетят. Одному ему вряд ли удастся отбиться. И волшебный топор не поможет…
Обошлось. Никто на него не нападал, никто за ним не гнался, никто не следил из зарослей, решая, куда бы получше нанести удар.
Часа через два слева показался памятный ориентир - полуразрушенный черный замок. Теперь у Сварога было больше времени разглядеть диковинное сооружение. Точнее сказать, теперь он сам мог решать, когда можно подзадержаться на несколько минут, а когда следует торопиться.
Более прочего Сварога заинтересовали венчающие высокие башни усеченные конусы. Конусы целились раструбами в небеса и в прошлый раз показались чем-то вроде зениток. Теперь же, присмотревшись, Сварог решил, что ошибался.
Копыто задело камень, и тот покатился по откосу, задевая другие, выпавшие из обвалившейся стены, вздымая тучи пыли. И снова, как в прошлый раз, на стену шустро взобралось что-то серое, мохнатое, красноглазое, величиной с кошку, с коротким пушистым хвостом и круглыми ушами торчком, замахало лапками, запричитало.
Сварог помнил, что тварь эта неопасная, вроде домового. Пожалуй, будучи в компании, он вновь проехал бы мимо, но одиночество казалось невыносимым, а серое создание что-то вопило вполне членораздельно. В столь паршивом месте рад будешь и такому попутчику…
Поколебавшись, он повернул коня к замку, хотя уже успел отъехать на добрых два десятка уардов, а возвращаться - примета дурная во все времена и во всех измерениях. Присмотрелся внимательнее. Раструбы на высоких башнях походили на печные колпаки затейливой ковки, с фигурными прорезями - ничуть не похоже на ограду, зачем их там присобачили? И тут же на ум пришла догадка: конечно, это водосборники. Здесь, в этом сухом краю, где трава желтая, а облака поднятой пыли не оседают долго-долго, победит не тот, кто лучше вооружен, а тот, у кого есть вода. Конечно, если враг не возьмет замок штурмом, а перейдет к длительной осаде.
А прорези? Ну их, эти прорези. Что зря гадать? Может, причуда архитектора. Может, блажь начитавшихся книжек по архитектуре хозяев. Допустим, сделал архитектор водосборник, а тупой хозяин говорит: «Хочу, чтоб были прорези как у соседа». Архитектор сначала - понятное дело, рвать рубаху на груди, дескать, весь стратегический замысел ко всем чертям, а потом и согласится. Что ему, больше всех надо? А сам замок… Сварог мог и ошибаться, но стены выглядели так, словно над ними поработала орудийная батарея или звено вертолетов. Чрезвычайно похоже.
Подъехал поближе, так что от стены его отделял лишь обрушившийся, заросший высокой травой ров, задрал голову и спросил:
– Ну, чего орешь?
И рассмотрел странную тварь как следует. Печальная ушастая мордочка, в общем, не отмечена печатью порочных наклонностей, как писали в старинных романах (которые станут старинными много тысячелетий спустя, а пока что и не написаны), и больше всего походит на кошачью. Зубы скорее человеческие. Одежды нет, но на шее висит цепочка с каким-то продолговатым предметом.
– Хозяин, забери меня! - взмолилась тварюшка так жалобно, что Сварогу стало не по себе. - Забери, отдам джинна! - Оно сдернуло с шеи цепочку и отчаянно замахало предметом. - Забирай все, в замке много кладов спрятано! Все умерли, вся страна пустая, одна нечисть, а идти некуда…
– Спокойно, - сказал Сварог. - Ты, значит, вроде домового? (Существо энергично закивало.) А что умеешь?
Что домовой - существо не опасное, Сварог уже успел убедиться. Там, за облаками, в небесном замке графа Гэйра тоже обитал свой домовой. И в голове окрепла веселая бесшабашная идея: возьму зверушку, пусть удачу принесет.
– Беречь дом, прибирать дом, распознавать нечисть, петь колыбельные, чистить лошадей, чесать собак…
– А хозяева где? - спросил Сварог, стараясь не выдать голосом радость: нот и нашлось, кому за лошадьми ухаживать.
А, кроме того, правильно он в заброшенном домике не прибегнул к колдовству.
Если этот котенок умеет распознавать нечисть, значит, есть и такие зверьки, которые чуют магию. Вроде того, как крысы чуют, что кораблю скоро каюк. И, наверное, есть люди, держащие подобных зверьков на поводках.
Серого прямо-таки передернуло:
– Сюда пришли токереты, с хозяевами у них были счеты…
– Тогда, конечно… - с видом знатока сказал Сварог, понятия не имевший, что такое токереты, и с большой буквы это пишется или с маленькой. - Тогда уж, верно, ничего не поделаешь…
– Милорд лар, хозяин, забери меня отсюда!
– Ты меня еще милым дедушкой назови, - сказал Сварог, и тут до него дошло. - Та-ак, а с чего ты взял, что я лар?
– Я же умею узнавать.
– Та-ак… - повторил Сварог. - Ладно, лезь на лошадку.
Сварогу стало смешно. Он пыжился, думал, что ведет очень хитрую беседу и ничем не выдает свои намерения. А котенок, оказывается, банально подыгрывал. Эдакий подхалим. Зачет.
Мохнатое создание с невероятной быстротой соскользнуло по иссеченной осколками стене, ухватилось за протянутую Сварогом плетку, в мгновение ока вскарабкалось в седло за его спиной. Конь ничуть не беспокоился. Создание протянуло цепочку с непонятным предметом:
– Возьми джинна, хозяин.
– Тебе, может, самому нужен? - великодушно спросил Сварог.
– Зачем?
– Вот именно, зачем? - пробурчал Сварог, повертел черный цилиндрический сосудик из непонятного металла, покрытый мелкими выпуклыми иероглифами. - А мне он зачем, скажи на милость? Я тут слышал краем уха, что такие бутылочки откупоривать - себе дороже выйдет…
– Этот - честный джинн. Выполнит три желания. Если хочешь, пойдем в замок, там много всего спрятано…
Теперь котенок вел себя как хлебосольный хозяин. Или нет, как пенсионер - коллекционер марок, которого семья не понимает.
А тут приходит соседский мальчишка и спрашивает, нет ли старых конвертов, с которых можно марки отпарить…
– Некогда, - сказал Сварог, трогая коня. - Три желания, говоришь? Слушай, а может твой джинн перенести нас в Харлан?
– Может. Только не стоит. Сейчас не старые времена, люди испугаются. Будет гром, блеск, вихрь…
– Понятно, - сказал Сварог.
Черт бы побрал это колдовство. Куда ни ткнись - ограничения, строго оговоренные условия, регламенты и запреты… Пожалуй, не стоит появляться в Харлане среди грома, блеска и вихря. Скромнее нужно жить… Джинн просидел в бутылке чертову уйму времени, подождет еще пару деньков. Прибережем до лучших времен.
– А кто их рассадил по бутылкам, джиннов? - спросил Сварог. - Случайно, не Сулейман ибн Дауд, мир с ними обоими?
Оказалось, что укупоркой увлекался некий король-маг Шелорис, правивший неизвестно где в незапамятные времена. Из-за чего-то крупно повздорив с джиннами, обитавшими тогда во множестве, злопамятный король принялся их уничтожать, а некоторое количество, должно быть про запас, запечатал в сосуды. Иные, как Сварог уже знал от моряков, обнаруживаются по сию пору, хотя редкость это несказанная.
Подробностей домовой не знал. У его древнего, почти начисто вымершего народца письменности не имелось и летописей не велось, а визиты и обмен новостями становились все реже. Серый оказался мужского пола, имел имя - Карах - и, похоже, был в этих краях чуть ли не последним представителем сгинувшего племени. Насколько Сварог понял, племя это, не лишенное разума, телепатических способностей и зачатков магии, состояло в крайне дальнем и весьма запутанном родстве с гномами и свой расцвет пережило во времена невероятно древние, когда подобные Сварогу люди еще не поселились на Таларе, именовавшемся тогда Грауванн, и здесь обитали какие-то «другие». Карах настаивал, что в старые времена здесь жили именно «другие», не чуравшиеся магии и неизвестно куда сгинувшие под напором пришельцев. Со временем, покинув прежние места обитания (должно быть, и здесь не обошлось без напора пришельцев), соплеменники Караха перешли на положение домовых, в каковом и оставались многие тысячелетия, пережив даже Шторм (который Карах именовал Великой Тряской). Люди о них, в общем, знали, но особо не притесняли, стараясь даже по мере возможности использовать по хозяйству. Даже в замках хозяев Ямурлака, вовсю баловавшихся черной магией, можно было прожить, если не мозолить глаза. Но постепенно Ямурлак обезлюдел, замки и города один за другим гибли под ударами не жаловавших черной магии соседей, этот держался дольше всех, в основном благодаря тому, что соседи перестали устраивать сюда лихие набеги, но лет пятьдесят назад нагрянули сводить счеты с хозяевами некие токереты, разнеся все вдребезги. И Карах остался в полном одиночестве - одни родственники и соплеменники умерли, другие подались искать лучшей доли. Карах, как понял Сварог, относился скорее к консерваторам, свято чтившим древние обычаи, и потому остался здесь. Со временем он, похоже, убедился, что с консерватизмом чуточку перебрал, но переигрывать оказалось поздно - двинуться в большой мир в одиночку он не решился, а редкие проезжающие, как правило, с большим азартом начинали на него охотиться, и мысли у них были самые гнусные - Карах без труда проникал в них и убеждался, что в лучшем случае его запихнут в клетку в качестве экзотического украшения, а в худшем - запытают до смерти, не веря, что выдал все клады.
Сварог слушал болтовню нежданного спутника, не переставая следить за небом и окрестностями: гарпии были бы очень некстати. И погоня была бы некстати. Пусть лошади и отдохнули, но ездок из Сварога все же был не ахти какой. Но время шло, а никто не бросался на него ни с неба, ни с земли, и сзади не объявлялось никакой погони. Да и Карах не чувствовал никаких злобных сил ни спереди, ни сзади, ни по бокам, ни сверху. А вот чтобы предсказать приближающуюся непогоду, магических навыков не требовалось. Небо затянуто низкими грязными, растрепанными тучами. Траву, медленно обживающую лишенную жизни дорогу, то и дело трепал холодный, пронизывающий до костей ветерок, рвал в клочья сухие облачка бурой пыли, поднятой копытами. Что гораздо печальнее - Карах клялся, будто никто сегодня по этой дороге до Сварога не проезжал. Сварог часто оглядывался, долго смотрел назад, когда менял коней, временами вынимал подзорную трубу - нет, ни следа капитана Зо и его людей…
Когда их атаковали, капитан Зо приказал всем, не оглядываясь друг на друга, прорываться в Фир Норт… Но, может быть, таким образом Зо хотел на время избавиться от невольного соглядатая в лице Сварога? Действительно, поверил бы на месте капитана Сварог незнакомцу, заявившемуся на борт «Божьего любимчика» и утверждающему, что он вроде как граф Гэйр, а вроде бы и нет, и что прибыл он на Талар с другой планеты? Бред сивой кобылы… А ведь Зо не просто под парусом гулял, он шел выполнять секретное задание - смертельно опасное, потому что по другую сторону баррикад находятся прихвостни самого Князя Тьмы.
Однако капитан поверил. Или сделал вид, что поверил. И даже предложил участие в этой тайной экспедиции. Почему - гадать без толку.
Как бы поступил Сварог дальше на месте капитана? На месте капитана Сварог в первой же стычке попытался бы проверить новобранца в деле, а заодно и повязать «пролитой кровью». Все так и было! Только кровь, пролитая Сварогом, оказалась кровью никчемных людишек, статистов, и отринуть последние сомнения в искренности намерений новоиспеченного графа Гэйра не могла.
Тогда Сварог, доведись ему командовать отрядом вместо капитана Зо, убедился бы, что новичок имеет равные с остальными шансы на выживание (равные? Большие! Он же лар!), и попытался бы тихонько в конце концов от новичка отделаться. Не из подлости душевной, а потому, что не имеет права излишне рисковать.
Так поступил бы Сварог. А капитан Зо? Здоровенный мужик с красной рожей, всегда, даже в походе чисто выбритый, с роскошными бакенбардами. С замысловатой ухарской серьгой в ухе. Любитель ношения кафтанов на голое тело. При всей опереточности внешности и манер капитан был совсем не дурак. И, вполне вероятно, он принял именно такое решение, какое выбрал бы и Сварог на его месте.
А это значит, что в данный момент уцелевшие моряки могут двигаться куда угодно. И коль Фея Смерти поцеловала только Борна и Чабу, есть надежда, что остальные сейчас пребывают в добром здравии.
Борн, Борн…
Сварог помотал головой, вспомнив последние минуты, проведенные с бежавшим из-под небес ларом. И понял, что все его догадки о замыслах капитана были шиты белыми нитками. Сварогу доверяли. Он был принят в отряд капитана Зо на равных. И теперь, когда он, вероятно, остался один из всего отряда, он должен донести полученную информацию о навьях, оживших мертвецах, до заинтересованных, как говорится, лиц.
Так размышлял Сварог, в меру своего умения направляя коней и кутаясь в не слишком теплый плащ. Проходил час за часом, нависшие над дорогой скалы и урочища сменялись перелесками, а те - долинами… И одинокий (если не считать мирно посапывающего домового) всадник в глубине души подозревал, что из всех отправившихся в экспедицию вояк уцелел только он. Как ни гнал от себя подобные невеселые мысли…
Уже смеркалось, когда они миновали покосившегося каменного истукана с полустершимися письменами на груди, отмечавшего границу Ямурлака. Моросил мелкий противный дождик, Сварог накинул плащ, а Карах забрался к нему на плечо, под капюшон. Кони шли рысцой, их не надо было подгонять, они сами спешили привезти всадника хоть к какому-нибудь пристанищу. Становилось все темнее. Карах, изнуренный долгим молчанием и одиночеством, что-то тихо болтал - на сей раз про Морских Королей.
– Черт! - сказал Сварог, резко натянув поводья. Карах от неожиданности качнулся у него на плече, впечатался в щеку пушистой мордой.
– Что случилось, хозяин?
Сварог ругался сквозь зубы. Некого винить, кроме себя самого.
Он расслабился за спокойные часы без погони и встречных опасностей, не подумал о простой вещи: следовало остановиться на ночлег, пока не стемнело и различима была полузаросшая дорога. Он ведь прекрасно знал, что не успеет засветло добраться до Фиортена, но ехал и ехал в сгущавшихся сумерках, целиком положившись на коня. А конь, бессловесный и нерассуждающий, трусил себе рысцой, пока они не очутились в открытом поле, продуваемом ветром, и уже основательно промокшие под мерзким, мелким дождем.
Карах, видевший в темноте как кошка, не мог ничего углядеть. Этих мест он не знал и в проводники никак не годился.

Читать книгу дальше: Бушков Александр Александрович - Серый Ферзь - 3. Это и моя война