ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Картер Крис

Секретные материалы - 213. Неотразимый


 

Здесь выложена электронная книга Секретные материалы - 213. Неотразимый автора, которого зовут Картер Крис. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Картер Крис - Секретные материалы - 213. Неотразимый.

Размер файла: 190.19 KB

Скачать бесплатно книгу: Картер Крис - Секретные материалы - 213. Неотразимый



Секретные материалы - 213


Аннотация
Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.
Если вы хотите узнать подробности головоломных дел, раскрытых и нераскрытых неугомонной парочкой спецагентов ФБР, если вы хотите заглянуть за кулисы преступления, если вы хотите взглянуть на случившееся глазами не только людей, но и существ паранормальных, читайте книжную версию «Секретных материалов» - культового сериала 90-х годов.
Крис Картер
Неотразимый. Файл №213
Все друзья и родственники Дженнифер Макларен собрались в ритуальном зале похоронного бюро Хантера, чтобы проводить ее в последний путь. Ее неожиданная смерть от инфаркта казалась всем вопиющей несправедливостью. Еще два дня назад Дженнифер была весела и красива; сияющие синие глаза и пшеничные, вьющиеся от природы волосы заставляли безнадежно вздыхать добрую дюжину ее одноклассников. Парень, для которого сияли эти глаза, сидел здесь же, но до сих пор не мог осознать, что неподвижная раскрашенная кукла в гробу - это его Джен. Он пытался уловить запах ее духов, но тяжелый, мертвый аромат увядающих цветов заполнял весь зал и забивал все остальные запахи. Панихида подходила к концу.
Заплаканная Мэй, одноклассница и близкая подруга Дженнифер, пыталась справиться с собой и договорить слова прощания:
- Мне кажется, мы все чувствуем пустоту. Все любили Дженнифер. Не просто потому, что она была человеком необычным, а потому, что она была нам всем другом, - всегда готовым прийти на помощь. Мы скучаем по тебе, Джен. Мы скучаем по твоей улыбке. Мы скучаем по тем моментам, когда мы были вместе. Мы сохраним память о тебе, сохраним в своих сердцах. Когда мы встретимся снова в Царстве Божьем…
Голос Мэй сорвался, и она, не в силах больше удержаться от рыданий, вернулась на свое место. Впрочем, мало кто в зале не плакал в эту минуту.
Никто больше не отваживался говорить, и через несколько минут к гробу потянулась цепочка людей: прощаться. Последними подошли застывшие от горя родители и младший брат Дженнифер. Они стояли у гроба долго, очень долго, глядя в спокойное юное лицо.
За ходом церемонии пристально наблюдал еще один человек, находившийся здесь не ради прощания с умершей девушкой. Когда зал опустел, Донни Фостер отодвинул портьеру, за которой простоял все это время, и неторопливо направился к гробу. Его хозяин, владелец похоронного бюро, поспешил ему навстречу.
- Какие будут распоряжения, мистер Хан-тер? - тихо спросил Донни. На голову выше своего босса, он выглядел гораздо элегантнее и представительнее.
Хантер досадливо скривился, но не Фостер был тому виной.
- Семья потребовала совершить церковный обряд у могилы и перенесла церемонию на завтра. Тело будет находиться здесь, в доме, всю ночь. Позаботься об этом.
Сам Хантер последовал за скорбящими родственниками Джен Макларен, чтобы обговорить все детали завтрашней церемонии.
Дональд Фостер медленно подошел к гробу, всмотрелся в лицо покойной. Потом вдруг воровато огляделся. Странно радостная улыбка вспыхнула на его лице и мгновенно превратилась в звериный оскал.
- Такая красивая девушка, - прошептал Фостер, сглатывая слюну.
Кончиками пальцев он ласково коснулся щеки покойной, сжал золотистую прядь, словно пробуя на ощупь ткань. Дыхание Донни участилось, глаза затуманились; с явным усилием он стер с лица ухмылку и опустил крышку гроба, отрезая тело Дженнифер от мира живых. У них двоих еще будет время… позже.
* * *
Мистер Хантер задержался на работе допоздна, чуть не до десяти часов. Сначала привезли покойника, которого ему, с помощью Донни, пришлось обмывать и одевать. Во время работы выяснилось, что запасы спирта и формалина подходят к концу. Отпустив служащего домой, Хантер сел заполнять заявки; заодно он решил привести в порядок бухгалтерские книги и документы для налогового инспектора. Что такое придирчивая налоговая инспекция, знают все, и совершенно необязательно портить с ней отношения из-за забывчивости или неаккуратности.
В общем, не удивительно, что только телефонный звонок разгневанной супруги заставил Хантера взглянуть на часы.
Хантер быстро сложил бумаги в «дипломат» и вышел через служебную дверь, заперев за собой кабинет. Осторожно, чтобы не наткнуться на что-нибудь, он направился к выходу через темный прохладный зал, где днем обмывали и гримировали покойников и где они, уже в гробах, ожидали последнего пути на кладбище.
Однако, не сделав и трех шагов, Хантер сообразил, что ключи от наружной двери лежат в «дипломате». Чертыхаясь вполголоса, Хантер подошел к рабочему столу: подвешенные над ним шкафы с химикатами имели постоянное автономное освещение.
Он все еще рылся в «дипломате», как вдруг за спиной его раздался скрип, слабый удар и шорох. Владелец похоронного бюро, в силу своей профессии, суеверным человеком не был, и первое, что подумал, - «Грабители!» Преступники ведь не обязаны знать, что он держит при себе и в конторе не больше полусотни долларов наличными. Хантер обернулся. Темнота царила почти полная; падавший из бокового коридора луч света только подчеркивал ее.
- Эй! Кто там?! - голос Хантера дрогнул, он до того разозлился на свою трусость, что даже сделал пару шагов туда, в темноту. Зал по-прежнему был погружен в тишину и мрак.
- Я спросил, кто там? - уже увереннее крикнул Хантер.
И тут он почувствовал это - осторожное движение между гробами, стоявшими в ряд на передвижных столиках. Откуда-то из темноты бесшумно поднялся человек и встал в проходе. Ни слова, ни жеста. Хантер видел только неподвижный черный силуэт, и в этой молчаливой неподвижности было нечто дьявольское. Может, игра воображения, а может, освещение довершили дело: на миг Хантеру показалось, что изломанный силуэт принадлежит самому…
Холодный пот прошиб гробовщика, и он сломя голову бросился к выключателю. Щелчок. Яркий свет залил помещение. Хантер судорожно оглянулся… - и с шумом выдохнул воздух.
- Донни! Ты что здесь делаешь так поздно? Еще дрожащими руками Хантер выудил ключи из-под вороха бумаг, закрыл «дипломат» и направился к служащему.
- Ну, Донни?
Фостер отсутствующе улыбнулся, словно смысл вопроса дошел до него с запозданием.
- Работаю.
- В такой-то час? - скептически хмыкнул босс, оглядывая его с головы до ног, и вновь вздрогнул.
В руке Фостера он увидел острые ножницы, а на стерильном полу валялись тонкие прядки белокурых волос.
- Что это? - Хантер, побледнев, кинулся к ближайшему гробу. - Ты, черт побери, чем занимаешься?
Приподняв крышку, Хантер отшатнулся. Бледное лицо Дженнифер Макларен больше не тонуло в золотистых волосах: рука Донни Фостера безжалостно обкорнала локоны покойной. Хантер в ужасе захлопнул крышку.
- Убирайся отсюда! - заорал он, срываясь на визг. - Сумасшедший! Извращенец! Убирайся! И чтоб ноги твоей здесь больше не было. Ты уволен!
Фостер не вымолвил в ответ ни слова. По-прежнему улыбаясь, он развернулся и пошел к выходу по ослепительно-белому кафельному коридору, все еще держа в руке ножницы. Владелец бюро следовал за ним по пятам.
- Смотри у меня, сейчас полицию вызову! Вон отсюда!
Но истерические вопли возмущенного Хан-тера так и не стерли радостно-чувственного ос- кала с лица бывшего служащего похоронного бюро.
Городское кладбище Миннеаполис, штат Миннесота
Шел мелкий осенний дождь, и кладбище, несмотря на все еще зеленую траву, казалось мрачным и серым. Молдера и прятавшуюся под зонтом Скалли сопровождал начальник Миннеаполисского отделения ФБР агент Бок, который и вызвал их из Вашингтона.
- Мне позвонили из городской полиции, - рассказывал Бок, - попросили, чтобы приехали из ФБР. Полицейские в шоке. Сказали, что история весьма необычная и что здесь явно не обошлось без извращенца. Он разрыл могилу и вскрыл гроб. Меня попросили посмотреть, что к чему. Будь я проклят, если чуть не шлепнулся на задницу, когда мне показали эту могилу. Я двадцать два года работаю и ни разу на нервы не жаловался, но ничего подобного еще не видел.
Они дошли до ленты, ограждающей место преступления. Мужчины поднырнули под нее, после чего Молдер поднял и придержал ленту для Скалли.
- Один взгляд на труп… - продолжал Бок. - В общем, мой приятель Шнайдер в сети обмена информацией об НЛО… Ну, вы знаете Энди?
Молдер ответил не сразу: они как раз подошли к краю разрытой могилы. То, что когда-то было женщиной, а теперь лежало в гробу, заставило Скалли отвернуться после первого же брошенного взгляда. Молдер помедлил, осматривая перевернутое изуродованное тело, остриженные клочьями волосы.
- Нет, не знаю, - наконец бросил он.
- Ну, это неважно. Так вот… Казалось, Бок может говорить без умолку до вечера, и Молдер довольно бесцеремонно прервал его.
- Почему вы вызвали именно нас?
Бок несколько смутился.
- Мне кажется, здесь не обошлось без НЛО.
- Вы считаете, что могилу раскопали пришельцы?
Ирония в голосе Молдера заставила Бока смутиться еще больше.
- А вам не кажется, что все признаки на это указывают, согласно соответствующей литературе?
- Соответствующей? - переспросил Молдер.
- Ну, как. Срезанные волосы, вырванные ногти. Примерно то же они проделывают со скотом.
Молдер осмотрел могилу еще раз, ненадолго задержав взгляд на мемориальной плите с надписью: «Катрин Энн Терл. 1976 - 1994». Потом оглянулся на Скалли, стоявшую чуть в стороне и старавшуюся дышать ровно.
- Очень не хочется вас разочаровывать, агент Бок, но не похоже, чтобы это была работа пришельцев.
- Почему вы так уверены?
- Я видел такое и раньше, когда работал в отделе преступлений, связанных с насилием. Скорее всего, здесь были какие-то извращенцы. Если вы осмотрите местность, то наверняка найдете свежие следы, ведущие к ближайшему гаражу или автостоянке.
- Вы так считаете? - скептицизм Бока был явно наигранным: ему очень не хотелось выглядеть идиотом в глазах столичных агентов.
Молдер, словно не заметив этой реплики, уверенно продолжал:
- Может быть, преступник работает неподалеку, но это вряд ли. Возможно, работает где-нибудь на другом кладбище или в морге. Скорее всего, его никогда не привлекали к суду, и поэтому в полиции нет никаких записей на него. Ну, а к НЛО подобные истории отношения не имеют.
- Значит, вы считаете, что это - людских рук дело? - еще раз уточнил Бок с упрямством, достойным лучшего применения.
- Ну, если этого изувера можно так назвать, то - да, конечно.
Молдеру и Скалли здесь больше нечего было делать: вся оставшаяся работа ложилась на оперативных работников и технических специалистов.
Напарники двинулись к воротам кладбища, где оставили нанятую машину. По дороге они не разговаривали, но, подходя к «форду», Молдер нарушил молчание.
- С тобой все в порядке, Скалли?
Чуть помолчав, Дэйна заговорила с искренним волнением:
- Молдер, я читала, конечно, дела об осквернении могил, но то, что я сегодня увидела… К такому привыкнуть невозможно.
Молдер открыл перед Скалли дверцу «форда» и с усмешкой ответил:
- Некоторые собирают солонки и перечницы, а некоторые собирают волосы и ногти. Я не понимаю, зачем они это делают, но я также не понимаю, почему нужно собирать солонки и перечницы. Так что - у каждого свои заморочки.
Он обошел машину, сел за руль и с улыбкой посмотрел на растерявшуюся Скалли.
- Молдер, - выбирая слова, проговорила Скалли, - ты на этот раз меня удивляешь.
- Это еще почему?
- Почему ты совершенно не шокирован?
- Потому, что я готовился к предстоящему зрелищу задолго до того, как мы вылетели из Вашингона.
- Так ты с самого начала знал, что эта история не связана с НЛО? - в голосе Скалли появились опасные нотки.
- Ну, скажем… подозревал, что это так.
- Мы три часа добирались сюда, - возмущенно заговорила Скалли, постепенно повышая голос. - Самолет улетает только завтра вечером. Если ты подозревал, то какого…
Она не закончила фразу: напарник, лукаво улыбаясь, жестом фокусника извлек из кармана две розовые картонки.
- «Викинги» против «Краснокожих», - тоном профессионального соблазнителя пропел Молдер. - У нас с тобой сороковой ряд. Ты и я. Матч финала.
Скалли вздохнула - и улыбнулась в ответ.
Магазин «Холодильник»
Твин-Ситиз, округ Миннеаполис
Секретарша мистера Фичичелло дочитала анкету и подняла глаза на очередного претендента на рабочее место. Конечно, решение принимает босс, но за восемь лет совместной работы он привык перекладывать подобные мелочи на нее; потом он просто спросит ее мнение обо всех кандидатах - и согласится.
- Что ж, мистер Фостер, все заполнено правильно, но есть несколько дополнительных вопросов, связанных с характером будущей работы. Как хорошо вы знаете Твин-Ситиз? Вы жили здесь раньше?
- Да, я здесь вырос. Правда, меня не было в родных краях несколько лет.
Дональд Фостер располагающе улыбнулся секретарше. Его улыбка была приятна молодой женщине. Кандидат явно старался понравиться ей, но делал это с таким тактом и изяществом, что отнюдь не казался навязчивым.
- Где вы работали до сих пор?
- Я работал косметологом, специалистом по гриму и волосам.
- О, как интересно, - с легким сомнением протянула секретарша.
Дональд уловил нотку недоверия и снова улыбнулся.
- Извините за нескромность, но у вас очень приятная губная помада. «Индейское лето», да?
- Да, совершенно верно, - расцвела девушка. Этот мужчина определенно мил! Она еще раз просмотрела анкету.
- Итак, вы хотите стать у нас рассыльным?
- Если для этого требуется учиться, - сразу посерьезнел Дональд, - то я готов. Я уже проходил повышение квалификации.
- И что же вы изучали? - Секретарша приготовилась вписать ответ в анкетный бланк.
- Сравнительный анализ религий.
- А вы сами - религиозный человек, мистер Фостер?
- О, да. Очень религиозный, мисс. э-э…
- Можете называть меня Мерилин, Дон-ни. Скорее всего, нам предстоит работать вместе, так что церемонии ни к чему.
- Очень приятно, Мерилин.
Они вновь обменялись улыбками, потом секретарша нерешительно оглянулась на застекленную стену кабинета шефа. Мистер Фи-чичелло беседовал с кем-то по телефону; судя по отчаянной жестикуляции, разговор поглощал все его внимание. Мерилин заговорщически наклонилась к Фостеру.
- Вы знаете, Донни, - сказала она, понизив голос, - скорее всего, мне не стоит этого говорить… Вам не помешает знать…Ну, мистер Фичичелло очень любит религиозных людей.
Дональд вопросительно вскинул бровь.
- Он гордится честностью своих работников, прежде всего, - пояснила секретарша.
- Понимаю. Мерилин… вы не могли бы добавить это в мою анкету? Я как-то упустил из виду.
- Хорошо, я припишу, что вы очень религиозный человек.
Мерилин подмигнула; в глазах ее плясали веселые чертики. Дональд поднялся, пожал ей руку.
- Большое вам спасибо, Мерилин, за помощь… в заполнении анкеты. Всего доброго.
- Я позвоню, как только будут новости. Удачи, Донни!
Региональное отделение ФБР Миннеаполис, Миннесота
Начальник отделения Бок с мрачным видом мерил шагами свой кабинет, время от времени поглядывая на экран телевизора. Передавали футбольный матч: «Викинги» против «Краснокожих». Но мысли Бока были далеко от игры. Единственный раз его губы тронула усмешка, хотя глаза остались холодными: Бок испытал мелочное удовольствие, отзывая залетных гостей с этого самого матча. Вообще, руководители ФБР на местах традиционно не любили вашингтонских агентов. Те еще штучки! Приедет такой, и все ему вынь да положь прямо сейчас. На все смотрит свысока, ни малейшего уважения к местным агентам, которые и здешние условия лучше знают, и ухитряются добиваться неплохих результатов минимальными силами и средствами.
Услышав шаги в коридоре, Бок повертел в руках дистанционный пульт и решил все-таки не убирать изображение. Он только отключил звук, но не раньше, чем в кабинет вошли раздраженные Молдер и Скалли. Бок бросил пульт на стол и поспешил навстречу коллегам.
- Простите, что пришлось отозвать вас с матча, - лицемерно вздохнул начальник отделения, - но осквернен еще один труп.
- Работники морга в курсе? - сразу же среагировала Скалли.
- Да, - кивнул Бок, готовый к этому вопросу, и протянул девушке папку. - Здесь фотографии и предварительное заключение экспертов.
Скалли отошла к окну, поближе к свету, и открыла папку. Несколько минут она стояла, переворачивая шуршащие страницы, и с каждой новой фотографией все больше бледнела. Между тем Бок докладывал Молдеру:
- Тот, кто разрыл могилу, срезал прядь волос чем-то очень острым…
- Что же это за тип такой? - пробормотал Молдер.
- Ну, - словоохотливо откликнулся Бок, - некоторые убивают в пьяном виде…
- Это не удивительно, - прервал его Молдер. - Сколько у нас оскверненных трупов?
- Три за последние два дня.
- Что еще вы можете сказать про осквернение могил?
Бок пожал плечами.
- Modus operandi практически одинаков. У трупов были срезаны волосы. У третьего еще и вырваны ногти. Похоже, это было сделано очень-очень остроносыми плоскогубцами.
Скалли бросила папку на стол и молча вышла, почти выбежала из кабинета. Мужчины проводили ее понимающими взглядами и вернулись к разговору.
- Что ж, - начал Молдер, - надо действовать. Составьте записку только для нашего отделения. Предупредите всю полицию в городе и округе, объявите розыск.
Начальник отделения сел за стол, деловито придвинул к себе стопку чистой бумаги.
- Что им сказать?
- Что им придется иметь дело с разгоняющимся фетишистом.
- Кем-кем?
- Фетишистом, - отчетливо повторил Молдер. - Пусть проверят похоронные бюро, кладбища, морги и тому подобные заведения. В прессу должна попасть версия, предупреждающая о возможном маньяке-убийце.
Бок недовольно отложил ручку. Все обернулось, как он и ожидал: не успел этот Молдер приехать, как уже начинает давать ценные указания. Невредно бы его одернуть, дать понять, что он не у себя дома.
- Здесь не Нью-Йорк, агент Молдер, - заявил Бок. - Здесь люди все еще держат двери незапертыми по ночам. Они перепугаются.
- Но для прессы вовсе не обязательно сочинять леденящие душу статьи, - возразил Молдер.
- Зачем вооружать народ, если этот тип нападает только на мертвых? Мы только спровоцируем ненужную панику.
- Потому что, скорее всего, он пойдет дальше. Трупы ему могут и надоесть. А как только он попробует теплого человеческого тела, он войдет во вкус и захочет еще.
Бок поморщился от брезгливости и досады: похоже, Молдер пропустил его намек мимо ушей.
- Может быть, вы жили на севере, в относительной изоляции, слишком долго.
- Что вы хотите этим сказать? - Молдер сел к столу и пристально посмотрел в глаза начальника отделения.
- Мистер Молдер, вам не кажется, что вы слишком даете волю фантазии? В Милуоки, когда ловили маньяка-убийцу, люди удивлялись, почему полиция возилась так долго? Ведь все же знали, что он убивал только маленьких мальчиков. И вообще, никто не мог поверить, что это правда. Все считали это газетной уткой.
- Если вы поймаете этого типа раньше, чем он убьет кого-нибудь, - зло отчеканил Молдер, - тогда я с вами соглашусь. Причем с искренней радостью. А пока забудьте, что у меня слишком богатая фантазия, и делайте, как я советую.
- Вы прекрасно знаете, - пошел на попятную Бок, - что у нас не хватает ни опыта, ни людей, чтобы вести следствие достаточно оперативно. В субботу мне и вовсе никого не найти. Может быть, только в понедельник или во вторник мы приведем в порядок, так сказать, наши войска.
Скалли услышала эту тираду на подходе к полуоткрытой двери кабинета и нерешительно остановилась. Сейчас ее присутствие явно не требовалось, да она и не хотела никого видеть. После просмотра фотографий ее затошнило и долго выворачивало в туалете наизнанку. Теперь желудок Скалли был пуст. Мятные таблетки кое-как помогли справиться с тошнотой, но перед глазами до сих пор стояли четкие черно-белые фотографии. Высокое качество снимков безжалостно подчеркнуло самые отвратительные детали, при одном воспоминании о которых Скалли передернуло.
Она присела на жесткий стул у самой двери. Нет, ей не хотелось заходить в кабинет и позволять мужчинам видеть ее бледность… и страх. Да, она, патологоанатом, вскрывшая десятки трупов в самом разном состоянии, агент ФБР, попадавшая черт знает в какие переделки, - она боялась. Ее пугало то, что мотивы преступления оставались непонятны, выходили за рамки человеческих представлений о мире. Обычный преступник, пусть даже убийца, руководствуется какими-то свойственными человеку мотивами. Корысть, страх разоблачения… Его можно если не простить, то понять. Этот же… человек? Монстр? Это существо было непостижимо и отвратительно.
Размышления Скалли прервал Молдер, выглянувший из кабинета.
- Нам придется немного здесь поработать, - виновато сказал он. - Надо отменить обратный рейс.
Скалли ничего не ответила, и Молдер наклонился, внимательно вглядываясь в ее лицо.
- Скалли? - Голос Молдера был ласков и тревожен.
- А? Да, хорошо.
- Ты в порядке, Скалли?
- Со мной все о'кей, - твердо заявила она.
Молдер не очень-то поверил. Он даже помедлил- но потом пожал плечами и вернулся в кабинет. А Скалли прикрыла глаза и еще долго сидела на жестком неудобном стуле.
Когда Бок и Молдер вышли в коридор, она рке почти пришла в себя.
- Я уже отменил наш заказ на билеты, - сообщил Молдер. - Мистер Бок распорядился, чтобы нам подготовили приличный кабинет. Пойдем, посмотрим.
Оказалось, им и вправду выделили приличный кабинет, предоставили компьютеры и доступ ко всем архивам полиции и ФБР. Напарники разделили между собой направления поиска и уткнулись в экраны. Около девяти вечера Молдер оторвался от вороха полицейских сводок и отчетов о нападениях на женщин.
- Скалли, тут слишком много всего, и непонятно, как найти нашего клиента. Что у тебя вырисовывается с психологическим портретом преступника?
- Видишь ли, - устало вздохнула Скалли, - полного психологического описания фетишиста как модели личности не существует. У всех людей эротические фантазии отличаются от реального поведения. Мания - это результат неправильной шкалы ценностей, уклонение от культурных норм, социальной морали. У психологов есть кое-какие разработки, я подобрала наиболее вероятные, но… Предположительно, преступник - белый мужчина, интеллектуальный коэффициент средний или выше среднего. Задокументированы случаи фетишизма, когда IQ преступника превышал 150. Это все, что можно сказать на данный момент.
Молдер мотнул головой, давая понять, что принял информацию к сведению. И занялся архивными делами на всех фетишистов, попадавших в поле зрения полиции и находившихся сейчас на свободе. Скалли же вернулась к своим записям:
«Патология возникает на стадии фантазий и прогрессирует до стадии действия, поступка, включая, в ряде случаев, убийство. Агент Молдер считает, что, начав убивать, преступник неминуемо будет наращивать темп. При этом сам процесс убийства станет отвлекающим моментом, маскирующим глубинный мотив. Конечно, по-человечески проще поверить, что это дeлo рук пришельцев или НЛО, как это делает агент Бок, но это, к сожалению, не так».
- Скалли, - позвал Молдер- У тебя лучше получается, помоги ввести программу.
Скалли пересела за его компьютер.
- Я туг прикинул параметры поиска. Пусть эта техника сама отбирает подходящие объекты.
- А зачем еще она нужна? - пожала плечами Скалли и придвинула клавиатуру.
Твин-Ситиз, округ Миннеаполис
Донни Фостер, никуда не торопясь, ехал по ночному городу. Яркий свет неоновых вывесок бросал цветные пятна на белый капот его машины. Фостер с интересом поглядывал по сторонам: какие перемены произошли в городе за время его отсутствия? Этот район был ему и вовсе не знаком. Донни свернул на боковую улицу и притормозил.
Здесь вовсю кипела ночная жизнь. Нетрезвая компания вывалилась из обшарпанных дверей паба и со смехом и песнями двинулась по улице; юная парочка страстно целовалась на углу, не замечая окружающих. Но самое главное - Фостер задержал дыхание - у края тротуара стояли вызывающе одетые девушки. Яркий макияж, высокие каблуки, короткие юбки, полностью открывающие роскошные ноги в черных чулках. На глазах у Донни к девушкам подвалил подержанный черный «воль-во», и худенькая брюнеточка, перекинувшись с водителем парой слов, впорхнула в машину и укатила.
Донни аккуратно перевел машину в левый ряд, снизив скорость до минимума. Девочки моментально почуяли клиента. Они наклонялись, заглядывая в медленно проезжающий «седан» и позволяя водителю разглядеть себя. Посмотреть было на что: незастегнутые блестящие куртки распахивались, открывая символические топики и прозрачные кружевные блузки, а под ними…
Но как раз это Донни не интересовало. Он рассматривал девушек и искал, искал… Вот!
Чуть ли не последней стояла эффектная пара: блондинка в черном и брюнетка в красной коже с длинной бахромой на рукавах. Блондинка. Ее волосы такие золотистые и вьющиеся - наверняка обесцвеченные, но очень похожие на волосы той бедной девочки, Дженнифер. Донни сам не заметил, как остановил машину, он уже ничего не замечал, кроме золотистых кудрей… Опасно, его же видели здесь, могут опознать!
Проститутка, придерживая сумочку, наклонилась еще ниже. Какие ноготки!
- Привет! - улыбнулась она, и на Донни пахнуло мятой.
Девушка жевала резинку, что не мешало ей улыбаться во весь рот, показывая ровные белые зубы.
- Привет! - выдавил из себя Фостер. Раньше ему почти не приходилось снимать девочек, только за компанию с приятелями. Но эти волосы… Проститутка заметила его смущение и пришла на помощь:
- Девочку себе ищешь?
- Д-да.
- Ну, - предложила блондинка, - давай за угол заедем.
- Вообще-то, - уже смелее пояснил Фос-тер, - я хотел девочку на пару часов.
- Да? - заинтересовалась девушка, уже прикидывая цену. - А поподробнее?
Они сговорились быстро, - потому что Дон-ни не стал торговаться. Через несколько секунд проститутка уже садилась рядом с Донни, пристраивая на коленях сумочку.
- Как тебя зовут? - бросил Донни, выруливая на знакомую улицу.
- Бетти. А тебя?
- Донни.
Девушка выжидающе взглянула на клиента, но тот явно не был настроен вести пустые разговоры. До дома доехали в молчании.
Фостер снял в недорогом мотеле домик, стоящий далеко от дороги, и был уверен, что их никто не потревожит. Он открыл дверь и пропустил девушку вперед. Уходя, он забыл выключить свет, и можно было не бояться наткнуться в темноте на стену. Бетти настороженно озиралась. Стандартная обстановка, мотель, только вот ничуть не теплее, чем на улице, а девушка и так замерзла в ожидании клиента. Она обхватила руками плечи и повернулась к Фостеру, возившемуся с замком.
- У тебя здесь нет обогрева? Холод собачий. Донни наконец закрыл дверь и с сожалением развел руками.
- У меня здесь только принудительная вентиляция, но она сломалась.
Несколько мгновений Фостер помолчал, разглядывая девушку, так что ей стало неуютно под тяжелым взглядом.
- Я хотел бы, чтобы ты помылась. Сейчас приготовлю ванну.
Он прошел в глубину дома. Щелкнул выключатель, и Бетти услышала через незапертую дверь шум льющейся воды. Девушка аккуратно положила сумочку на диван, не забыв переложить в карман куртки упаковку презервативов. Снова огляделась.
Странно, вроде ничего особенного, комната как комната, а ее дрожь пробирает. Может, потому, что так холодно? Или это от напряженной тишины, разбиваемой только шумом воды в ванной? Ни музыки, ни гула автомобильных моторов за окном: домик-то на отшибе. Проститутка передернула плечами и пошла в ванную комнату; пора было приступать к работе. Перестук ее каблучков эхо разнесло по всему дому.
Донни сидел на краю ванны, манипулируя кранами. Ванна уже почти заполнилась, над водой стояла высокая шапка пены.
- У тебя волосы чистые? - Не оборачиваясь, спросил Донни.
- Что? - растерялась Бетти.
- Тебе не нужен шампунь для волос, обработанных химически? - терпеливо спросил Донни.
- Ты что… хочешь, чтобы я голову помыла? - еще раз переспросила девушка.
- Ну, если это что-то необычное, - пожал плечами Фостер, - я готов заплатить сверху.
- Меня никто никогда еще об этом не просил, - фыркнула проститутка, но от денег не отказалась и начала раздеваться.
Отработанным до автоматизма движением она поставила ногу в шнурованной туфельке на краешек стула и неторопливо, чтобы не поцарапать лак на ногтях, занялась узлом. Брошенный на клиента взгляд из-под ресниц подтвердил, что дело на мази: глаза горят и не отрываются от ножки.
А Донни не отрывал взгляда от ногтей, выкрашенных темно-красным лаком. Такие маленькие, изящные и ухоженные! Такой изысканной миндалевидной формы! Они напомнили Фостеру лепестки пиона, из самой серединки цветка; Донни нестерпимо захотелось лизнуть каждый из них, ощутить кончиком языка их безупречную гладкость… Донни сглотнул комок в горле, но только собрался сказать что-то, как в спальне требовательно зазвонил телефон.
Фостер резко встал; выходя, бросил:
- Я прошу прощения. Справишься сама?
- Ага, - кивнула девушка с некоторым разочарованием. Ей нравилось раздеваться в присутствии мужчин, а этот клиент был заметно лучше, чем обычная клиентура. Молодой, симпатичный, хорошо сложенный. Повезло ей сегодня !
Бетти разделась уже без всякой томности, разложила одежду на стуле. Ничего, парень не долго задержится у телефона. Она еще наверстает свое, когда будет принимать ванну у него на глазах. Уж она-то его заведет! Только волосы пока мочить не стоит. Может, он все-таки откажется от своей дурацкой идеи с мытьем головы? Деньги, конечно, лишними не бывают, но уж слишком здесь холодно, мурашки по коже бегут. Чего только не приходится делать! В конце концов, бывают фантазии и похуже. Бетти обреченно вздохнула и полезла в ванну.
Фостер шел к телефону, не особенно торопясь и пытаясь сообразить, кто бы мог ему позвонить так поздно? Вероятно, ошиблись номером, но как некстати!
- Алло! - недовольно бросил он в трубку.
- Алло… - Смущенный женский голос, и как будто знакомый. - Это мистер Фостер?
- Да, я слушаю.
- Добрый вечер, это Мерилин. Помните, вы устраивались на работу к нам в «Холодильник»? Простите, что я так поздно вам звоню, - торопливо извинилась секретарша, - но это срочно. Я хочу сказать, что вы наняты, мистер Фостер. Мистер Фичичелло хочет, чтобы вы начали работать завтра же.
В это мгновение до спальни донесся приглушенный закрытой дверью женский визг и плеск воды.
- Господи, мало того, что холод собачий, так еще и вода холоднющая, как лед!
В спальню ворвалась разгневанная Бетти, пытаясь завернуться в махровое голубое полотенце. Про себя Фостер отметил, что этот цвет очень идет к ее волосам. Посреди комнаты девушка остановилась и огляделась в недоумении. Спальня меньше всего походила на любовное гнездышко. Зеркала затянуты черным крепом, тонкие восковые свечи… Задрапированная белым шелком кровать напоминала скорее… смертное ложе? И везде цветы, цветы, цветы - вплетенные в темнохвойные венки с траурными лентами. «Покойся в мире», «Мы любили тебя»…
- Господи, - побелевшими губами пробормотала девушка. - Что ты за извращенец такой? О, Господи!
Под пристальным взглядом Донни она медленно, шаг за шагом отступала назад, пока не уперлась спиной в дверь. Там Бетти и застыла, судорожно ловя воздух ртом, а глаза мужчины гипнотизировали ее, пригвождали к двери. Оба молчали, и каждая секунда тишины была, как ком земли, падающий на крышку гроба. Девушка пыталась крикнуть, чтобы разбить эту давящую тишину, но голос не повиновался ей.
- Мистер Фостер? - окликнули по телефону.
- Да, - совершенно спокойно отозвался Донни, не отрывая взгляда от смертельно перепуганной проститутки. - Я замолчал от неожиданности. Это прекрасная новость. Огромное вам спасибо, Мерилин! Увидимся завтра. Может быть, пообедаем вместе? Хорошо, завтра и поговорим. Всего доброго!
С этими словами Фостер положил трубку.
- А теперь - ты, - нежно сказал он девушке и замолчал на несколько бесконечных секунд. Потом шагнул к ней.
- Близко ко мне не подходи, - прошептала Бетти помертвевшими губами. Она вцепилась в полотенце так, словно оно могло ее защитить.
Еще шаг.
- Я серьезно. Не смей до меня дотрагиваться! - сорвалась она на визг.
Еще шаг.
Девушка попятилась в коридор.
- Отойди от меня! Отойди!
Снова наткнувшись на стену, Бетти вздрогнула, и тут сковавший ее паралич внезапно прошел. Забыв об отсутствии одежды, девушка кинулась к выходу, а Фостер ровными неторопливыми шагами шел за ней. Ключа в замке не было…
Дикий крик загнанного в ловушку зверя пронесся по пустому дому.
Донни Фостер не был садистом. Он был очень аккуратным и осторожным человеком. Он также не любил, чтобы ему мешали в самые интимные моменты.
Крик не повторился.
Твин-Ситиз, Миннеаполис
Обнаружил труп и вызвал полицию какой-то бродяга. Голос его прерывался; казалось, бедняга настолько пьян, что еле ворочает языком. В другое время дежурный оператор даже не стал бы поднимать тревоги, сообщил бы патрульной машине, без особой спешки, - и все на этом. Но федералы здорово накрутили начальство насчет маньяка, который вроде бы должен вот-вот появиться, и начальство, в свою очередь, приказало на подобные вызовы срочно высылать машины и поднимать по тревоге все силы. А уж когда до места добрался первый патруль…
Прибывшие машины припарковали на краю пустыря так, чтобы осветить фарами страшную находку. Один из офицеров полиции допросил дрожащего бродягу, ничего стоящего не узнал, но все же отнесся по-доброму, даже нашел для него выпивку. Правда, после того, как сам сходил взглянуть на тело, и пожалел, что не имеет права сам выпить на службе.
Когда на место происшествия прибыли Молдер, Скалли и Бок, у ограждающей ленты уже толпилась кучка любопытных, к счастью небольшая, благодаря позднему времени. Спотыкаясь на неровной земле (свалка мусора здесь запрещалась, но кого это когда-либо останавливало?), сотрудники ФБР побрели к трупу.
- Ждут кого-нибудь, кто мог бы опознать убитую, - сообщил Бок, уже переговоривший с полицейскими. - С учетом района, где мы находимся, я рискну предположить, что она - работала на улице. Да вот, кажется, кого-то рке нашли.
Агенты остановились, вглядываясь в суетящуюся у ограждения толпу. Патрульный провел за ленту симпатичную брюнетку в красной кожаной куртке. На своих высоких каблуках она спотыкалась чуть не на каждом шагу, и полицейский поддерживал ее с вежливой твердостью.
Они подошли к телу, укрытому окровавленной простыней. Девушка опять оступилась, чуть не сломав каблук.
- Осторожно, детка, - и патрульный дал знак коллеге, дежурившему у трупа, откинуть край простыни.
- Боже ты мой! - выдохнула девушка, когда лицо жертвы открыли, и тут же залилась слезами. - Бетти… О, господи! Кошмар!
Она разрыдалась, отвернувшись от изуродованного тела. Полицейский бережно обнял девушку за плечи и повел к машине, уговаривая успокоиться. Не похоже, что это помогало. Теперь бедняжку повезут в отделение ФБР, где допросят и окажут медицинскую помощь, если понадобится. И до того момента, как маньяка поймают, девушка будет находиться под негласной охраной ФБР, как единственный свидетель, способный узнать преступника в лицо.

Читать книгу дальше: Картер Крис - Секретные материалы - 213. Неотразимый