ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Картер Крис

Секретные материалы - 212. Обри


 

Здесь выложена электронная книга Секретные материалы - 212. Обри автора, которого зовут Картер Крис. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Картер Крис - Секретные материалы - 212. Обри.

Размер файла: 178.68 KB

Скачать бесплатно книгу: Картер Крис - Секретные материалы - 212. Обри



Секретные материалы - 212


Аннотация
Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.
Если вы хотите узнать подробности головоломных дел, раскрытых и нераскрытых неугомонной парочкой спецагентов ФБР, если вы хотите заглянуть за кулисы преступления, если вы хотите взглянуть на случившееся глазами не только людей, но и существ паранормальных, читайте книжную версию «Секретных материалов» - культового сериала 90-х годов.
Крис Картер
Обри. Файл №212
Осень подходила к концу - золотая и рыжая, словно на картинах русских передвижников. Солнце еще освещало по утрам резные ярко-желтые листья кленов, но ночные заморозки уже покрывали пушистым инеем пожухлую траву на газонах, прихватывая тонкой, протаивающей к полудню корочкой льда случайные лужи. Сквозняки, задувающие в щели домов, пахли дождем и прелью, и странный запах этот неизменно тревожил и бередил душу. Облака все чаще надолго закрывали небо, делая его по ночам беззвездным, непроницаемо-черным, как внутренность старой угольной печки. Мелко моросили тоскливые, муторно-тягучие дожди. Осень стояла на дворе и заглядывала в забранные решеткой окна полицейского управления города Обри, штат Миссури.
…Чувство, которое испытывал детектив Ханг-селл, было хорошо ему знакомо, и от того - еще более нелюбимо. Это было чувство собственного бессилия. С тех пор, как он, чемпион штата по боксу в сверхтяжелом весе, был вынужден уйти из большого спорта после травмы голеностопа, полностью посвятив себя полицейской карьере, Хангселл испытывал это чувство все реже и реже - разве когда кто-нибудь из домашних переключал телевизор на спортивный канал. Или когда на его участке происходило особенно тяжелое, запутанное преступление. Быстрое продвижение вверх по служебной лестнице помогает сохранять хорошую мину при любой игре. Но только не сейчас… Детектив прикрыл глаза. В первый раз это случилось семь лет назад, когда еще молодой Хангселл лежал на холодном полу ринга, и стоящий над ним рефери отсчитывал безвозвратно утекающие секунды, а у бывшего чемпиона не было сил даже просто повернуть голову и посмотреть в лицо удачливому сопернику. Сегодня утром, в тот момент, когда свет полицейского фонаря выхватил из темноты еще не тронутое окоченением истерзанное тело, скорчившееся в луже запекшейся крови, Хангселл почувствовал, что снова соскальзывает в тот давний кошмар. Самое обидное заключалось в том, что, появись полицейская машина хотя бы четвертью часа раньше, патрульным, возможно, удалось бы застать убийцу за работой…
- Этот подонок просто резал по-живому, представляешь? - детектив яростно потряс давно потухшей сигаретой перед носом у своего собеседника. - Он на ней буквы вырезал, ты можешь представить!..
В мужской умывальной комнате полицейского участка, где, по традиции, проходили все наиболее важные совещания и беседы с глазу на глаз, было накурено и жарко. Сизый сигаретный дым удушливыми пластами висел под потолком. Брайан Тильман, шеф полиции города Обри, тщательно вытер бумажной салфеткой лицо, пригладил перед зеркалом начинающие редеть на макушке волосы и только после этого неодобрительно покосился на Ханг-селла, облокотившегося на соседнюю раковину.
- Не пори горячку, Джон. И кончай, наконец, курить. Всякое случается. Раньше или позже что-то в этом роде должно было произойти. Мы не смогли предотвратить убийство, и нам, ничего не попишешь, остается только сделать все возможное, чтобы это преступление не осталось безнаказанным. А для этого лучше иметь свежую голову…
Детектив уныло махнул рукой:
- Ни черта ты не понимаешь, Брайан… Тебя там не было.
- Я читал твой отчет.
Хангселл отрицательно помотал головой:
- Не то… Читать отчет и видеть это своими глазами - совсем разные вещи. И знаешь, что в этом деле самое страшное?
- Ну, что? - Без всякого энтузиазма спросил Тильман.
- Жертва… Она оставалась в сознании, пока убийца проделывал с ней все это. Она все чувствовала, до последнего момента… Не могу понять, зачем ему это понадобилось?
Брайан поморщился:
- Не бери в голову… Мало ли чокнутых на улице. Хорошо, что не каждому, у кого с головой не все в порядке, приходит мысль взяться за нож или за бейсбольную биту… В конце концов, ты телевизор смотришь? В каждом втором фильме преступление совершает либо мафиози, либо маньяк-убийца. Может же в кои-то веки нечто подобное произойти и у нас, а?
- Я сегодня что-то совсем расклеился, - вздохнул Хангселл. - И то сказать, Обри не Нью-Йорк, не Лос-Анджелес и не Чикаго, у нас нравы всегда были как-то помягче. Ладно… забудь.
- Надеюсь, этот парень не надумает в ближайшие дни повторить свой бенефис, - нахмурившись, проговорил Тильман. - Ты готов? Тогда пошли… В этом деле слишком много темных пятен, но одно могу сказать точно: тот, кто это сделал, - настоящий псих… - Они вышли из умывальной комнаты и через общий зал. направились к кабинету начальника отдела. - Только псих может сегодня использовать в качестве орудия убийства опасную бритву…
- Эксперты проверяют место преступления, ищут отпечатки пальцев, но чует мое сердце, ни черта мы там не найдем.
- Если что - пускай сразу свяжутся со мной.
- О'кей, шеф. А как быть с прессой?
- Передай, что мы делаем все от нас зависящее. По крайней мере, это будет правдой. Главное - никакого упоминания о надписи «сестра»… А вот, кстати, и корреспонденты…
Захлопнув прозрачную дверь кабинета, сразу отделившую его от шума и гомона общего зала, Тильман склонился над телефоном:
- Алло, Робин? Мне потребуется твой отчет, и как можно скорее…
Хотя Тильман и старался изо всех сил гнать прочь тревожные мысли, а в разговоре с Ханг-селлом даже предпринял попытку напустить на себя беспечный вид, бессмысленная жестокость этого дела угнетала лейтенанта ничуть не меньше, чем детектива, в чью смену был обнаружен труп. От одной мысли, что где-то совсем рядом - буквально за стеной - ходит явный сумасшедший, чьей жертвой рке стала одна женщина и вполне могут стать другие, шефу полиции города Обри делалось не по себе. За годы, в течение которых Тильман занимал это кресло, он привык чувствовать ответственность за безопасность жителей Обри, и до сих пор ему вполне сносно удавалось охранять дремотный покой своего городка. Но одно дело - мелкие кражи, бытовые драки или баловство «травкой» в колледже, и совсем другое - убийство первой степени с отягчающими обстоятельствами. Достаточный повод, чтобы поставить на уши все муниципальные службы.
Оторвавшись от тягостных раздумий, Тильман с кряхтением протянул руку и взял со стола кружку с изрядно остывшим кофе. На мгновение его взгляд задержался на семейной фотографии, на которой он обнимал за талию полную улыбающуюся даму средних лет. Тильман вздохнул.
Он не успел донести чашку до рта, когда дверь без стука распахнулась и в кабинет буквально влетела детектив Морроу. На памяти шефа полиции редко случалось так, чтобы человек, получивший повышение от патрульного до детектива и сразу попавший в отдел по расследованию убийств, принимал серьезную перемену в жизни и в карьере с такой беспечной легкостью. Но эта высокая, статная женщина со светлыми волосами, волной рассыпающимися по плечам, чувствовала себя как рыба в воде. И мало кто из ее коллег мог с ней сравниться. Прирожденный полицейский, детектив Морроу прекрасно владела табельным оружием, на ежегодных соревнованиях наравне с мужчинами преодолевала полосу препятствий, а на боевых выездах вела себя смело и не по-женски рационально, не кидаясь под пули, и, тем не менее, сумела однажды самостоятельно задержать и обезоружить двух матерых домушников. Ну, и, кроме того, она была попросту красивой женщиной…
В данный конкретный момент, однако, брови одного из самых блестящих сотрудников полицейского департамента были нахмурены, на лбу залегла глубокая складка.
- Брайан, ты не мог бы уделить мне пару минут?
- Что, прямо сейчас? Вообще-то я работаю над расследованием убийства… А, ладно, заходи.
Морроу плотно затворила дверь и опустилась на стул.
- Почему ты вчера не пришел?
- Так ты об этом хотела поговорить?
- Я приготовила обед…
Тильман откинулся на спинку кресла и страдальчески завел глаза:
- Ну-у, я…
Резкий звонок внутреннего телефона перебил его на полуслове. Шеф полиции схватил трубку:
- Что там еще?
- Простите, на первой линии патологоанатом…
- Да, Робин, как у тебя дела? Да… Угу… Ну, это-то понятно… - Тильман сразу с головой ушел в разговор, который мог отсрочить неприятное объяснение. - Ага… Да, уже знаю…
Морроу вздохнула. Вытащив из пачки на столе чистый лист бумаги и ручку, она быстро набросала несколько строк и протянула листок Брайану. Тильман искоса взглянул на записку - и поперхнулся.
Через белоснежное поле тянулась наискось единственная строчка: «Я беременна».
- Подожди секундочку, Робин, - бросил Тильман в трубку, плашмя положил ее на стол и начал быстро писать на листке блокнота.
- Держи. Запомнишь? Вот этот адрес, в десять часов, завтра вечером.
- Это что, мотель?
- Да. Там мы сможем все обсудить поподробнее.
Только через минуту после ухода детектива Морроу Тильман оторвал взгляд от ее записки с надписью, скомкал лист и снова взял в руки телефонную трубку…
Неоновая надпись «Мотель „Блэк“ тускло фосфоресцировала на фоне беззвездного осеннего неба. Неисправная неоновая трубка вывески потрескивала и искрила. Этот мотель едва ли можно было отнести к первоклассным, хотя назвать его „притоном“ у Морроу тоже не повернулся бы язык. „Вот в этом весь Брайан, - подумала она ехидно. - Ни то, ни се, ни рыба, ни мясо, ни да, ни нет“. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что иногда такая позиция вполне оправдывает себя. Например, в переговорах при захвате заложников. Или - сейчас. Ключ от небольшого коттеджа приятно холодил пальцы.
Последние дни полицейское управление напоминало разворошенный пчелиный улей. Подробности загадочного убийства, в расследовании которого так или иначе оказалась задействована половина полицейских сил города, были никому не известны, и поэтому каждый делился своими соображениями, версиями и просто выдумками со всеми, кто соглашался слушать. Одна из немногих, детектив Морроу оказалась в исключительном положении. Ей было стыдно признаться самой себе, но все эти теории и версии, порой весьма оригинальные и остроумные, совершенно не трогали ее. Куда больше Би Джей Морроу сейчас волновало развитие отношений с Брайаном, в свете последних событий оказавшихся под угрозой. Она достаточно хорошо знала своего начальника, чтобы понимать: ее неожиданная беременность не заставит Тильмана бросить семью, - и внутренне уже успела смирится с этим. Но вот что касается ребенка… Тут уверенности не было. Избавиться от него? Или нет? Морроу, как и Тильман, не любила принимать непоправимые решения, те, которым потом нельзя дать обратный ход, но в данном случае… Безусловно, все это требовалось обсудить с Тильманом с глазу на глаз.
Морроу поднялась на крыльцо коттеджа и начала в темноте нащупывать щель замка, когда в глазах у нее внезапно помутилось. Пальцы сделались непослушными и ватными; задрожали, подгибаясь, колени. Вывеска, силуэт коттеджа, машина у крыльца - все растаяло в белом, не дающем теней сиянии. Мир сжался в маленькую, ослепительно блестящую точку, но Морроу не почувствовала испуга. Ощущение было странным, как во сне, и в то же время - удивительно реальным. Волной накатил далекий гул… Нет, скорее рев автомобильного мотора. Отчаянно щурясь, Би Джей до слез всматривалась в мерное, чуть подрагивающее полыхание призрачного пламени.
Слепящий свет постепенно начал тускнеть, и вскоре женщина смогла разглядеть новенький форд тридцатых годов, катящийся по разбитой дороге. Видение было тускло-монохромным, как на старых фотопластинках, с которыми любил возиться ее отец, но достаточно контрастным, чтобы, приглядевшись, различить отдельные детали: покрытые черным лаком дверцы, хромированную решетку капота и даже рисунок, оставляемый колесами в густой дорожной грязи. На секунду в боковом зеркале отразилось лицо мужчины-водителя, лицо с плотно сжатыми губами и карими глазами, неотрывно следящими за дорогой. Автомобиль свернул на проселок и вскоре остановился. Водитель вышел из машины и выволок из-за заднего сиденья лопату, затем - завернутое в мешковину тело, похожее на сдутую шину от гигантского грузовика. Лопата легко вошла в мягкий податливый чернозем - только комья земли полетели в стороны. Свет фар бил мужчине в спину, и золотистый ореол окружал его крупную фигуру. Потом человек с лопатой разогнулся и повернул голову, так что детектив ясно увидела его бесстрастное лицо, - и в тот же миг видение померкло в ее глазах…
…Морроу подняла голову и непонимающе огляделась. Она стояла на коленях у края све-жераскопанной ямы, посреди голого осеннего поля. Руки ее были перемазаны землей, под ногами хлюпала раскисшая глина. Правая рука… В судорожно сжатом правом кулаке детектива что-то было. Нечто, вырванное из цепкой хватки разверстой могилы. Чувствуя предательскую дрожь во всем теле, Би Джей поднесла руку к самым глазам и с усилием разжала пальцы. Свет луны, пробивающийся в зазор между тучами, осветил потускневшую, покрытую пленкой патины, но все еще вполне узнаваемую полицейскую бляху старого образца.
- «Я чищу зубы только своей зубной щеткой», - с чувством продекламировал Молдер, разглядывая развешанные на стене снимки изрядно потрепанных временем челюстей. Снимков было много, и висели они ровными рядами, как солдаты на параде, - явно чувствовалась рука профессионала. - Эта картина слишком напоминает рекламный щит. Бр-р-р…
В одном из кабинетов штаб-квартиры Федерального Бюро Расследований было светло и тихо. Под окном чуть слышно жужжал кондиционер, ему неназойливо вторил вентилятор компьютера. Бледно-желтая обивка стен, белый пол - благодаря всему этому помещение, окрашенное в светлые тона, казалось просторнее, чем на самом деле, несмотря на множество самых различных и неожиданных предметов - от полуразобранного принтера до эскимосской ритуальной маски, - заполняющих комнату. В таком месте непременно должны обитать молодые энтузиасты, занятые проблемами, удачное разрешение которых могло бы осчастливить все человечество. Для таких людей лучший отдых - любимая работа. Да, собственно, именно такие люди здесь и работали…
- На поверхности левого коренного и правого коренного отчетливое повреждение, - ведя пальцем по снимку, сказала Скалли. - А вот и совпадающие по прикусу кусочки верхнего и нижнего резцов… Я бы сказала, что все совпадает. А кому это принадлежит?
- Спецагенту Джеймсу Чейни.
- Знакомое имя.
Молдер взял с одного из столов потертую размочаленную папку довоенного образца и протянул ее Скалли:
- Когда-то он был своего рода знаменитостью. Пятьдесят лет тому назад Чейни и его напарник, Тим Ле Беттер, работали над расследованием, как они тогда говорили, «убийств незнакомцев», - теперь мы называем это серийным убийством. Агенты исчезли, ведя дело о тройном убийстве в городе Обри, штат Миссури, в 1942 году. Тело Чейни нашли только два дня назад, и нашла его местный детектив, женщина, Би Джей Морроу.
- И что же тебя так заинтриговало? Что, над этим местом на днях видели летающую тарелку? - Поинтересовалась Скалли, рассеянно изучая содержимое папки. С фотографии, вложенной между двумя копиями декларации о доходах, на Дэйну смотрел молодой симпатичный человек в одежде, модной в конце тридцатых годов. Какое открытое и обаятельное лицо…
- Кстати, идея, которую выдвинули Чейни и Ле Беттер, в те годы была принята тоже не слишком-то тепло, - парировал Молдер. - А они всего-то навсего предлагали целенаправленно использовать в расследовании подобных преступлений знания о человеческой психологии.
- Для тогдашних их коллег это было примерно как вера в паранормальные явления?
- Угу, что-то в этом роде. Как красная тряпка для быка. Но есть и еще один момент. Мне стало интересно, почему это женщина-полицейский понеслась на машине по вспаханному полю без всякой причины, а потом остановилась и стала выкапывать кости человека, канувшего без вести полсотни лет тому назад.
- Поэтому мы и едем в Обри?
- Ну, в основном, - да. И еще потому, что меня всегда интриговали женщины, у которых вместо имени только инициалы - «Би Джей».
Обри встретил их солнцем и теплым, пахнущим дождем ветром. Осень неожиданно расщедрилась, спеша подарить напоследок несколько теплых ясных дней. Солнце отражалось от множества зеркальных поверхностей - от витрин магазинов, от чисто вымытых к зиме окон, от луж на тротуарах. Всю дорогу от полицейского управления до места преступления, которое они решили осмотреть в первую очередь, пока благоприятствует погода, Молдер гнал машину с опущенными стеклами.
На месте преступления было полно полицейских, - как показалось Молдеру, слишком много для преступления, случившегося пятьдесят лет назад, пусть даже его жертвой и стал федеральный агент. Такое ощущение, будто местное начальство просто-напросто решило занять хоть каким-то делом всех полицейских, не задействованных в повседневных операциях, и обследование места захоронения Чейни стало лишь удобным поводом. Полицейские беседовали вполголоса, кто-то переговаривался по рации, кто-то просто молча слонялся по перекопанному полю. Раздвинув плечом группку офицеров, Молдер подошел к глубокой яме, огороженной ленточками. Скалли двинулась следом, втягивая ноздрями запах свежей земли. Там, у самого края, агентов из Вашингтона уже ожидало местное полицейское начальство - шеф полиции Брайан Тиль-ман - и главный на сегодняшний день свидетель обвинения, детектив Би Джей Морроу.
- Детектив Морроу, - опытным женским глазом Скалли сразу отметила неестественно прямую осанку и мертвенную бледность лица женщины-полицейского, которую не могла скрыть никакая косметика, - как именно вы обнаружили останки?
- Я увидела, как в земле копается собака, подошла поближе и посмотрела.
- Но в отчете сказано, что в прошлый раз вы не могли объяснить свои действия, - щурясь на солнце, вмешался Молдер.
Засунув руки в карманы дорогого, без единой складки, пальто, он с искренним интересом принялся разглядывать лицо своей визави. Рядом с ним Скалли в своем светлом, не стесняющем движений плаще явно проигрывала по внешней эффектности.
- Было уже поздно, и я была слегка потрясена своим открытием, - детектив Морроу перевела взгляд с Молдера на Скалли и обратно. - Я была не в том состоянии, чтобы точно описать, что со мной случилось, поэтому мой доклад немного неразборчив.
- И что же вы делали тут в такой поздний час?
- Ну-у… Видите ли, моя машина слегка забарахлила. По-моему, полетел двигатель. Тут-то я как раз и увидела ту собаку…
- Где вы оставили машину?
- Во-он там, сэр, - несколько ошеломленная напором федерала, Морроу неопределенно махнула рукой в сторону далекого шоссе.
- Это ярдов четыреста-пятьсот… - прикинул Молдер. - И что, с такого расстояния вы смогли что-то разглядеть?
Детектив Морроу беспомощно оглянулась на стоящего в нескольких шагах шефа полиции, старательно глядящего в сторону и делающего вид, что ход этой беседы, до странности напоминающей допрос, его ни капельки не волнует.
- Да, сэр…
- И с такого расстояния вы углядели, как собака ковыряется в земле, да еще облачной ночью?
Не выдержав, Тильман наконец выплюнул травинку, которую до этого жевал, и всем корпусом развернулся к федеральным агентам:
- Если вас интересует, то она срезала угол через лес, чтобы добраться до телефона.
- Но в отчете сказано, что она звонила из мотеля «Блэк», который находится как раз в противоположном направлении, во-он там. Чтобы добраться до него, не надо срезать угол.
- Вас, похоже, больше всего интересуют обстоятельства, при которых нашли тело, - с плохо скрываемым раздражением заметил Тильман, - и почему на это место вообще обратили внимание, чем само преступление. Уж не подозреваете ли вы нашего детектива, мэм?
Скалли бросила быстрый взгляд на шефа полиции, всем видом выражающего сомнение в разумности линии, избранной чужаками, только и умеющими что путаться под ногами у занятых важным делом людей, потом выразительно посмотрела на напарника.
- Да нет, ничего подобного, - поспешил пойти на попятную Молдер, которого тоже не слишком прельщала перспектива размолвки с местными властями. - Просто я хотел бы задать еще пару вопросов детективу Морроу. Вы не возражаете?
- Хорошо, спрашивайте, - Морроу нашла в себе силы на бледную улыбку.
- Скажите, мисс, вы никогда не испытывали наплывов ясновидения, предвидения - ну, там вещие сны, видения наяву, что-нибудь еще в этом роде?
Женщина-детектив напряглась.
- Вещие сны?.. - задумчиво повторила она. - Сны…
- Агент Молдер, - досадливо скривившись, словно раскусил что-то горькое, перебил Тильман, - мне не хотелось бы показаться грубым, но у нас с детективом еще куча дел. Если у вас есть конкретные вопросы, непосредственно касающиеся этого преступления, - звоните, милости прошу. Вам окажут любую посильную помощь. Любая наша незанятая аппаратура, техника - все к вашим услугам. А мы с детективом сейчас вынуждены идти. Слишком много работы.
Он резко развернулся и зашагал к полицейской машине, беззвучно помигивающей предупредительным сигналом на обочине шоссе. Следом за ним нехотя последовала Морроу.
Скалли, молчавшая почти на всем протяжении столь содержательного разговора - судя по всему, подтвердившего самые худшие опасения офицера Тильмана по поводу уровня компетентности федеральных агентов, - проводила удаляющуюся парочку долгим взглядом, а потом повернулась к своему напарнику:
- Ну и скажи, для чего тебе это все понадобилось?.. Или ты до сих пор продолжаешь считать, что лучший способ расследования - прямая провокация?
…Патологоанатомическая лаборатория «G», расположенная в новом корпусе полицейского управления, была законсервирована практически с момента ввода здания в эксплуатацию, то есть без малого пять лет, но спецагент Скалли, развив бурную деятельность, сумела с помощью Молдера за какие-то часы придать помещению вполне рабочий вид. В столовой еще не закончился обед (на который, кстати, у федералов так и не нашлось времени), а Скалли в аккуратном белом халате уже стояла у раздвижного стола, на котором были разложены кости эксгумированного скелета, и сосредоточенно рассматривала побуревшее от времени ребро в сильную лупу. Эта картина вызвала у Молдера ассоциацию с нью-йоркским Палеонтологическим музеем. Сам Призрак сидел на столе, непринужденно облоко-тясь на сложный, футуристического вида прибор непонятного назначения, выполненный из стекла и хромированной стали, и листал папку с личным делом Чейни.
- Кости очень хорошо сохранились, - не отрываясь от работы, сообщила Скалли. - Местная почва обладает хорошими консервирующими свойствами. Ага, вот, на верхних трех ребрах - какие-то надрезы… Не думаю, что здесь потрудились животные, - на следы клыков это никак не похоже.
- Вот, послушай, что писал Чейни, - откликнулся со своего места Молдер. - Это его дневник: «…Нам остается только удивляться, откуда берутся подобные чудовища. Могут ли они стать такими в процессе воспитания? Естественным ли образом вырастают существа, которые с самого своего рождения обречены калечить и убивать?..»
- Очень поэтично, - оборвала его Скалли, - но нам это ничем помочь не может. Там нет ничего об убийствах 1942 года?
- О-о, да, - Молдер перелистнул несколько страниц. - Тогдашняя пресса называла убийцу «Лезвием». Его жертвами становились женщины двадцати пяти-тридцати лет. Он бил их по голове - жертва обычно теряла сознание, - потом вырезал на груди слово «сестра» и выводил это же слово на стене кровью жертвы. Все пострадавшие женщины умерли от потери крови, а убийцу так и не нашли.
Скалли осторожно потрогала лежащий на столе череп, покрытый сеткой трещин, которые разбегались от пролома в районе виска, провела ладонью в тонкой резиновой перчатке по костяку.
- Молдер, смотри, у него порезаны ребра. Может, его и убил этот самый Лезвие?
Молдер спрыгнул со стола и встал рядом со Скалли.
- Очень может быть. Ты сможешь разобрать слово, если это действительно работа того типа?
- Нет. Но мы могли бы получить материалы дела сорок второго года прямо здесь, в Обри. И сравнить с тем, что у нас. Если в отделении, конечно, имеется цифровой сканер.
Сканер нашелся почти сразу и без всяких хлопот, - стоило только намекнуть дежурному офицеру, что возникла такая необходимость. Вскоре Скалли уже сидела перед монитором компьютера, задумчиво обкусывая бутерброд. Федералов угостили ребята из баллистической лаборатории этажом ниже, - по какой-то неведомой причине сканер раньше обитал именно там. Судя по всему, работающие в баллистической лаборатории ребята отнюдь не разделяли уверенности Тильмана, что представители ФБР рождены на свет лишь для того, чтобы задавать тупые вопросы и путаться под ногами. Второй бутерброд, пока еще целый и невредимый, пребывал в левой руке Молдера. Правой рукой федеральный агент как раз опускал на рычаг телефонную трубку.
- Ну, как там наши дела? - поинтересовался он. - Продвигаются?
- Я просканировала фотографии, которые сделаны на месте преступления, сделала рентгеновские снимки ребер и послала по модему в штаб-квартиру. Может, они там что-нибудь и найдут.
- А я вот позвонил в техобслуживание, - Молдер подошел к столу с компьютером. - Машина Би Джей только что прошла техосмотр, весь мотор перебрали по деталям. Она наврала нам, что двигатель отказал.
- Молдер, я не думаю, что Би Джей забралась так далеко от шоссе потому, что у нее забарахлил двигатель, - глядя в сторону, ровным голосом проговорила Скалли.
- То есть?
- Видишь ли, мотель «Блэк» - идеальное место встречи. Далеко от города, далеко от жены, в безлюдном и в то же время достаточно спокойном районе…
- О чем это ты?
- Господи, да это же очевидно: у Би Джей и у Тильмана роман.
- Откуда ты это знаешь?
- Женщины такие вещи чуют за версту… На это Молдер не нашел иного ответа, кроме глубокомысленного: «А-а-а…»
Попискивание динамика компьютера весьма своевременно прервало беседу. Изображение мигнуло, и на экране появились два окна со схематическими изображениями костных фрагментов - двух позвоночников с крепящимися к ним ребрами. Пальцы Скалли пробежались по клавишам.
- Смотри, справа - это ребра Чейни. Слева - препарированные ребра последней жертвы Лезвия. Тэ-эк… Сейчас я немного увеличу ребра жертвы, чтобы немного сгладить разницу полов… - картинка на экране мигнула, и изображение в левом окне стало больше походить на остов, красующийся в правом. - Теперь мы сможем сравнить характер повреждений… Сейча-ас…
Компьютер испуганно пискнул, и на экране замигали строчки: «Не совпадает». Скалли обес-кураженно замолчала.
- А, может быть, он вырезал на груди у Чейни что-нибудь другое? - выдал предположение Молдер.
- Попробуем и это, - уже без особого энтузиазма согласилась Скалли и застучала по клавишам. - Может, хотя бы какие-то буквы совпадут…
Увлеченные работой, федералы не заметили, как на пороге лаборатории появилась детектив Морроу. Она уже собиралась домой и успела переодеться в черный брючный костюм.
- Добрый вечер. Как там прогресс в расследовании? Дело продвигается?
- Может быть, и да, - неохотно проговорил Молдер. - Судя по всему, агент Чейни стал жертвой убийцы, на которого он охотился, и вот мы пытаемся выяснить, составляют ли порезы на его ребрах какое-то слово или нет…
Однако Морроу уже не глядела на агентов ФБР. Она, не отрываясь, смотрела на кости, в живописном беспорядке разбросанные на лабораторном столе, смотрела, - и, вместо освобожденного временем от груза плоти костяка, у нее перед глазами стояло перекошенное гримасой ужаса и боли холеное лицо, и - занесенное над ним остро отточенное лезвие бритвы. Страшное это мгновение, полное нечеловеческого страха и нечеловеческого же торжества, застыло и все длилось, длилось, длилось… Вероятно, агенты что-то заметили, потому что Молдер на полуслове прервал свою лекцию и спросил:
- С вами все в порядке?
Морроу вздрогнула, выходя из ступора.
- Извините, пожалуйста, - выдавила она. - Со мной что-то происходит… Я не очень хорошо себя чувствую в последние дни… Извините. - И она поспешно вышла, почти выбежала из лаборатории.
Обменявшись с напарником многозначительными взглядами, Дэйна поднялась и неторопливо последовала за детективом.
Как и следовало ожидать, она застала Морроу смывающей с лица вместе со слезами последние потеки туши. Оторвав ладони от влажного лица, Би Джей оглянулась на неслышно подошедшую Скалли, и ту поразили ее глаза: не слегка расширенные зрачки и красные от слез веки, а отстраненность взгляда - словно глаза детектива смотрели через мутную толщу лет. Впрочем, через секунду это прошло, но Скалли успела запомнить измученный, затравленный взгляд.
- Ну, тебе лучше? - сочувственно спросила она.
- Да, мне уже хорошо, - не очень дррке-любно откликнулась Морроу и потянулась за полотенцем.
- Тебе сейчас, наверное, трудно, - делая вид, что не замечает ее тона, продолжала Дэйна. - Я тоже когда-то имела привычку влюбляться в тех, с кем работаю… - Она вздохнула - на сей раз, вполне искренне. - Но тогда отношения на работе становятся такими запутанными… особенно, если он женат…
Би Джей замерла со скомканной бумажной салфеткой в руках.
- Ты ведь беременна, не так ли? - вскользь бросила Скалли.
Морроу молчала, закаменев лицом: губы поджаты, глаза смотрят в зеркало, и только на щеках начинают проступать яркие алые пятна. Не дождавшись ответа, Скалли развернулась и медленно двинулась к выходу.
- А что, уже заметно? - вопрос Би Джей догнал ее уже в дверях.
- Да нет, не очень, - пряча победную улыбку, поспешила успокоить Скалли. - И тут детектива Морроу, гордость полиции Обри, прорвало. Би Джей заговорила - быстро, захлебываясь, словно спеша выплеснуть все то, что накопилось в душе за месяцы вынужденного молчания, в течение которых она вынуждена была таить свои чувства от всех окружающих, а порой - даже от самой себя…
- Теперь я понимаю, почему мать родила меня одну, - говорила Би Джей. - Это совсем не так просто, как может показаться, пожалуй, это выше моих сил… Даже один ребенок - это слишком… Мать рассказывала мне про тошноту, но не рассказывала про кошмары. - Би Джей каким-то зябким движением провела рукой по растрепавшимся волосам.
- Какие кошмары? - Скалли насторожилась.
- Они всегда одинаковые, - тряхнула головой Морроу. - Я нахожусь в доме… В знакомом доме, знакомом до боли, - но я никак не могу вспомнить, откуда знакомом и в связи с чем… И в этом доме всегда есть женщина, которой больно, и есть зеркало, в котором отражается мужчина… - Она бросила такой тяжелый пристальный взгляд в зеркало над умывальником, как будто там был ее злейший враг. - Во сне я даже узнаю лицо этого мужчины… хотя утром, конечно, никак не могу вспомнить, кто это был. Я его не знаю. И главное, что я помню отчетливее всего, - это кровь. Много крови, лужа, отчетливо, как наяву…
Она осеклась и замолчала.
- Вы кому-нибудь рассказывали об этих кошмарах? - мягко спросила Скалли.
Морроу покачала головой, постепенно приходя в себя:
- Нет уж… наверняка все это последствия беременности. Если бы кто-то узнал, что я беременна… Брайан бы меня убил, расскажи я кому. - Она невесело улыбнулась.
- И что же вы будете делать?
- Ну, я не знаю… - сказала Би Джей и надолго замолчала.
- …Би Джей беременна, и Тильман - отец, - первым делом выпалила Скалли, вернувшись к Молдеру, дремлющему перед монитором в позе роденовского мыслителя.
Следом в комнату вошла Морроу - притихшая и поникшая. Впрочем, несмотря на заплаканные глаза и частично смытую косметику, обморочная бледность покинула ее лицо, и всем своим видом Би Джей демонстрировала бодрость и готовность к сотрудничеству.
- Э-э… Я выделил точки… - с полуслова, чтобы скрыть неловкость, начал свой отчет Призрак, стараясь не смотреть в сторону Би Джей, - совместил их и получил буквы.
Он ткнул пальцем в экран, где зеленые линии решительно перечеркивали грудную клетку, образуя легко различимые латинские литеры. Во втором окне четко высвечивалась изумрудным только одна буква.
- Вот, смотрите. Если вероятность девяносто процентов, то это буква «Р». Если снизить вероятность распознавания до семидесяти девяти, то у нас получаются еще «А» и «Т». А может быть, это и какие-то иные буквы. В конце концов, никто не может поручиться за почерк убийцы, особенно если учесть, что писал он бритвой на ребрах еще живых жертв…
- Может, это вообще не слово, а случайные царапины, - Скалли не спешила разделить даже этот, весьма относительный энтузиазм напарника.
- Если бы мы могли вскрыть могилы еще кого-нибудь из жертв Лезвия… - почти мечтательно пробормотал Молдер. - Мы бы наверняка определили, что и как…
- Но нам потребуется постановление суда… На это уйдет еще пара дней.
Тем временем Би Джей вновь склонилась над многострадальным костяком, беззвучно шевеля губами.
- «Брат», - произнесла она наконец.
- Что? - не понял Молдер, все еще погруженный в размышления об эксгумации.
- Я знаю, что здесь за надпись, - дрожащим голосом объяснила Морроу. - На ребрах написано «брат».
Пальцы Призрака забегали по клавишам.
- Точно! - выдохнул он, с обожанием глядя на новый рисунок, складывающийся на экране. - Вы правы!
Стопроцентно верная реконструкция…
- Би Джей! - на пороге лаборатории, нахмурив брови, стоял шеф полиции Брайан Тильман, собственной персоной. Заглянув напоследок пожелать припозднившимся федеральным агентам удачи, он никак не ожидал встретить здесь своего лучшего сотрудника, активно помогающего чужакам. - Би Джей, что здесь происходит?
- Да так, ничего особенного… - детектив Морроу обняла себя за плечи и зябко поежилась под грозным взглядом начальника.
- Ну, мы… - начал, вставая со своего места Молдер. но Тильман не стал его слушать. Шеф полиции сделал один широкий шаг и подхватил со стола папку с личным делом агента Чей-ни, раскрытую на фотографии одной из жертв Лезвия.
- А это у вас откуда? Это фото с места преступления! Они были опечатаны. Никому не разрешено иметь к ним доступ.
- Это ошибка, - стараясь сохранить вежливость, попытался объяснить Молдер. - Фото было сделано в 1942 году.
- Но убийство произошло три дня назад!
- Нет, - вступила Скалли. - Эти фотографии сделали федеральные агенты Ле Беттер и Чейни, расследуя убийства, случившиеся перед самым их исчезновением. В конце концов, посмотрите на переплет.
Брайан захлопнул папку и озадаченно уставился на украшающий переплет ветхий клочок бумаги с выведенными словами: «Дело закрыто. 1942 год.»
- Три дня назад убили молодую женщину, - после долгого молчания, не поднимая глаз, устало сказал он. - На груди у нее было вырезано слово «сестра». И это же слово - написано на стене. Только я, патологоанатом и мой ближайший помощник знали все обстоятельства дела…
На пороге лаборатории возник запыхавшийся детектив Джон Хангселл.
- Шеф, извините что прерываю, но только что сообщили:

Читать книгу дальше: Картер Крис - Секретные материалы - 212. Обри